О признаках понятия «плагиат» в авторском праве | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что суд первой инстанции обоснованно решил, что А.И. Цветковым не было нарушено законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

Во-первых, суд указал на то, что А.И. Цветков был вправе использовать полностью или частично в своих агитационных материалах указанные произведения, поскольку на это было получено письменное согласие сына В.С. Высоцкого – Н.В. Высоцкого, и по этой причине согласился с выводом суда первой инстанции о том, что использование произведения с согласия правообладателя не требует обязательного указания имени автора и источника заимствования.

Кроме того, принимая во внимание, что названным разрешением А.И. Цветкову было предоставлено право использования произведения В.С. Высоцкого «Мне судьба – до последней черты, до креста…» как полностью, так и частично, является обоснованным вывод суда и о том, что фраза «Александр Цветков: Я не буду скользить, словно пыль по лучу!», содержащая фрагмент произведения «Не буду скользить, словно пыль по лучу», информирует читателя о том, что А.И. Цветков разделяет взгляды В.С. Высоцкого и не изменяет содержание указанного произведения.

Судом также был отклонен довод заявителей о том, что А.И. Цветковым было допущено нарушение права автора на имя.

Оценив содержание статьи «Александр Цветков: Я не буду скользить, словно пыль по лучу!», суд первой инстанции установил, что в заключительной части статьи приведен фрагмент произведения В.С. Высоцкого «Мне судьба – до последней черты, до креста…» (1977 г.) начиная со слов «Я до рвоты, ребята, за вас хлопочу!» и заканчивая словами «Но не буду скользить, словно пыль по лучу», который со ссылкой на авторство В.С. Высоцкого содержит все части произведения, использованные по отдельности в заголовке и тексте статьи, а также информацию в тексте публикации о том, что В.С. Высоцкий является любимым поэтом А.И. Цветкова.

Основываясь на таких обстоятельствах, Судебная коллегия согласилась с выводом суда о том, что фраза «Александр Цветков: Я не буду скользить, словно пыль по лучу!» приведена в тексте публикации с целью информирования читателей о следовании А.И. Цветкова принципам и нормам поведения, о которых идет речь в вышепоименованном произведении В.С. Высоцкого, что не свидетельствует о присвоении авторства указанного произведения А.И. Цветковым и нарушении права автора на имя (определение Верховного Суда РФ от 7 сентября 2013 г. № 8-АПГ13-18).

С такими выводами судов трудно согласиться.

Как видим, суды посчитали, что нет оснований утверждать о присвоении права авторства на фразу (строфу), хотя она и приведена без указания имени автора, если при этом указан автор произведения, из которого взята данная фраза.

Действительно, фраза «Я не буду скользить, словно пыль по лучу!» взята из содержащегося в статье фрагмента стихотворения, автор которого указан – В.С. Высоцкий. Поэтому говорить о присвоении авторства на этот фрагмент оснований нет. Но отсюда не следует, что использование (воспроизведение) в статье, в частности в ее заглавии, отдельной строфы из стихотворения возможно без указания ее автора.

Если следовать позиции суда, то если бы, к примеру, спорная статья состояла из одних только строф из этого фрагмента стихотворения без указания их автора, то и в этом случае нельзя говорить о присвоении права авторства поэта на эти строфы.

Стихотворение В.С. Высоцкого под названием «Мне судьба – до последней черты, до креста…» содержит строфу «Но не буду скользить, словно пыль по лучу». Статья имеет название «Александр Цветков: Я не буду скользить, словно пыль по лучу!»

Также возникает вопрос: почему при рассмотрении дела было оставлено без внимания то обстоятельство, что статья «Александр Цветков: Я не буду скользить, словно пыль по лучу!», содержащаяся в агитационной газете, была написана не А.И. Цветковым, а другим автором – В. Горшковым? По этой причине претензии, содержащиеся в этой статье, о возможном нарушении авторских прав, в частности права авторства на произведение В.С. Высоцкого, А.И. Цветковым не имеют под собой никаких оснований. Ведь закон ясно говорит, что если не указан автор при использовании произведения, то автором этого фрагмента (произведения) является лицо, создавшее произведение.

На наш взгляд, только если при каждом случае цитирования произведения другого автора цитируемые части выделены в тексте, например, кавычками, при этом также указаны как автор, так и источник заимствования (название произведения), можно говорить о полном соблюдении правил, установленных п. 1 ст. 1274 ГК РФ.

Теперь вернемся к ранее поставленному вопросу: можно ли вообще – фактически или в правовом смысле присвоить право авторства?

Полагаем, мало кто сомневается в том, что право авторства, как и любое субъективное право, невозможно фактически (физически) присвоить, т. е. отнять у подлинного автора, – оно по своей природе нематериально, неразрывно связано с личностью его носителя.

Слово «присвоение» подразумевает, что подлинный автор лишается права авторства на созданное им произведение, что, конечно, не так. Ведь закон прямо говорит, что это право неотчуждаемо от личности творца, а значит, и в правовом смысле оно не может быть никем присвоено.

Действительно, трудно вообразить, как вообще можно присвоить авторство подлинного автора. Если автор осуществил свое право авторства, т. е. объявил (признал) себя автором произведения, то он не может утратить это право, если кто-то еще также объявит себя автором этого же произведения, но возможно «параллельно» объявить себя автором этого же произведения. Из этого ясно, что плагиатор не заменяет и не может заменить, но «заслоняет» собой фигуру подлинного автора. Поэтому можно согласиться с тем, что присвоение авторства «приводит к искажению информации о физическом лице, чьим творческим трудом создан результат интеллектуальной деятельности [курсив мой. – В.В.]».

Отличие права авторства создателя произведения от «права авторства» иного любого лица (плагиатора) состоит в том, что авторство может быть признано творцом по установлению закона – по факту создания произведения. Плагиатор же не присваивает чужое право, но также признает свое авторство на произведение, которое не является результатом его мыслительной деятельности, т. е. в отсутствие юридического факта – создания им произведения, а значит, незаконно, ведь jus ex injuria non oritur («право не может возникнуть из правонарушения»).

Исходя из этого даже если допустить, что объектом присвоения может быть «авторство», то правильнее было бы говорить не о присвоении авторства, а о признании под своим именем права авторства на чужое произведение, что фактически возможно всяким и каждым, кто противостоит фигуре подлинного автора, т. е. возможно одновременное безосновательное объявление об авторстве на одно и то же произведение (чужое) целым рядом иных лиц («авторов»).

Само выражение «присвоение права авторства» как бы подразумевает «движение» права авторства, которое становится похоже на ту реку, которая, «как уверяет нас философ, стоит на месте, убегая вдаль» (Б. Пастернак, «Горбунов и Горчаков»).

В литературе высказывается мнение, что «присвоить само авторство как личное нематериальное благо, разумеется, невозможно, поэтому под присвоением авторства понимается выдача чужого произведения или записи исполнения за свое(ю)».

Но что следует понимать под выдачей чужого произведения за свое?

Если исходить из значения слова «выдавать» – назвать своим (словарь Даля), то присвоение авторства заключается в объявлении чужого произведения своим, т. е. созданным якобы собственным творческим трудом. В таком подходе есть правильная мысль: право авторства на чужое произведение не может быть присвоено, но об авторстве на это произведение может быть объявлено (признано) иными лицами.

Итак, как в силу своей природы, так и по установлению закона право авторства невозможно присвоить, и по этой причине применение термина «присвоение» к праву авторства не видится удачным и не должно применяться при характеристике понятия «плагиат». Также не представляется возможным согласиться с тем, что плагиат направлен не только на право авторства, но и на исключительное право на произведение.

9