О признаках понятия «плагиат» в авторском праве | Страница 5 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Если следовать взгляду О.С. Иоффе, при этом допуская, что мысль Репина понята неким лицом правильно, то в случае ее выражения этим другим лицом теми же средствами, но в своей форме, без использования образов, созданных Репиным, его картина (произведение) должна быть признана плагиатом. С таким выводом не представляется возможным согласиться.

Мысли, идеи авторским правом не охраняются (п. 5 ст. 1259 ГК РФ), и поэтому «присвоение содержащихся в произведении идей, принципов, заимствование фактов, если их использование происходит в новой форме, не считается плагиатом».

Итак, во-первых, сами мысли, изложенные автором в той или иной объективной форме, присвоить невозможно, их можно только усвоить; во-вторых, авторские права по установлению закона на них не распространяются.

Суды по этому вопросу занимают твердую позицию и не признают заимствование идей нарушением авторского права. Так, например, по одному спору суд пришел к выводу о том, что сам по себе метод диагностики может использоваться, не подлежит правовой защите, однако любые творческие умозаключения, сделанные при использовании этого метода, облеченные в письменную форму, становятся литературным произведением науки и в этом качестве подлежат правовой охране (решение Сухоложского городского суда Свердловской области от 17 февраля 2011 г. по делу№ 2-30/2011).

То же не раз повторяли и другие суды: «заимствование идеи не может быть признано нарушением авторского права, поскольку согласно п. 4 ст. 6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» на идеи авторское право не распространяется» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 октября 1999 г. по делу № А56-12784/99); «присвоение авторства идей, высказанных ранее в научных произведениях других авторов, не влечет юридической ответственности» (апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 28 января 2014 г. по делу № 33-378/2014); использование идеи, концепции нарушением авторского права в смысле п. 5 ст. 1259, п. 3 ст. 1270 ГК РФ не является (постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 мая 2015 г. по делу № А-40-84902/2014).

Однако в практике судов можно найти и иной подход, допускающий возможность присвоения мыслей (идей). В одном деле суд, указав на то, что доказательств заимствования идеи об использовании в качестве эпиграфа цитаты Библии именно у истца суду не представлено, только поэтому отказал в защите авторских прав на идею. Из этого можно заключить, что суд посчитал саму по себе идею охраняемой правом (решение Промышленного районного суда г. Смоленска от 15 октября 2013 г. по делу № 2-1991/2013).

Может ли быть объектом присвоения непосредственно труд (мыслительная деятельность) создателя произведения?

В доктрине высказывалось мнение, что «сущность плагиата заключается в присвоении себе чужого литературного или художественного труда, в выдавании его за свой собственный». Такого же взгляда придерживается М.Н. Малеина, полагая, что «право авторства может быть нарушено путем присвоения одним лицом творческого труда другого».

И в судебной практике встречается такая позиция. Так, в одном деле суд пришел к выводу, что только в случае присвоения интеллектуального труда автора можно говорить о нарушении его авторских прав (решение Промышленного районного суда г. Смоленска от 15 октября 2013 г. по делу № 2-1991/2013).

Предложенное толкование сущности плагиата представляется нам ошибочным, поскольку саму по себе мыслительную деятельность присвоить невозможно. По-видимому, приведенный выше вывод все-таки касается экономической сущности плагиата, но тогда точнее было бы говорить о присвоении результата творческого труда, а не самого по себе труда творца. Так, например, Н.Ф. Анохина, рассматривая плагиат с позиций теории социального паразитизма, считает его одним из видов интеллектуального тунеядства, т. е. осознанным бесплатным присвоением личностью продуктов чужой интеллектуальной деятельности и права авторства на них в целях получения доступа к материальным и нематериальным благам.

Выражение «присвоение результатов творческого труда» встречается и в решениях судов по спорам о плагиате (решение Сухоложского городского суда Свердловской области от 17 февраля 2011 г. по делу № 2-30/2011).

Но возможно ли в правовом смысле присвоение результата творческого труда автора, т. е. произведения?

Так, высказывается мнение, что «плагиат – присвоение и использование без ссылки на автора (авторов) более третьей части чужого… произведения, при условии, что текста автора вдвое меньше против ссылок из чужого произведения», «незаконное присвоение результата умственного труда другого лица», из которого следует, что объектом присвоения является произведение (или его часть).

Похожей позиции придерживается Д. Липцик, утверждая, что «плагиат заключается в полном или частичном присвоении оригинальных элементов, содержащихся в чужом произведении, и в их представлении в качестве своих собственных», если, конечно, ученый под «оригинальными элементами» понимает часть произведения, обладающую творческим характером и потому являющуюся самостоятельным объектом авторского права.

О.С. Иоффе также полагал, что плагиатом является «присвоение чужого произведения».

Убежденным сторонником такого подхода является С.А. Судариков: «Плагиат означает присвоение чужого произведения, исключительных и личных неимущественных прав, прежде всего права авторства. Следует подчеркнуть, что при плагиате чужое произведение или его часть присваиваются, т. е. плагиат является хищением объекта авторского права, или литературным воровством».

Что поражает в этом подходе, так это утверждение, что плагиат – это хищение произведения (литературное воровство). Автор, похоже, упускает из виду то обстоятельство, что произведение – это далеко не то же самое, что вязанка дров. Даже по своей сути плагиат не «постыдное похищение» (А.С. Пушкин), а скорее обман, т. е. ложное представление о чем-нибудь (словарь Ожегова).

Представленная точка зрения видится небезупречной и расходится с господствующим в науке взглядом, не признающим возможность присвоения произведения.

Попробуем обосновать, почему позиция, согласно которой плагиат означает присвоение чужого произведения, противоречит действительности, да и закону.

С нашей точки зрения, которую мы уже ранее высказывали, произведение – это мысль в определенном самостоятельном (индивидуальном) изложении автором в объективной форме, которая и подлежит охране авторским правом. Тогда, следуя приведенной выше позиции ученых, плагиат состоит в присвоении формы, в которой выражены мысли автором, представляющей собой неосязаемый объект – «вылившееся из души выражение» (Н.Г. Чернышевский).

Говорить о присвоении произведения было бы можно в том случае, если бы автор обладал правом собственности на внешнюю форму своего творения. Но произведение не вещь, оно не может переходить из рук в руки, поэтому невозможно говорить о физическом присвоении внешней формы (произведения). На это прямо указывает закон в и. 4 ст. 129 ГК РФ.

По этой причине нельзя согласиться с теми авторами, которые полагают, что плагиат – это присвоение (похищение) произведения. Бесспорно, на произведение амбарный замок не повесишь, но из этого не следует, что его можно присвоить. Более того, у нас нет сомнений, что само понятие «присвоение» в авторском праве неприменимо.

Резюмируя вышеизложенное, можно сказать, что плагиат не может заключаться ни в присвоении чужих мыслей (идей, чувств, ощущений), ни в присвоении непосредственно труда автора (творческой мыслительной деятельности), ни в присвоении результата умственного труда автора – произведения или его части.

Глава II

Выявление сущностных признаков плагиата как гражданско-правового понятия

§ 1. О возможности присвоения «права авторства»

Теперь рассмотрим вопрос о возможности присвоения личного неимущественного права автора на произведение – права авторства.

5