Токсичная книга | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Денис Евлампиев

Токсичная книга

Предисловие

От неукротимой извращенности своей натуры (имея ввиду под этой формулой сознание бездонной её многоликости), я прошу вас уделить внимание этой, более чем игривой, книге. Если, конечно, вы ещё балуете свою нейронную сеть такой формой стимуляции, как чтение.

Если коротко, то книга эта – о людях, которые не побоялись пойти вразрез с обществом и всевозможными способами объяснить реальность, и замахнулись на самое сложное – на амбицию выстроить свою личную мифологию, не зависящую от общепринятых стереотипов.

Автору, как мне видится, интересно прежде всего то, с какой непримиримой безжалостностью его персонажи выкидывают из своих жизней всё, что кажется им неприемлемым, отработанным, бессмысленным, пустословным и пр. пр. пр. Социальная система проделала большую работу, научив мир тому, что хорошо и что плохо, скрепив его т. н. бинарной логикой, разделив все составляющие его модели на да и нет, на черное и белое. И по мнению автора, это основополагающий сбой, ошибка – строить общественные взаимодействие на двойственном восприятии.

В общем, добро пожаловать в тренажерный зал парадоксальной амбивалентности, где можно испытать свою нейронную сеть на прочность, и возможно даже, загрузить в неё новые, расширяющие сознание программы.

Вадим Демчог

От автора

Эта книга имеет потенциал своего читателя. Её автор не настаивает и не утверждает собственных идей. Он не ссылается на исторические события и факты (или их художественное переосмысление) из жизни главных героев как на единственно верные и требующие поддержки или осуждения. Данная книга призывает читателя раскрыть для себя истории персонажей, чья жизнь содержит в себе некую токсичность. Далее вы найдёте истории людей, которые вытравили свой характер до полной чистоты определённого взгляда и не побоялись проявить храбрость остаться собой.

Данный цикл статей не стоит рассматривать как побуждение к действию. Осуждение происходящего на этих страницах тотального хаотического безумия может родиться лишь по причине несогласия отдельного индивидуума с историями жизни, которые предлагаются его вниманию. Повторюсь и подчеркну красным: «Эта книга имеет потенциал своего читателя». Образованность, интеллектуальный уровень или определённая принадлежность человека к неким радикальным либо официальным организациям может оставить свой след на трактовке событий, описываемых здесь и далее. Изложенный ниже материал не несёт своей целью оскорбить чьи-то чувства или унизить достоинство. Единственная его функциональная задача – познакомить своего читателя с персонажами, на истории о которых редко выходят случайно. Но это не значит, что о них не стоит говорить. Если вы не знакомы и с половиной данных имён – впереди вас ждут страшные и удивительные открытия.

Лири, МакКенна, Мисима и прочие классики науки и литературы несправедливо, а зачастую и насильно, погружены в забвение. Они не подходят под идеологию современного мира, где коммерция определяет точку зрения гражданина. Выбор своей судьбы, конечно же, зависит от нас самих. И мы вольны делать со своей единственной жизнью то, что нам вздумается. Но социум понемногу сжимает рамки потенциальных возможностей. В дни, когда выбор ограничен, очень важно вспомнить о людях, которые нашли свою дорогу в вечность и навсегда останутся в памяти человеческой культуры. Призыв думать собственным мозгом всегда актуален. И этот призыв разительно отличается от призыва к преступлениям, нарушению закона и беспорядкам. Они не имеют ничего общего.

Евлампиев Денис

Алистер Кроули: Гимн Пану

Я питаю отвращение к законам. Они представляются мне простою чередой препятствий, мешающих поступать разумно.

Вечный, как смерть, грязный Нил и его непоколебимые берега уже разворачивают перед нами свою удушающую и дикую хмарь тёмных и томных испарений. Буквы и строки книги, что находится в наших руках, зыбки и, между тем, живут и сильны, как вечное Древо Познания, древо, чьи корни уходят в великую каббалу и распадаются гроздья созвездий-сфирот, которые, побрякивая в усталом и душном безвоздушном пространстве, уже собирают из себя бутоны домов, в коих вполне комфортно располагаемся все мы с вами, постоянно двигаясь вперёд и вверх, либо спадая, буксуя и выстраивая свой шатёр в одном из этих мрачных, в сущности своей, домишек. И когда шатёр поставлен, костёр зажжён и лижет своими языками саму чёрную сущность неба, Боги нисходят к нам. Звёзды тают в их руках, причудливые созвездия изгибаются в каком-то невообразимом танце и оплавляются от света силы их: у Весов уже подплавлена одна чаша, Стрелец становится чёртом, преображаясь и трансформируясь в панообразное создание, копытцами высекающее золотые монеты, которые гроздьями падают с неба к нашим ногам. И в этом всём безумии хрустальный шар сфирот уже хрустит и надрывается изнутри, раскалываясь своей незримой и неощутимой твердью. И в потоке этом галгалимы предстают то ли разрушенными расколотыми структурами, то ли всё теми же сфиротами, то ли ангелами иудейскими. Книгу свою пишет великий Авраам, почти умертвивший сына своего во славу Господа. И вот среди чудищ антропоморфных и их божественных небесных отражений уже кристаллизуется этот великий труд – Книга Творения. Или Сефер Йецира, как вам удобнее, посвящённые мои. Пасти драконов жадно клацают рядом с ней, но Великий Путь уже указывает дорогу туда, где за чредой испытаний и благостей простираются некие величественные небеса и сады, которые не сулят путникам и гостям своим уже ничего хорошего в повседневном смысле, но открывают пространства, в которых рост всегда сопрягается с усилиями для этого роста. И какова сила бабочки, которая разрушает свой кокон и выходит на свет, обжигаясь окисляющим нутро кислородом? Какова сила человеческая и что скрывается за тысячами тайных доктрин и знаков? Мистика – это неправильное понятие. Правильное понятие – саморазвивающаяся душа, претерпевающая опыт человеческий и отсекающая от себя клочья грязи, постоянно липнущие к ней. В этом болоте легко задохнуться. И, если постоянно думать лишь о мистике, ты пойдёшь на корм огромным болотным червям, обитающим в этом омуте, ужасным демонам, которые, как в предании о великом йогине Миларепе, уже материализуются не откуда-либо, а из твоего собственного нутра, заставляя всё гуще утопать в практиках. Любой эгрегор – в том числе мистической природы – держится на скелете из костей. И он пожрёт твою плоть, если ты оступишься или забредёшь слишком глубоко в эту гулкую бездну между раем и адом, выхода из которой не предвидится ни в одну, ни в другую сторону. Но пятнадцатый аркан непоколебим. И он уже втыкает рога свои в небо, глядя, как под ним в зачаточной стадии, свернувшись в позы изломанных эмбрионов, уже бьются самые великие души – души магов и мистиков, многим из которых свойственно мумифицироваться прямо в этих мутных водах своих учений, в этом отцовском лоне. И Дьяволу не нужен ширпотреб. Ему нужны сильные души. Он уже некогда потерял одну. И своим козлиным свистоклёкотом оглушил всю нашу планету. Достойный ученик, шут, певец и насильник Пана. Великий мистик Востока и Запада.

Алистер Кроули в «Лабиринтах».

Что такое ложь? Как человек определяет ложь? И я сейчас буду кощунствовать, но когда проходишь мимо домов, на которых находятся мемориальные таблички, ложь начинает подрагивать и рассыпаться в голове тех, кто хотя бы слегка может отвлечься от мыслей внутри головы и обратить внимание на то, что происходит снаружи. Возможно, таблички «Здесь некогда жил героически погибший во время войны солдат» и не несут в себе того заряда, который заявлен в данном памятном манифесте. Мы же не знаем, как погиб человек и, фактически, ничего не можем о нём сказать достоверно. Что определяет моральный уровень погибшего? Мы привыкли говорить о мёртвых или хорошо, или никак. Однако это правило не распространяется на врагов отчизны. Но у каждого своя отчизна и свои герои. Героями посмертно называют всех, даже тех, кто получил пулю в спину, убегая с поля боя. Просто данные факты не разглашаются по логичным причинам. Так что же в имени тебе моём? И насколько страшна ложь? Делай, что хочешь – таков закон. И морализаторы, которые выстраивают общество на основах лжи, почему-то видят в этом законе великую опасность. Не потому ли, что они прекрасно понимают силу Лжи и Мифа? Не потому ли, что их скрытое поведение выглядит в разы поганее этого закона?

1