Токсичная книга | Страница 11 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

И в одной из самых эпических схваток за всю серию повествований о Капитане Джеке Воробье, конечно же, выиграет эта горстка пиратов, некий объединённый союз джентльменов удачи и откровенных оборванцев со всех уголков Земли. Просто потому что извлечение Джека, подобно извлечению Мастеру, необходимый для успешного завершения дела ритуал. И давно пора понять, что закон абсолютно не играет никакой прикладной роли. Только говорите об этом шёпотом! Вас могут услышать! Закон всего-лишь рисует ту меловую черту, пересечение которой им же и карается. Но есть одна фишка – черта эта не окружает общество. Она изначально отсекает тех, кто мог бы нарушить его внутреннее устройство. Пока не существует законов – не существует того самого преступления, о котором мы сегодня говорим, – пиратства. И точно таким же образом, при достаточном желании, за рамки закона можно вынести коллекционирование книг, заказ пиццы по четвергам или ваш любимый досуг. И если кто-то считает, что пиратство ужасное, что некое его творчество принадлежит только ему, то пусть он сам покупает свои книги, ходит на свои концерты, расхваливает свои стихи. И если кто-то нашёл очередной золотой слиток – это не значит, что ему повезло. Повезло тому, кто оказался хитрее и ловчее и изъял его для собственных нужд. В человеке слишком много иллюзий, он верит в справедливость, в честь, – в то, чего нет. И пока в нём живут эти иллюзии, он остаётся пригодным для общества. Потому на его ушах прекрасно держится лапша.

Всё на свои места расставляет, как всегда, время. И чем плох человек, так это тем, что он, в отличие от некой идеи, имеет свойство меняться. Перемены эти, некое «старение», отмечаются в каждом из нас в тот момент, когда мы задумываемся о завтрашнем дне. Что там будет – завтра? Становится страшно, потому что подступает возраст. С каждым новым временным отрезком мы понимаем, что на смену нам приходят более молодые и более дерзкие. Более искушённые в своём деле. И те моря, в которых некогда пиратствовал ты, уже поделены по новым законам. Стоит туда сунуться и, как говорится, костей не соберёшь, потому что тебя не воспримут как легенду. Тебя воспримут как старую замшелую развалину, беззубую акулу, которая уже неспособна утащить свою добычу на дно. Которая не так проворна и не так сильна, как в былые дни. Потому нуждается в этом заточенном гарпуне. И чем старше ты становишься, тем страшнее и острее этот гарпун. И тем опаснее твои вылазки. Потому, конечно же, разумнее сдать себя с потрохами. И на деревянной ноге шагать к почтенной старости. Но если сердце твоё гонит по венам настоящий загустевший ром, а не разбавленный компот, к тебе, как к Гектору Барбоссе, снова явится этот персонаж и ты поймёшь, что всё это время находился не в своей тарелке, что королевская служба – не то, что необходимо настоящему вольному разбойнику. Ведь жизнь только одна, и что промелькнёт в твоих глазах перед смертью? Офис с 9-ти до 18-ти? Вечер перед телевизором? Поездка в супермаркет на выходных? Так ли нужно проживать свою единственную и неповторимую жизнь, большая часть которой, по твоим же собственным утверждениям, уже прошла?

И снова паруса подняты. Вокруг – то здесь, то там – раздаются крики старых добрых друзей и злодеев, которые были иногда даже ближе, чем друзья. Огромное братство. Большой живой организм, в котором каждый человек важен. Даже более того – необходим, как воздух. Кто-то смотрит в подзорную трубу и видит перспективы. Кто-то – лучший рулевой в своём деле и уже проводит корабль по краешку этого страшнейшего водоворота, в котором для всей команды уготованы только мрак и смерть. А третий! Третий! В его руках шпага мелькает как разящая пчела, и он уверен в себе. А потому в нём уверены и все вы. Вся наша жизнь – огромное путешествие на пиратском корабле в морях Усреднённости, водах Терпимости и огромном океане Беспросветной Глупости. А когда на горизонте появляется новый Корабль Дураков, мы берём его на абордаж. И обращаем, по возможности, тех, кого ещё можно спасти на этой гнилой посудине. Ведь кто знает – может быть именно там нас ждёт тот, кому суждено стать лучшим коком на нашей «Жемчужине». Или самым классным парнем, который с утра до ночи травит удивительные байки про живых и мёртвых, окончательно запутавшись в хитросплетениях собственных «Лабиринтов». А над всем этим праздником ежесекундной игры со смертью реет «Весёлый Роджер». Тот самый неунывающий парень, который намекает нам о том, что жизнь имеет свой конец. Но она прекрасна, пока незримо вашей командой управляет тот самый капитан Джек Воробей. Смекаете?

Джесси Джеймс: die like Jesse James

Известно воззрение: преступление есть протест против ненормальности социального устройства – и только, и ничего больше, и никаких причин больше не допускается, – и ничего!

Многие говорят, что нас всех будут судить по гениям, на фоне которых мы живём. Но существует ещё одна точка зрения. Эта точка зрения заключается в идее, что судить нас будут по преступникам, которых мы подарили этому миру. Подлец – это кровь и сок умирающего тела человечества. Когда дряхлеет общество, слабеет мораль и закон не может подтвердить свою правоту ничем, кроме пары строк на бумаге, выведенных рукой очередного старого маразматика. Сегодня я скажу вам, что закон – несостоятелен. Он не может защитить никого, даже сам себя. Ведь если бы случилось обратное – история нашего героя не была бы рассказана. Но посмотрите – люди почитают преступника спустя века. Его имя известно, а имена его преследователей почти стёрлись в пыли столетий. И мы говорим не о том, как закон помог выжить людям. А о том, как они восхищались своим очередным Робином Гудом, который обратил взгляд стада с иссушёнными мозгами на свою горящую внутреннюю силу, уверенность в собственной безнаказанности и некую личную правоту, которую поймут многие из вас. Преступник нужен людям, потому что он, в отличии от большинства этих людей, жив. Он создал то великолепие легенды, о котором мечтают многие, облизываясь над фактами новой жизни. Преступник более человек, чем обыватель. Негодяй всегда исполняет то, что хочет он, а не то, что хочет закон, семья, окружение или тотально проданная власть, которая ничем от преступника не отличается кроме своей монополии на пользование ресурсами принадлежащего ей народа. И сколько было правителей и законников, столько будет преступников и легенд о них. И, начиная с детских сказок, мы мечтали стать теми, кто реализует свои мысли и идеи, а не теми, кто поддерживает порядок, созданный кем-то другим. Всегда хочется жить без ошейника. И крайне сложно понять психологию внутренней пустоты того, кто решил в определённый момент, что жизнь его должна принадлежать не народу даже – нет, это всё сказки. А некой группе лиц, у которых есть власть и сила убивать законно – вследствие преследования или войн, так ли это важно? Порядок никогда не устроит всех. И элемент хаоса в нём – это то самое пустое звено, которое помогает миру выжить. Оно постоянно меняет свою личину. Это игра в пятнашки, в которой система имеет желание полностью занять собой всё поле. Но когда очередная дыра в нём заштопана, появляется ещё одна. И имена этих пустых провалов беззакония на Диком Западе – Джон Хардин, Джон Ринго, Бутч Кэссиди, Сандерс Кид. Когда-нибудь люди поймут, что порядок так же смертелен, как и чистый хаос. И если они живут в мире, где порядок принят за норму и наделён положительным значением, это не значит, что определившие это положение люди были правы. Или не были теми, для кого порядок – это вечный удобный контроль над окружающими. Но пятнашки бешено перемещаются, вычёркивая всё новые зазоры, пытаясь уничтожить всех возможных злодеев. И вот в этом списке сменяющих друг друга действительно опасных тварей появляется очередной преступный гений. Тот, кто на данный день фигурирует почти в трёх десятках фильмов.

Джесси Джеймс в «Лабиринтах».

Нет никакого блага в уверенности, сынок. Уверенность всегда ограничивает твои возможности. Потому что если ты знаешь, что завтра тебе повезёт, кто-то знает, что завтра ему повезёт ещё крупнее. Возможно за твой счёт, малыш. Так будет. Если ты не перекрутишь потроха своей собственной жизни и не поймёшь, что достоин лучшего только тот, кто его добивается. В каждом человеке, мальчик мой, сидит животное. И вот тебе вопрос на засыпку. Тот самый вопрос, который человеку разрешить не под силу: что же делать с животным внутри? И нужно ли с ним вообще что-то делать? Эта проблема неразрешима. Потому что кто-то захочет пристрелить этого зверя. Но другой прикормит его и будет получать пользу от общения с ним. Понимаешь меня? В этом вопросе нет тех кто прав, и тех, кто не прав. В крови нашего сегодняшнего героя волчонок растворился ещё в ранней молодости. И позже начал жрать тех, с чьей стороны чуял опасность. О да, профессия преступника предполагает, что твои звериные инстинкты должны всегда находиться в состоянии обострения. Или тебя просто растопчут и разжуют. К тому же пинкертоны это умели. Но всё это, конечно, фуфло со стороны законников. Их предписания велят им одинаково дотошно поступать со взяточниками и теми, кто украл мешок картошки. Только кажется мне, малыш, что у первых шанс выйти сухими из воды намного больше! А если говорить о Джесси… О… О нём ещё писал Роберт Ригел:

11