Любовь: вопросы о главном. Отвечают священники | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Если Ваш избранник не обращает на Вас внимания, это не значит, что Вы что-то неправильно делаете. Просто заставить полюбить насильно – невозможно.

Отвечает иерей Игорь Шумилов, г. Москва:

– Чтобы любить жену по-настоящему, нужно ещё до свадьбы иметь в себе решимость пойти на смерть ради другого человека?

Если ты боишься, значит, жениться ещё рано? Значит, ещё нет в тебе настоящей любви?

– Думаю, абстрактной «решимости пойти на смерть» не может быть. Многое зависит от того, какая смерть и при каких обстоятельствах. Чтобы любить по-настоящему, нужно сердце очищать. И не задаваться абстрактными вопросами.

Отвечает протоиерей Пётр Гурьянов, г. Димитровград Ульяновской области:

– Я очень хотела причаститься, готовилась, но батюшка меня не допустил из-за того, что живу в гражданском браке. Обидно до слез. В чем же моя вина, если мой молодой человек не делает предложения? Сейчас полстраны так живёт! Почему наши отношения считаются блудом, если мы любим друг друга?

– Простите, но Вам только кажется, что вы любите друг друга. Блудные сожительства ничего общего с любовью не имеют, не обманывайте себя. Я понимаю порыв Ваших искренних ощущений и желаний, но любовь – это не просто внезапно возникшее чувство, а большой труд и ответственность, когда даже жизнь за любимого отдашь и всем пожертвуешь ради блага близкого человека. Но о чем вообще можно говорить, когда люди не то что жертвовать чем-то и умереть за ближнего, а даже узаконить свои отношения не хотят? Не то что верность в семье хранить, а даже до брака не могут уберечь друг друга от зла и сохранить чистоту и святость отношений?! Постель, материальная выгода и вопиющий эгоизм стали самым главным. Докатились! Научились блудить и только использовать друг друга для удовлетворения своих потребностей, а вот любить вообще не умеем. Оттого и страдаем.

Все без исключения хотят любви, но мало кто понимает, что это такое. В основном любовью сейчас называют химическую реакцию, которую вызывает интимная близость, и основанную на ней временную привязанность, которая очень быстро проходит. И тогда начинается песенка, что «любовь прошла», «характерами не сошлись», и – побежали новых партнёров искать для удовлетворения низменных инстинктов. Любовь не проходит, а со временем только крепнет. «Проходят» только страсть и пылкая неадекватная влюбленность. Все это условный рефлекс – животное чувство, не более того. Любовь тут рядом не стояла, как бы благовидно все ни прикрывалось. Блуд он и есть блуд. Нет воли Божией в том, чтобы человек грешил и погибал. Жить во грехе, в так называем гражданском браке – это Ваш выбор и ответственность. И греху нет никаких извинений. Если девушка и так на все согласна, зачем ее делать женой?

А что касается Причастия, то действительно до этого великого таинства не допускаются люди, живущие в смертном грехе блуда. И делается это для их же блага: известно немало случаев, когда, недостойно причащаясь, люди болели и умирали. Попробую на простом языке объяснить, почему. Допустим, к Вам в гости должен прийти сам президент, а при этом у Вас дома никто никогда не убирался – там грязь, смрад и вонь… Кто так встречает высоких гостей? Долго в таком доме вообще никто не задержится, ну разве только бомжам такое жилище подойдёт. Так же и в Причастии – к нам в душу приходит Сам Господь, и мы должны встречать Его с чистым сердцем и доброй совестью, чтобы достойно принять и надолго сохранить это благодатное единство со Христом, пребывая в любви и радости. А в душе, осквернённой смертными грехами и не знающей покаяния, селятся демоны и начинают там властвовать. Свято место пусто не бывает. Если в душе нет Бога и человек не живёт по-христиански, там будут править темные силы и всё будет по-сатанински. И не надо оправдывать свой грех тем, что, мол, все грешат. Я думаю, не нужно напоминать историю про Содом и Гоморру – там тоже все поголовно с ума сходили, и конец их известен.

И, напоследок, скажу Вам как батюшка и как мужчина. Если мужчина любит и уважает женщину, он никогда не осквернит её чистоту и уж тем более не предложит блудное сожительство. Ах, если бы девушки понимали, что их главная сила – в чистоте и целомудрии! Тогда бы за Вами в очередь по 20 человек выстраивались самых достойных, прекрасных мужчин и добивались бы Ваших руки и сердца. А что сегодня получается? Извращённые отношения. Бедные девочки сами в очереди за парнями толкаются и отчаянно сражаются за них, отдают всё, а их оскверняют, используют и предают, и даже тех, кто блудом вымогал кольцо на безымянный… Да, на блудниц тоже есть определённый спрос, только мужчины добиваются там далеко не руки и сердца, а сами знаете чего. Положа руку на сердце, ну кто захочет связать жизнь с человеком, погрязшим в грехе блудного порока, на ком и клейма уже негде ставить? Стоит ли соглашаться на гражданские сожительства и лишать себя настоящих любви и счастья? Порядочным мужчинам нужны порядочные девушки! Да, таких очень мало, но Господь не оставляет Своих, творит невероятные чудеса и помогает тем, кто Ему верен и живёт по святым заповедям и закону любви.

Вечные истины

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестает…

Библия, Новый Завет, Первое послание к Коринфянам, глава 13, стихи 4–8

Брак – чудо на земле. В мире, где все и всё идут вразброд, брак – место, где два человека благодаря тому, что они друг друга полюбили, становятся едиными, место, где рознь кончается, где начинается осуществление единой жизни. И в этом самое большое чудо человеческих отношений: двое вдруг делаются одной личностью, два лица вдруг, потому что они полюбили и приняли друг друга до конца, совершенно, оказываются чем-то большим, чем двоица, чем просто два человека, – оказываются единством.

Над этим каждому надо задумываться, потому что жить врозь мучительно, тяжело, а вместе с тем – легко и привычно. Умственные интересы, вкусы расходятся, и потому очень легко сказать себе: я хочу жить тем, что меня интересует. Кто живет для прибыли, кто живет для культуры, кто ищет идеал, но я – самодовлеющая единица, мне хватает меня самого… В конечном итоге не остается ничего от того дивного, чудного единства, которое могло бы существовать между людьми. И брак, как я уже сказал, является чудом восстановления единства…

Но для этого надо понять, что такое любовь и как мы друг с другом можем связываться любовью, потому что любовь бывает разная. Мы это слово употребляем в очень различных обстоятельствах. Мы говорим, что любим Бога, что любим родителей, что любим жену, мужа, детей; но мы также говорим, что любим самые незначительные вещи. Мы это святое, изумительное слово принижаем, говоря: я люблю мороженое, я люблю прогулки, я люблю футбол, я люблю театр… И этим мы снижаем качество самого слова и сами оказываемся пленниками этой запутанности.

Любовь – удивительное чувство, но оно не только чувство, оно – состояние всего существа. Любовь начинается в тот момент, когда я вижу перед собой человека и прозреваю его глубины, когда вдруг я вижу его сущность. Конечно, когда я говорю: «Я вижу», я не хочу сказать «постигаю умом» или «вижу глазами», но – «постигаю всем своим существом». Если можно дать сравнение, то так же я постигаю красоту, например, красоту музыки, красоту природы, красоту произведения искусства, когда стою перед ним в изумлении, в безмолвии, только воспринимая то, что передо мной находится, не будучи в состоянии выразить это никаким словом, кроме как восклицанием: «Боже мой! До чего это прекрасно!..» Тайна любви к человеку начинается в тот момент, когда мы на него смотрим без желания им обладать, без желания над ним властвовать, без желания каким бы то ни было образом воспользоваться его дарами или его личностью – только глядим и изумляемся той красоте, что нам открылась.

* * *

Когда я нахожусь лицом к лицу с человеком, которого вижу глазами любви, не глазами безразличия или ненависти, а именно любви, то я приобщаюсь этому человеку, у нас начинается нечто общее, общая жизнь. Восприятие человека происходит на глубине, которая за пределами слов, за пределами эмоций. Верующий сказал бы: когда я вижу человека в этом свете, в свете чистой любви, то я вижу в нем образ Божий, икону. Знаете, каждый из нас представляет собой икону, образ Божий, но мы не умеем этого помнить и не умеем соответственно относиться друг к другу. Если бы только мы могли вспомнить, что перед нами икона, святыня!.. Это совсем не значит, что такая икона во всех отношениях прекрасна. Мы все знаем, что порой случается с картиной великого мастера, или с иконой, или с любым произведением искусства, с любой формой красоты: любая красота может быть изуродована – небрежность, обстоятельства, злоба могут изуродовать самый прекрасный предмет. Но когда перед нами произведение великого мастера, картина, которая была отчасти изуродована, осквернена, мы можем в ней увидеть либо испорченность, либо сохранившуюся красоту. Если мы смотрим на эту картину, на любое произведение искусства глазами изумленной любви, то видим прекрасное, а об остальном можем горевать, плакать. И мы можем решить порой всю жизнь отдать на то, чтобы всё поврежденное в этом образе, в этой картине, в этом произведении искусства восстановить. Это дело любви: посмотреть на человека и одновременно и увидеть в нем его неотъемлемую красоту, и ужаснуться тому, что жизнь сделала из него, совершила над ним. Любовь – это именно и есть крайнее, предельное страдание, боль о том, что человек несовершенен, и одновременно ликование о том, что он так изумительно, неповторимо прекрасен. Вот если так посмотреть на человека хоть один раз, можно его полюбить, несмотря ни на что, вопреки всему, что бросается в глаза другим людям.

2