Урок отца народов Сталина и батьки Лукашенко, или Как преодолеть экономическое отставание | Страница 7 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

В 1930-е годы, пока западные страны испытывали на себе последствия Великой депрессии, Советский Союз показывал уверенную динамику роста (табл. 4) и уже в 1939 году – году начала Второй мировой войны – разрыв между подушевыми ВВП СССР и Запада составлял 2,3 раза, СССР и Западной Европы – 2,1 раза. Таким образом, за этот короткий период страна значительно улучшила свои позиции по сравнению с 1913 годом.

Таблица 4

Среднегодовые темпы прироста ВВП в процентах по оценкам Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (в числителе) и Э. Мэддисона (в знаменателе)

Согласно статистике Э. Мэддисона, в 1913 году Россия (для целей сопоставления – в границах Советского Союза) была четвертой экономикой мира, которая уступала США, Китаю и Германии. В 1929 году по объему ВВП СССР занимал шестое место после США, Китая, Германии, Великобритании и Индии. Но уже в 1934 году Советский Союз вышел на позиции второй экономики мира, уступавшей только экономике США.

Разумеется, такой результат в развитии СССР не был бы достигнут, если бы не начатая Сталиным форсированная индустриализация страны, источниками которой послужили внутренние резервы и накопления – в отличие от стран Запада, которые исторически начинали свою индустриализацию благодаря внешним ресурсам – за счет захвата и ограбления колоний или успешно проведенных войн и получения контрибуций с побежденных стран (см. приложение 1). Стоит отметить, что проведенная в 1930-1950-е годы индустриализация заложила основу нашего современного промышленного потенциала – в течение первых шести пятилеток в Советском Союзе было введено в строй в 3,6 раза больше крупных предприятий, чем за последующие шесть пятилеток (табл. 5).

Таблица 5

Число построенных, восстановленных и введенных в действие крупных государственных промышленных предприятий в СССР

В своей книге «От фермы к фабрике» американский экономист Роберт Аллен пришел к выводу о том, что «если бы в истории страны не было такого эпизода, как коммунистическая революция и советские пятилетки, Россия и по сей день оставалась бы отсталым государством, находясь на той же ступени развития, которую сегодня занимает большинство стран Латинской Америки или даже Южной Азии». Дореволюционная Россия, как показал автор, была преимущественно сельскохозяйственной страной, и рост ее экономики в конце XIX – начале XX века носил в основном конъюнктурный характер, связанный с ростом цен на зерно, а значит, не мог продолжаться дальше при падении цен в аграрной отрасли после Первой мировой войны.

Комментируя задачи экономической политики, которую стал реализовывать Сталин, социолог Сергей Кара-Мурза в своем фундаментальном труде «Советская цивилизация» писал:

«Индустриализация, коллективизация, создание новой армии – все это были части большой программы модернизации СССР. Главным в ней было превращение человека с крестьянским типом мышления, восприятием времени, стилем труда и поведения – в человека, оперирующего точными отрезками пространства и времени, способного быть включенным в координированные, высокоорганизованные усилия огромных масс людей. То есть в человека, сходного по ряду признаков с человеком современного индустриального общества, способного быть оператором сложной производственной и военной техники.

Запад создавал такого человека в течение 400 лет, в основном возложив эту задачу на частного хозяина, который дубил шкуру рабочего угрозой голода. Но и государство действовало на Западе в том же направлении такими жестокими методами, которые России были неведомы (например, законы о бедных и о бродяжничестве). Уважение к собственности также вбивалось вчерашним крестьянам жестокими способами: в начале XIX века в Англии вешали даже детей за кражу в лавке на сумму более 5 фунтов стерлингов, а за бродяжничество клеймили с 14 лет. Гражданское общество Запада изобрело для бедных новый тип наказания – тюрьму такого типа, какого Россия и СССР никогда не знали.

В СССР на воспитание дисциплинированного, точного и ответственного человека отводилось менее десяти лет. Эта задача была выполнена, при этом любовь переплеталась с жестокостью. Сегодня многие видят в той жестокости преступный характер советского государства (или его руководителей). <…> Главное, что было достигнуто почти невозможное: поколение точных и дисциплинированных людей было воспитано без подавления их духовной свободы и творческой способности».

Результаты сталинской модернизации проявились уже в годы первой пятилетки: она была выполнена досрочно, за четыре года и три месяца – в сроки с октября 1928 года по 1932 год включительно – и существенным образом изменила экономическое положение Советского Союза, который из отсталой аграрной начал превращаться в передовую в технико-экономическом отношении индустриальную страну (табл. 6, 7). Об итогах этой пятилетки говорил Сталин в 1934 году в своем отчетном докладе к XVII съезду партии:

«СССР за этот период преобразился в корне, сбросив с себя обличие отсталости и средневековья. Из страны аграрной он стал страной индустриальной. Из страны мелкого единоличного сельского хозяйства он стал страной коллективного крупного механизированного сельского хозяйства. Из страны темной, неграмотной и некультурной он стал – вернее, становится – страной грамотной и культурной, покрытой громадной сетью высших, средних и низших школ, действующих на языках наций СССР.

Созданы новые отрасли производства: станкостроение, автомобильная промышленность, тракторная промышленность, химическая промышленность, моторостроение, самолетостроение, комбайностроение, производство мощных турбин и генераторов, качественных сталей, ферросплавов, синтетического каучука, азота, искусственного волокна и т. д. и т. п.

Построены и пущены в ход за этот период тысячи новых вполне современных промышленных предприятий. Построены гиганты вроде Днепростроя, Магнитостроя, Кузнецкстроя, Челябстроя, Бобриков, Уралмашстроя, Краммашстроя. Реконструированы на базе новой техники тысячи старых предприятий. Построены новые предприятия и созданы очаги промышленности в национальных республиках и на окраинах СССР: в Белоруссии, на Украине, на Северном Кавказе, в Закавказье, в Средней Азии, в Казахстане, в Бурят-Монголии, в Татарии, Башкирии, на Урале, в Восточной и Западной Сибири, на Дальнем Востоке и т. д.

Создано свыше 200 тысяч колхозов и 5 тысяч совхозов с новыми районными центрами и промышленными пунктами для них.

Выросли почти на пустом месте новые большие города с большим количеством населения. Колоссально разрослись старые города и промышленные пункты».

Таблица 6

Удельный вес промышленности и сельского хозяйства в валовой продукции народного хозяйства СССР в процентах (в ценах 1926–1927 гг.)

Таблица 7

Динамика производства основных видов промышленной продукции в СССР за период первой пятилетки

Время показало историческую правоту решения Сталина и об осуществлении ускоренной индустриализации страны, и о коллективизации ее сельского хозяйства, приведшей к созданию крупнотоварного аграрного производства. Хотя, в отличие от индустриализации, положительный эффект от коллективизации проявился в экономике не сразу, все же долгосрочные последствия проведения сталинской реформы сельского хозяйства страны переоценить невозможно.

«Нельзя не восхищаться советской колхозной системой хозяйствования, – оценивали значение коллективизации С.И. Валянский и Д.В. Калюжный. – Она не только полностью обеспечила Россию хлебом и другими продуктами при соотношении один крестьянин – семь горожан (до коллективизации два крестьянина кормили одного горожанина), но и сделала сельское хозяйство прибыльным, в то время как почти во всех странах Запада оно убыточно, и фермеры Америки фактически живут на дотации правительства! <…>

И надо бы развеять стандартный миф, что им [Сталиным. – прим. авт.] было загублено сельское хозяйство и что оно стало „черной дырой“. До революции селяне составляли больше 80% населения, а в результате реформ их численность сократилась в разы, – то есть оставшиеся крестьяне увеличили свою производительность в те же разы, а на самом деле в большее число раз, так как обеспеченность страны продуктами питания постоянно росла. Это значит, что от крестьян не просто забирали, но их эффективно энерговооружали».

7