Урок отца народов Сталина и батьки Лукашенко, или Как преодолеть экономическое отставание | Страница 3 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Рис. 1. Развитие предприятия в либеральной и мобилизационной экономике

Приведем еще одно историческое свидетельство сталинской эпохи, относящееся к 1945–1947 годам, когда, используя возможности мобилизационной экономики, решалась задача по скорейшему освоению производства стратегических бомбардировщиков для выхода советского самолетостроения на более высокий технологический уровень и сдерживания США в их стремлении развязать войну против СССР.

«…Вновь назначенный министр авиационной промышленности Михаил Васильевич Хруничев позвонил Туполеву и сказал, что его и Архангельского [авиаконструкторов. – прим. авт.] ждет Сталин, будет рассматриваться вопрос о новом бомбардировщике. <…>

– Товарищ Туполев, вы хорошо знаете американский самолет Б-29?

– Да, товарищ Сталин, – поднялся Туполев.

Сталин жестом предложил ему сесть и снова спросил:

– А как вы считаете, это хорошая машина?

– Очень хорошая, товарищ Сталин. Ее скорость – 600 километров в час, потолок – 12 километров. На такой высоте зенитный огонь мало эффективен. А от истребителей самолет защищен большим количеством огневых точек. Причем при стрельбе из них вокруг самолета можно создать огневую сферу. Поэтому-то Б-29 и называется летающей сверхкрепостью. Наконец, самолет берет на борт бомбы очень большого калибра – до 6 тонн, – ответил Туполев.

– Ну, а какое ваше мнение? – Сталин повернулся к Архангельскому:

– Считаю также этот самолет очень хорошим, товарищ Сталин, – быстро сказал Архангельский.

– Хорошим, – повторил задумчиво Сталин, прохаживаясь вдоль длинного стола. Потом повернулся:

– Так вот, товарищи, нам нужен самолет с такими же характеристиками. И мы хотим поручить это сделать вам. Беретесь?

– Да, товарищ Сталин, – поднялся Туполев. – Однако…

– Говорите.

– Товарищ Сталин, американская технология самолетостроения, особенно такого бомбардировщика, очень отличается от нашей. Я имею в виду не только авиационные заводы, но и промышленность других министерств, от которых мы получаем и металл и изделия.

– Значит им придется освоить эту продукцию, – сказал Сталин, выпуская клубы дыма. – Иного пути у нас нет.

– Товарищ Сталин, – сказал Туполев, – согласование через Совет Министров с другими министерствами на выпуск нужной нам продукции займет очень много времени. А это скажется на сроках.

– Сроки мы вам устанавливаем жесткие. К середине 1947 года первые самолеты должны быть готовы. Желательно, чтобы они приняли участие в воздушном параде на празднике Воздушного Флота. А что касается вопросов согласования, то вы, товарищи, подготовьте проект постановления, по которому будете иметь право непосредственно различным министерствам заказывать нужную вам продукцию. Для этого вы получите достаточно широкие полномочия. Вам ясно?

– Ясно, товарищ Сталин, – ответил Хруничев. <…>

Серийное производство Ту-4 было начато. Тем самым страна получила современный бомбардировщик дальнего действия. Его появление в составе Военно-Воздушных Сил знаменовало то, что авиация дальнего действия стала еще могучей. С другой стороны, создание Ту-4 ознаменовало кардинальный скачок вперед не только в самолетостроении, но и в ряде других областей техники, без развития которых немыслимо и развитие авиации».

В отличие от мобилизационной экономики, экономика либеральная не позволяет концентрировать ресурсы на решении крупных научно-технических задач – индивидуальный частный собственник в ней выполняет очень узкую функцию, обусловленную сложившейся системой общественного разделения труда. Поэтому основной стимул поведения в условиях такой экономики – достижение богатства. В мобилизационной же экономке, располагающей благодаря аккумуляции ресурсов гораздо большими возможностями для совершенствования производства и развития, мотив богатства ослабевает и усиливается мотив научно-технического прогресса.

Перспективы, которые открывает мобилизационная модель экономики, ее потенциал, позволяющий справиться со многими стоящими перед страной задачами, характеризуют (на примере СССР) известные слова Сталина: «Нет в мире таких крепостей, которых не могли бы взять трудящиеся, большевики». «Что такое Советская власть? Если возникает какая-то проблема, которая не противоречит законам физики, механики и химии, а ее решение необходимо родине, то она будет решена – вот что такое Советская власть».

Таким образом, основным достоинством мобилизационной экономики является возможность быстрого повышения конкурентоспособности народного хозяйства, модернизации производственного потенциала страны за счет концентрации ресурсов на приоритетных направлениях, стремления максимально полного их задействования. Как отмечает авторитетный экономист Сергей Глазьев, это ведет к достижению высоких темпов экономического роста, устранению безработицы, позволяет эффективно противостоять угрозам национальной безопасности, а для рядового гражданина означает обеспечение занятости, повышение уровня заработной платы, улучшение качества жизни.

В свою очередь, главным недостатком мобилизационной экономики, как справедливо указывает С.Ю. Глазьев, является ее уязвимость от субъективных мотивов действий облеченных властью лиц, и как результат, невысокая устойчивость, большая вероятность неэффективного и даже расточительного использования мобилизируемых ресурсов. «Утрата четких целей социально-экономического развития, расточительное потребление правящей элиты, коррупция и некомпетентность в системе государственного регулирования могут свести на нет все преимущества мобилизационной экономики и быстро привести к ее краху». Примером этому служит распад Советского Союза.

Очевидно, что побороть эту «ахиллесову пяту» мобилизационной экономики можно только в условиях суровой, непрекращающейся борьбы с коррупцией, кумовством, клановостью, криминалом, взращивания высокообразованных, добросовестных, глубоко идейных управленческих кадров, постоянного мониторинга их деятельности со стороны общества, немедленного обновления закосневших, некомпетентных, морально деградировавших госслужащих, использующих властные полномочия в своих сугубо частных интересах. При этом проводить кадрово-управленческую политику (как учит опыт сталинской эпохи) необходимо предельно взвешенно и аккуратно, ни в коем случае не впадая в крайности, так как чрезмерная жесткость может породить атмосферу страха и доносительства, ожидания спуска нужных решений сверху, воспитывает у подчиненных подхалимство, ложь, стремление работать прежде всего в угоду начальству, а не обществу, безынициативность, что по-своему будет развращать государственный аппарат, а значит, и подтачивать основы мобилизационной экономики.

Важнейшей предпосылкой успешности мобилизационной модели экономики является формирование общенациональной идеологии «общего дела», консолидирующей общество на основе единых ценностей (патриотизм, солидарность, коллективизм, трудолюбие, социальная справедливость, самодисциплина и др.) и задач (сохранение и защита нашей тысячелетней цивилизации, ускорение развития, модернизация производства, победа в ведущейся против нас информационной и экономической войне). На это, в частности, указывают известные аналитики – авторы работы «Стратегия „большого рывка“». По их мнению, форсированная разработка мобилизационного проекта, опирающегося на идеологию «общего дела», сегодня является особенной актуальной в силу ряда внутренних и внешних причин. Это неуклонно надвигающаяся опасность глобальной войны в ближайшие 7-10 лет, необходимость демонтажа коррупционной системы, реализация долгосрочной национальной стратегии системной модернизации, эффективное использование средств на перевооружение армии, необходимость осуществления инновационного технологического прорыва в целом ряде ключевых отраслей, формирование эффективной системы государственного управления, способной отвечать на критические вызовы, риски и угрозы предстоящего длительного жестко конфликтного периода в мире, усиление конкуренции между национальными мобилизационными проектами.

3