Урок отца народов Сталина и батьки Лукашенко, или Как преодолеть экономическое отставание | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

А можно не искать рецепты счастья за рубежом, отказавшись от разработанных для нас нашими экономическими конкурентами губительных правил и рекомендаций, а внимательно изучить свой собственный опыт, свое прошлое, чтобы найти ключ к решению наших нынешних проблем. Всмотреться в самую продуктивную в новейшей экономической истории страны сталинскую эпоху, заложившую основу нашего современного народно-хозяйственного потенциала, и извлечь из нее уроки, чтобы создать такую же сильную и эффективную экономику, какой она была в тот знаковый период. Избрать мобилизационную стратегию развития страны, усилив роль государства в экономике и идеологически укрепив единение общества, сплоченного вокруг общенациональных ценностей и задач (табл. 3).

Таблица 3

Сравнительные характеристики либеральной и мобилизационной экономики

Для некоторых такой путь развития, разумеется, будет неприемлем. Прежде всего для тех, кто порочит и очерняет советское прошлое, для кого сталинская эпоха – это ничего, кроме тоталитаризма, репрессий, голода (а для особо яростных недоброжелателей – еще и «развязывания мировой войны», «советской оккупации», «геноцида народов»). Неприемлем он будет и для тех, кто рассматривает экономику страны исключительно как источник личного обогащения и вывода капиталов за рубеж, для кого свои корыстные интересы стоят выше общественных и кому безразлично будущее своего народа.

Но если мы не хотим усиливать нашу отсталость, обрекать отечественную экономику на стагнацию и деградацию, то другого пути развития, по всей видимости, у нас нет и не будет. Тем более, что помимо собственного опыта мобилизации экономики, перед нами лежит готовый опыт Японии, Южной Кореи, Сингапура, Вьетнама и, конечно же, Китая, достигших впечатляющих экономических успехов в том числе благодаря использованию мобилизационных принципов развития.

Важно также отметить, что способность мобилизировать усилия и средства для достижения результата заложена в нас исторически, ментально. Она обусловлена прежде всего нашими суровыми природно-климатическими условиями, несущими повышенные риски экстремальных метеорологических явлений (так, в самый тяжелый климатический период XIV–XVII веков наводнения на наших землях наблюдались в 4 раза чаще, чем в Англии, а засухи – чаще в 4,5 раза), ограничивающими период сельскохозяйственных работ (пять месяцев в году в нашей средней полосе против десяти месяцев в Западной Европе), а также сказывающимися на низкой продуктивности земледелия (в XVIII веке на одно посеянное зерно на нечерноземной почве мы собирали максимум три против двенадцати и более в Западной Европе). К этому следует добавить высокие расходы на отопление наших домов, удорожание капитального строительства, затраты на теплую одежду и обувь.

Другой мобилизационный фактор – это постоянные угрозы войн и нападений на наши земли, легкодоступные для иноземных захватчиков благодаря нашему преимущественно равнинному рельефу. В средние века особую опасность для нас представляли набеги степных кочевых племен, разорявших наши города дотла, уводивших горожан в полон или уничтожавших их. К сожалению, после таких опустошительных набегов восстановить многие древнерусские города так и не удавалось…

Отмеченные факторы исторически требовали от нас повышенной концентрации сил и сплочения (крестьянская община, централизованная государственная власть), чтобы выжить и эффективно развивать свое хозяйство в этих экстремальных условиях. Такое же сплочение нужно нам и сегодня.

Вывод о необходимости мобилизационного выбора развития в силу экономических, исторических, геополитических причин обосновывается в работах многих известных ученых и публицистов. Так, публицисты Сергей Валянский и Дмитрий Калюжный отмечают, что Россия в своей истории не раз совершала рывки именно на основе мобилизационного режима функционирования экономики – самые значительные из них были осуществлены при Иване IV Грозном, Петре I Великом и Иосифе Сталине. В результате стране удавалось преодолеть экономическое отставание и справиться с внешними вызовами и угрозами. Однако после ухода вождей, выполнивших труднейшую работу по спасению страны, на их место приходила новая элита, представлявшая народу предыдущих правителей в качестве ужасных тиранов и выражавшая свое недовольство тем, что живет хуже западноевропейской знати. Эта элита, еще пользовавшаяся ресурсами, накопленными после последнего рывка, не желая напряженно работать в условиях мобилизационного режима экономики, начинала копировать западные порядки и слушаться рекомендаций иностранных советников и примкнувшей к ним доморощенной интеллигенции прежде всего в целях личного благополучия. Это в свою очередь только ухудшало экономическое положение страны, приводило ее к новому кризису, что в итоге требовало свершения очередного мобилизационного рывка.

Один из самых авторитетных современных экономистов Григорий (Гирш) Ханин писал по этому поводу: «…исторический опыт свидетельствует, что для преодоления далеко зашедшей экономической отсталости России приходилось и, видимо, придется опять использовать мобилизационные методы. Для их осуществления нужна сильная государственная власть, способная эффективно перераспределять ресурсы в пользу более важных общегосударственных нужд, ломая сопротивление сложившихся общественных структур и частных интересов, часто весьма могущественных». При этом будет важно, как справедливо подчеркивает исследователь, «…даже идя на известные авторитарные меры, не задушить экономическую и гражданскую самодеятельность…»

По мнению другого известного экономиста Валентина Катасонова, мобилизационная экономика, основанная на модели развития сталинской эпохи, сегодня является жизненно необходимой в условиях ведущейся против нас со стороны Запада «холодной» войны – информационно-психологической и санкционно-экономической. Именно эффективная мобилизация всех наших материальных и духовных ресурсов позволит одержать победу в этой войне и не допустить ее перетекания в «горячую».

На необходимость мобилизации экономики на основе накопленного опыта указывает и президент Беларуси А.Г. Лукашенко: «Надо мобилизовать все наши ресурсы и силы для подъема экономики. Надо мобилизовываться известными методами, которыми мы умеем действовать, понимаем их. Надо основываться на них и действовать…»

Экономист Александр Прохоров в своей книге «Русская модель управления» отмечает преимущества мобилизационной экономики на примере развития нефтяной промышленности Советского Союза:

«До войны нефти добывалось 33 млн тонн в год. К концу войны нефтедобыча упала до 19 млн тонн. Н.К. Байбаков к 1946 году стал наркомом нефтяной промышленности южных и западных районов СССР.

Он вспоминает:

„В феврале 1946 г. большая речь Сталина: анализ состояния экономики, расчет перспектив. Но когда я услышал: довести добычу нефти до 60 млн тонн, поверьте, волосы на голове зашевелились. На следующий день я позвонил Берии, чтоб выяснить, откуда такие директивы, чьи расчеты? Берия отвечал в своем стиле: сказано – исполняй! И это было исполнено! Через 10 лет в СССР добывалось уже 70 млн тонн.

Я сказал Сталину:

– Для этого нужно развивать базу „второго Баку“, необходимы немалые капиталовложения, материальные ресурсы, привлечение рабочей силы.

– Хорошо, – ответил Сталин, – изложите конкретные просьбы в письменной форме. Я скажу Берии.

Он набрал по телефону номер:

– Лаврентий, все, что попросит т. Байбаков для развития нефтяной промышленности, надо дать“.

В приведенном выше случае нефтяная промышленность получила приоритет, в ее пользу были перераспределены ресурсы каких-то других отраслей, поставлены жесткие задания. И требуемый результат был достигнут».

Если следовать по пути либеральной модели экономики, то для достижения такого результата «пришлось бы ждать, пока почувствуется нехватка нефти, ждать, пока нехватка нефти вызовет рост цен на нее, затем ждать, пока в ходе межотраслевой конкуренции нефтедобывающие компании за счет ценового преимущества покажут лучшие, чем фирмы других отраслей, финансовые результаты, затем ждать, пока инвесторы решатся перевести капиталы из других отраслей в нефтедобычу, пока советы директоров нефтяных корпораций убедят акционеров тратить прибыль не на дивиденды, а на капиталовложения, и так далее». Мобилизационная экономика, которая отличается более ранним распознаванием конкурентных преимуществ, чем либеральная, ускоряет развитие, перескакивая через все перечисленные этапы (рис. 1).

2