Долина одинокого дракона | Страница 2 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Сердце моё разрывается, – послышался шёпот матери, и Санта приложила ладонь ко рту, чтобы не выдать себя сорвавшимся с губ горестным всхлипом. – Как наш мальчик там будет? Как?

– Ну-ну, будет! Ты помнишь, что стало с Лероем? Проклятие, страшное проклятие! Не избежал его наш род снова, видимо, нести нам этот крест до конца наших дней.

– Мы могли бы скрывать Гейла! Как то было с Лероем. Помнишь, ведь никто не знал о нём, пока он… Пока он с ума не сошёл от своих исследований, – в голосе матери слышался неподдельный страх пополам с благоговением.

– Это невозможно! Теперь мы у всех на виду. Не сносить мне головы, если узнают, что наш сын связан узами с княжеством Мёртвым! Как мы скроем его, когда он начнёт превращаться?

Санта испуганно охнула, не в силах сдержаться. Брат связан с чёрным княжеством? Проклятие? Дядя Лерой? Брата отца девушка не знала, но много раз слышала о нём от Гейла, который разведал у кого-то, будто дядя занимался какими-то интересными исследованиями, от чего сошёл с ума и вскорости умер.

– Мы поступили верно? Скажи мне, Лий… Сердце моё материнское разрывается от тоски!

– Был только один способ избавиться от проклятия на нашем доме – унести Гейла в Роамские горы. Он сможет сам о себе позаботиться…

Санте казалось, что крик застрял у неё в горле и не давал дышать. Она обхватила себя за ноги и сжалась в маленький комочек, сидя под кроватью и боясь пошевелиться. Родители выбросили больного брата из дому! Совершенно беспомощного! Он теперь совсем один в Роамских горах. Там, где столько нехоженых троп, что можно бродить по ним вечность! Теперь у него есть только одна надежда на спасение – его маленькая сестра, которая готова жизнь положить за своего брата. И она сделает всё для того, чтобы с её Гейлом ничего плохого не случилось.

План Санты был совершенно простым и бесхитростным. В течение двух дней она незаметно выскальзывала из дома, унося с собой вещи, которые могли понадобиться ей в пути. Удобные дорожные туфли, небольшая котомка, куда Санта собиралась сложить свою поклажу, немного еды и воды. Всё это она укладывала в каминной комнате старого дома, который они с семьёй покинули некоторое время назад, когда отец получил должность магнария при Князе Парионе. Это было родовое фамильное гнездо, потому ни отец, ни мать не спешили продавать дом, рассчитывая на то, что когда-нибудь он достанется в наследство семье Гейла.

О брате Санта старалась не думать – мысли о предательстве родителей отзывались в её душе болью и страхом. Где сейчас он? Что чувствует, поняв, что его попросту выкинули из дома, будто шелудивого пса?

Санта накинула на плечи дорожный плащ и устроилась в кресле, окидывая взглядом обстановку гостиной, в которой так любил проводить время дядя Лерой. Следы заброшенности и запустения были везде, и сейчас запах затхлости казался как никогда более явным. Вон и мыши в углу прогрызли половицу так, что получилось аккуратное круглое отверстие…

Санта нахмурилась, осторожно спустилась с кресла и направилась к тому месту, где в полу зияла дыра. Что-то было в ней странным, быть может, идеальная форма круга? Девушка присела возле отверстия на корточки и запустила в дыру ладонь. Пальцы наткнулись на что-то мягкое и кожистое. Крыло летучей мыши? Пискнув, Санта выпростала руку и сделала глубокий вдох. Зачем летучей мыши забираться под пол? Нет, это явно не она. Кто-то спрятал что-то под доской и, судя по всему, хотел, чтобы это самое «что-то» было найдено! Иначе, зачем делать тайник в таком приметном месте? Некоторое время после того, как их семья покинула этот дом, здесь жил дядя Лерой. Быть может, он и сохранил здесь что-то важное?

Санта взялась за доску и потянула на себя. Половица поддалась, оказываясь в руках девушки, и Санта заглянула в получившееся отверстие. Мыши там не было. Зато была внушительная книга в тёмном кожаном переплёте и ещё какая-то связка то ли полотняных мешочков, то ли саше, от которых, казалось, разносится тонкий аромат душистых трав. Отложив доску в сторону, Санта вынула свою находку, поднялась на ноги и вернулась обратно к креслу, по дороге бросив быстрый взгляд на окно. Извозчик должен был прибыть с минуты на минуту, но Санта уже не спешила с отъездом. Всё её внимание сосредоточилось на фолианте.

«… превращения уже не такие болезненные, как то было раньше, жар больше не снедает моё чрево и не выворачивает все внутренности наизнанку. Я могу контролировать своё тело…»

«… в Мёртвом поговаривают о драгах – потомках больших драконов, которые являются местной легендой. Они сгинули давно, оставив после себя лишь воспоминания и небылицы, передающиеся из уст в уста и обрастающие ещё большими небылицами. Сгинули, ха-ха!»

«… с огромным трудом удалось достать пулвис, я весь в нетерпении… жду, когда можно будет им воспользоваться… мне кажется, я могу думать только о своих созданиях. Они снятся мне ночами! Если бы я мог не таиться…»

Санта нахмурилась, быстро пролистывая страницу за страницей и мельком проглядывая какие-то чертежи, записи, сделанные на неизвестном ей языке и бесконечные формулы. Возле крыльца уже дожидался извозчик, постучавший в дверь несколько минут назад и получивший указания ждать столько, сколько потребуется. Если раньше Сантой руководило желание быть рядом с братом, чтобы помочь ему в трудные для него минуты болезни, то теперь она поняла, что в её силах сделать для Гейла нечто гораздо большее. Она отнесёт ему записи дядюшки Лероя. Может статься, что Гейл почерпнёт в них что-то важное, ведь не зря же матушка упоминала дядю в их с отцом ночном разговоре. Захлопнув книгу и сунув её к остальным вещам в котомке, Санта в последний раз окинула взглядом гостиную и быстрым шагом покинула дом.

– Дальше не повезу, – извозчик утёр со лба пот и спрыгнул с козел, чтобы подать своей маленькой пассажирке руку. – Там тропы заросшие, куда ведут, не знаю. Дальше десятка шагов от начала леса не заходил – боязно.

– Ладно, – Санта вздохнула, протянула извозчику монетку и осторожно спустилась по подставленной лесенке. – Попробую найти путь сама.

– Я вас тут подожду, маленькая госпожа. Как несколько шагов вглубь пройдёте и поймёте, что дальше хода нет, возвращайтесь. Домой отвезу.

– Нет, – Санта покачала головой и удобнее устроила на плече котомку. – Я теперь назад не могу, нельзя мне, брат у меня там, – неопределённо махнула она рукой на обступающие их громады Роамских гор.

– Ну, как знаете, а я всё же вас обожду, – извозчик вновь устроился на козлах и достал из кармана табакерку, наблюдая за маленькой девчушкой. Та быстро добралась до первых деревьев, замерла возле них, словно сомневалась в том, что ей стоит идти дальше, обернулась и одарила извозчика неуверенной улыбкой. И не успел он махнуть ей рукой, давая понять, чтобы крошка шла обратно, как она скрылась под сенью деревьев и пропала из виду.

**

Сердце Гейла было не на месте. С самого утра, едва стоило ему отправиться на ставшую привычной прогулку к глубокому лесному озеру, внутри поселилась тревога. Душа, казалось, рвётся куда-то, но Гейл не мог понять, с чем это связано. Даже обычные разочарование и злость были не так заметны, словно значили гораздо меньше, чем беспокойство.

Он провёл в одиночестве семнадцать дней. Семнадцать дней личного кошмара и неверия в происходящее. Его выбросили из дома. Просто выкинули как ветошь, пока он находился в бессознательном состоянии. И ещё горше было от осознания того, что это сделали его же собственные родители! Они знали, что делали, когда отнесли его в одну из пещер Роамских гор. Даже если бы Гейл не заплутал и нашёл выход, он никогда бы не вернулся домой. Ему бы просто не позволила гордость.

Первое время он просто сидел, уставившись в одну точку перед собой, лишь время от времени переводил взгляд на лежащие подле него вещи, будто хотел удостовериться, что они существуют на самом деле. Да. Вот лук со стрелами и небольшой узелок, в котором лежит ломоть хлеба, вяленое мясо и мех, доверху наполненный водой.

После решил, что выживет наперекор всему и вся. Он сможет справиться со своей болезнью, пусть даже его вынудили остаться с ней один на один. Он справится, и будет жить как отшельник, ведь его собственные родители устыдились недуга сына и отправили его погибать в Роамские горы. Другого выхода у Гейла просто не оставалось.

2