Умрешь, если не сделаешь | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Это, кстати, один из самых приятных аспектов работы. Начальство сидит в вагончике на другом конце площадки и к нему почти не суется. Если он вовремя управляется с подвозимым материалом, перемалывая кучи каменного лома, то сам решает, когда начать и кончить, и над душой у него не стоит никакой козлина-прораб.

Графство переживало строительный бум, щебеночный заполнитель требовался сплошь и рядом. Для Стивена Саклинга это означало много сверхурочной работы и солидную сумму каждый четверг.

А еще у него имелась секретная и очень хорошая подработка на стороне. Например, как сейчас. Мускулистый бритоголовый Саклинг в жилете с сигнальными элементами поверх неопрятной майки и джинсов сидел в кабине экскаватора-погрузчика и двигал рычагами, вгрызаясь ковшом в бок пирамиды лома. Ковш повернулся и с грохотом высыпал содержимое в загрузочную воронку камнедробилки. С ее конвейера посыпалась на землю мелкая крошка.

Степень помола можно регулировать. Первая предназначается для использования в строительстве зданий. Степень 6F2 – более мелкая, для водостоков или дорог. Эта куча – будущая дорога в новом жилом районе неподалеку от Хоршема.

Стивен согласился выйти в субботу по двум причинам. Во-первых, его попросило начальство, и оплата шла по повышенному тарифу, а во-вторых, боссы все как один отправились на первый в Премьер-лиге матч «Альбиона» против «Манчестер Сити». Он и сам хотел посмотреть игру, да слишком уж хорошие сегодня ожидались бабки. Не только сверхурочные от «Картер контрактинг», но и кругленькая сумма от некоего мистера Джоргджи Дервиши – албанского заказчика, который регулярно вручал ему пять кусков наличными, чтобы он не замечал в куче лома человеческие останки. Руки, ноги, туловища и головы, которые он размалывал, через неделю закатают под сотни тонн асфальта. Навсегда.

Сегодня после работы он с удовольствием отправится вместе с женой Эйлин на барбекю к друзьям. И наконец выпьет пива.

Глядя за ломом, сыплющимся с конвейера, Стивен заметил человеческую руку; почти сразу же ее накрыло мелким щебнем. Потом бесстрастно скользнул взглядом по предмету, похожему на голову. Волосы и ухо?

Развернул машину, опять вгрызся в пирамиду, приподнял ковш.

И тут экскаватор издал звук, которого Стивен прежде не слышал. Лязг-лязг-лязг. Кабина тревожно завибрировала.

Наступила тишина.

На приборной доске замигала красная лампочка.

Мать вашу!

Саклинг встревоженно поглядел сквозь стекло на ковш, который застыл в воздухе.

И особенно на объект, свисающий через край.

Сомнений нет, человеческая рука. С блестящими наручными часами.

Весь трясясь, Стивен выключил зажигание, снова включил и нажал «пуск».

Никакой реакции.

О нет!!!

Попробовал снова. Еще раз. Безрезультатно!

Рука болталась. Высоко, не достать.

В отчаянии Стивен выбрался из кабины и, как обезьяна, полез по стреле экскаватора. Схватился за гидравлический цилиндр, подтянулся, попробовал съехать по следующему звену к ковшу – и сорвался.

Пролетел шесть футов, стукнулся головой о край ковша, пролетел еще пятнадцать и приземлился вертикально с тошнотворным треском, хрустом и острой болью в ногах. Повалился лицом вниз.

Вскрикнул, отчаянно попытался пошевелиться и снова закричал.

Застыл в панике.

О черт! Нет!

Берцовая кость правой ноги торчала сквозь джинсы. Раздробленная левая нога лежала под диким углом, частично накрытая телом.

Он попробовал приподняться на руках. Боль была нестерпимой.

Стивен оглядел серо-коричневые окрестности. Остановился взглядом на синих грузовиках с красными буквами «Картер»; на мусорном контейнере с низкокачественной древесиной, штукатуркой и картонными коробками, которые выбрал из недавно прибывшего строительного мусора; на зеленой крыше склада за полоской воды на той стороне порта.

До сознания постепенно доходило, что барбекю отменяется. И что это самая малая его неприятность. Он прополз несколько дюймов к гусеницам экскаватора и закричал.

Что же делать, мать вашу?!

Сунул руку в карман джинсов. Нащупал твердую выпуклость мобильника. Слава богу! С трудом вытащил – при каждом движении тело пронзала стреляющая боль, – набрал 999 и вызвал «Скорую».

В затуманенном сознании мелькнуло, что медики, быть может, не посмотрят наверх и ничего не заметят.

Глава 18

Суббота, 12 августа

17:00–18:00

Шифрованное сообщение, которое кинолог передала через радиооператора Эйдриану Моррису, означало, что полицейская собака распознала в означенном объекте взрывное устройство.

Моррис сообщил об этом начальнику матча, который, в свою очередь, поставил в известность Оскара-1. Тот проинформировал оперативного дежурного взрывотехников в Фолкстоне и отправил им по электронке фотографию камеры, сделанную системой видеонаблюдения стадиона. Взрывотехники, которым в обычных условиях требуется час десять, чтобы с мигалкой добраться в Брайтон, проведут первичный анализ снимка по алгоритму Национальной службы безопасности и определят площадь эвакуации.

Меньше чем через минуту у Кундерта зазвонил телефон. На связь вышел оперативный дежурный взрывотехников.

– Сэр, объект сравнительно небольшой. Сейчас в аэропорту Гатуик проходят учения оперативной группы, и мы отправили ее к вам – прибудут через полчаса. Просим вас немедленно расчистить вокруг объекта минимум пятьдесят метров. Лучше сто, но, с учетом вашей ситуации, достаточно пятидесяти.

Кундерт передал информацию Моррису и всем присутствующим в центре управления. Сто метров означало бы полную эвакуацию стадиона и все прелести сдерживания паникующей толпы. Еще одна потенциальная опасность, о которой не следовало забывать, – возможное наличие дополнительных взрывных устройств в местах сбора людей; классическая тактика террористов. Если эвакуировать только Южную трибуну, где лежит камера, и частично Восточную и Западную, можно безопасно собрать болельщиков и незамедлительно вывести их за пределы стадиона. Но если эвакуировать в радиусе ста метров, придется просто отправить всех по домам. А значит, переносить матч.

Сошлись на незамедлительной частичной эвакуации. Если повезет и тревога ложная, есть – хоть и маленькая – вероятность того, что игра продолжится.

Кундерт сообщил о своем решении Оскару-1.

Кит Эллис немедленно отправил наряд дорожной полиции навстречу саперам, туда, где на шоссе А23 начинается съезд к аэропорту Гатуик, чтобы с помощью полицейского эскорта ускорить их передвижение.

Не успел он опустить рацию, как завибрировал телефон. Звонил Рой Грейс.

Познакомились они давным-давно, почти двадцать лет назад. Эллис тогда был сержантом в полицейском участке на Джон-стрит, а Рой Грейс – простым стажером.

– Что слышно про «Амекс», Кит? Я здесь с сыном.

– Им не нравится камера. Взрывотехники уже выехали.

Рой повернулся к Бруно и подумал: нужно вывести тебя отсюда, срочно.

Глава 19

Суббота, 12 августа

17:00–18:00

Во время учений эвакуацию трибун удавалось провести за восемь минут. Эйдриан Моррис размышлял, получится ли сделать это на практике. Он приготовился нажать тревожную кнопку и объявить эвакуацию Южной трибуны, а также непосредственно прилегающих к ней секторов Восточной и Западной. Вывел на экран текст, который должен зачитать по системе звукового оповещения. Взглянул на часы. Каждая секунда тянулась, как вечность; гортань свело, во рту пересохло. Пробежал глазами:

Внимание! В связи с инцидентом в системе безопасности игра приостановлена. Объявляется частичная эвакуация. Болельщиков в секторах А – Е Восточной и Западной трибун, а также всех болельщиков Южной трибуны просят организованно покинуть стадион, следуя указаниям стюардов и полиции. В ближайшее время будет принято решение о возможном возобновлении матча.

Согласно инструкции, надо также немедленно закрыть все торговые киоски и туалеты.

О господи, думал Моррис, глядя то на камеру, то на текст на экране. Внутри все переворачивалось. Правильно ли я поступаю?

А есть другой выход?

Глава 20

Суббота, 12 августа

17:00–18:00

– Пап, что случилось? – спросил Бруно, увидев, что отец закончил звонок.

Грейс тревожно посмотрел на пустое сиденье и камеру.

9