Умрешь, если не сделаешь | Страница 14 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– С тех пор вы его не видели?

– Не видел.

– Сын на вас злился?

– Он потерял «Айфон», и, чтобы его проучить, я купил взамен дешевый телефон. Он разозлился, потому как думал, что мне жалко денег.

– Пытались ему дозвониться?

– Конечно, несколько раз. Один гудок – и включается голосовая почта.

Грейс сделал в блокноте несколько пометок, записал адрес и номера телефонов Брауна и его сына.

– Как бы вы описали отношения с сыном?

– Манго дерганый, как все подростки. Я пытаюсь привить ему какие-то ценности, однако мать сдувает с него пылинки и балует, а мне говорит, что я перегибаю палку. – Браун помедлил. – Четыре года назад у нас под колесами машины погибла дочь. Теперь мы трясемся над Манго, хотя ему скоро пятнадцать и он почти уже взрослый. Всегда отвозим его в школу, забираем после уроков… – Браун пожал плечами. – Понимаете, одного ребенка мы уже потеряли.

– То есть ваши отношения… Как бы вы их охарактеризовали?

– По большей части – зона боевых действий. Иногда, как сегодня, – шаткое перемирие. На самом деле я люблю его без памяти, но стараюсь закалить перед встречей с реальным миром.

Грейс сделал пометку в блокноте и поднял глаза.

– Где вы поставили машину?

– Парковка «А».

– Опишите сына.

– Ему почти пятнадцать. Рост пять футов семь дюймов, светлые волосы забраны наверх в пучок. – Подумал секунду. – Клетчатая рубашка, джинсы, кроссовки. Шарф «Чаек».

Браун показал несколько фотографий на телефоне, и Грейс сбросил их себе с помощью функции «эйрдроп».

– У вас есть еще дети?

– Нет.

– Жене сообщили? Вы живете вместе?

– Да, вместе. С тех пор как умерла дочь, всё не слава богу.

Грейс сочувственно улыбнулся.

– Кажется, Аристотель сказал, что у богов нет для матери худшей пытки, чем пережить своего ребенка?

– Если так, он прав. Хотя мог бы добавить и отца.

– Сочувствую.

Кипп рассеянно кивнул.

– Спасибо.

– Манго пользуется соцсетями?

– «Инстаграмом» и «Снэпчатом».

– Под какими именами?

Браун продиктовал.

– Еще что-то?

– По-моему, нет.

– У него, надо полагать, есть компьютер?

– Да, он в нем буквально живет. Парень редко куда-то ходит и мало общается с приятелями лично, только виртуально. Большую часть времени просиживает у себя. А жена и рада, что он дома.

Вспомнив Бруно, Грейс кивнул.

– Понимаю. Мой сын младше на несколько лет, но ведет себя точно так же. Нам срочно нужен компьютер Манго.

– Пожалуйста, верните мне моего мальчика.

– Вернем, сэр, не сомневайтесь. Главное, четко выполняйте мои указания. Сейчас выходите отсюда и делайте, как вам велели, – отправляйтесь домой. Я скоро перезвоню и пришлю вам опытного переговорщика.

– Только держите все в тайне.

– Я не стану информировать вас относительно нашей тактики, мистер Браун. Вы обратились за помощью, и, если действительно намерены ее получить, вам придется согласиться, что у нас большой опыт. Про полицию в сообщении говорится четко и ясно, я это услышал. Но если вы хотите, чтобы мы участвовали в освобождении вашего сына, вы должны нам доверять. Мы поняли друг друга?

Браун поднял руку с криптофоном.

– Звонить будете только на этот номер?

– На другой, кажется, нет смысла, – отозвался Грейс, глядя на сиденье унитаза, где рядом с «Айфоном» лежали симка и батарея.

Браун выдавил из себя печальную улыбку.

– Вы же найдете Манго? Я люблю его. Временами он тот еще дикобраз, но я так его люблю!

– Мы сделаем все возможное, чтобы мальчик как можно быстрее вернулся и не пострадал. В ближайшее время к вам домой прибудет наша команда в штатском. Если похитители выйдут на связь раньше, изо всех сил морочьте им голову.

– Как?

– Вы успешный бизнесмен, вам не впервой. Придумайте что-нибудь правдоподобное. Скажите, что у вас клиент, и попросите перезвонить через час. Что угодно. Договорились?

– Постараюсь.

Глава 31

Суббота, 12 августа

17:30–18:30

Кипп Браун собрал телефон и ушел, а Грейс еще несколько минут подождал в туалете. В голове проносились мысли. И первая: какого черта похищать подростка здесь, где столько полиции и камер? Но если мать пылинки с него сдувает, и они с мужем всегда сами отвозят его в школу и забирают после уроков, то у преступников остается не так уж много вариантов. А старая полицейская истина гласит: задумал что-нибудь спрятать – сделай это на самом видном месте. Более видного, чем стадион, не придумаешь.

Грейс надиктовал для себя несколько заметок, а потом обзвонил свою небольшую слаженную команду.

Шел «золотой час» – время непосредственно после преступления, когда по свежим следам легче собирать информацию. В особенности если преступление еще совершается. Манго Браун исчез около двух часов назад. Как далеко его могли завезти?

Оскар-1 проинформировал суперинтенданта Джейсона Тингли. Суперинтендант, как и Грейс, имел солидный опыт в борьбе с похищениями. Самый громкий случай – школьный учитель, сбежавший во Францию с несовершеннолетней ученицей. В ответ на вопросы Тингли Рой заверил, что тревога, видимо, не ложная. Поскольку Тингли возглавлял спецотряд «Золотой», ему и надлежало определять стратегию. Главное – он поддержал решение Грейса вести операцию тайно. После консультации с Тингли Рой решил не выставлять кордоны, так как это покажет похитителям, что вовлечена полиция. Кроме того, за два часа они вполне могли уехать и сейчас находиться бог знает где. Могли даже покинуть страну. Фотографии Манго Брауна, которые Грейс скачал с телефона его отца, были разосланы полиции Сассекса и прилегающих графств: Суррея, Гемпшира и Кента, – а также Британской транспортной полиции и всем сотрудникам пограничного контроля воздушных и морских гаваней. Объявлено внимание всем постам. Задача – найти подростка, не вовлекая СМИ.

Рой Грейс вышел из туалета и торопливо зашагал по пустынному вестибюлю. Убери с дороги все, что мешается под ногами, – одно из основных правил любого серьезного расследования. Показав удостоверение стюардам, он прошел в центр управления.

Моррис, Кундерт, Болкхэм и Брэнсон сидели за пультом и смотрели на монитор, который показывал крупным планом камеру в высокой траве. Завидев Грейса, дружно зааплодировали.

– Вы совсем без башни, босс! – воскликнул Гленн Брэнсон.

– Спасибо, Рой! – улыбнулся Эйдриан Моррис.

– Со мной там сын, – ответил Грейс, – другого выхода я не видел.

– И мой сын здесь. С дедом. Фанаты на трибунах и не догадываются, что были на волосок от смерти… Спасибо еще раз. В понедельник станешь героем «Аргуса», черт тебя возьми!

– Начальство вам устроит! – заметил Брэнсон.

– Жду не дождусь, – дерзко заявил Грейс. – А у нас еще одна крупная неприятность. Пойдемте, расскажу.

Он первым вошел в соседнюю маленькую комнату, сообщил о похищении и объяснил, что расследование пока надо вести тайно.

На футбольном поле под ними возник острый момент, однако никто в диспетчерской не обратил на это внимания.

– Босс, – произнес инспектор Брэнсон, – если кто-то планировал похитить Манго Брауна, почему здесь, прямо под носом охраны и камер? Зачем такие сложности?

– Не скажи, – отозвался Грейс. – могли быть причины. Я пока не делаю никаких выводов, но одна из гипотез – угроза взрыва и похищение связаны.

По опыту он прекрасно знал, что разгадка обычно проста и очевидна.

Что имеется в данном случае?

Самый простой и очевидный вывод – бомба послужила отвлекающим маневром для похищения Манго Брауна. Замечание Гленна Брэнсона вполне разумно – просто он не знает, насколько опекали мальчика родители.

Инспектор покачал головой, повторяя уже сказанное:

– Если кто-то хотел похитить парня, есть куча других возможностей.

– Не исключено, и я поручу кому-нибудь все это выяснить, Гленн. А теперь – о наших дальнейших действиях. Эйд, нужно проверить записи со всех камер. Если Манго Браун все-таки вошел на стадион, это где-то зафиксировано?

– На каждом турникете есть сканер штрих-кодов. А штрих-коды – на всех абонементах. У несовершеннолетних он загорается другим цветом. Если малый вошел на стадион, мы выясним где.

– Поторопись, ладно? Надо прочесать стадион вдоль и поперек. Вдруг его держат где-то здесь…

– Будет сделано.

Грейс взглянул на Брэнсона.

14