Умрешь, если не сделаешь | Страница 13 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Похищение с целью выкупа. Грейс лихорадочно соображал. Несколько лет назад он прошел обучение на переговорщика и с тех пор неоднократно выступал в этой роли. Большинство обращений в полицию поступало от грязных подонков и было связано с мелкими долгами за наркоту. В последнем инциденте, всего несколько недель назад, мужчину похитили и избили за долг в пятьдесят фунтов. На все про все ушло четыре часа.

А еще одно недавнее похищение оказалось и вовсе «липой». На экстренный номер 999 позвонила женщина из Бёрджесс-Хилл и сообщила, что на ее глазах в машину запихнули человека. Как выяснилось, четверо наркодилеров нагрянули домой к подельнику, который кинул их на пару кусков. Тот бросился на приехавших с бейсбольной битой, одного вырубил, а двум другим сильно навалял. Они запихнули находящегося без сознания товарища в машину и скрылись.

Но в данном случае у Грейса было чувство, что дело серьезное.

Прежде всего он задался вопросом: какого рода это похищение? Во-вторых, каковы «за» и «против» открытой и секретной операции? В-третьих, что крайне важно, какова его роль?

Вопрос, ответ на который он уже знал, – вернуть мальчишку целым и невредимым.

В-четвертых, он мысленно прокрутил события до потенциального расследования в коронерском суде через полтора года и представил допрос с пристрастием, который ждет его на скамье подсудимых.

«Суперинтендант Грейс, вы знали, что, открыто вовлекая полицию, ставите под угрозу жизнь мальчика. И тем не менее проигнорировали просьбу вести операцию тайно?»

Рекомендации носят очень общий характер. Например, полицейский не должен подвергать свою жизнь опасности. Но бывает – как несколько минут назад с камерой, – что надо решать моментально. Когда нарушаешь инструкцию, главное – убедительно обосновать свои действия.

Если похищенному нет восемнадцати, операция проводится открыто, однако – «сообразуясь с обстоятельствами». Имеется установленная процедура спасения детей. Если ей следовать, в СМИ начнутся репортажи. Достаточно ли у него ресурсов, чтобы обработать информацию, которая хлынет от населения? Приметы мальчика появятся в новостных рассылках, на радиостанциях и информационных щитах. Поток событий будет практически невозможно остановить. И похитители узнают, что отец жертвы ослушался их недвусмысленного приказа…

В любом случае у него сейчас недостаточно информации, чтобы запускать в ход всю эту машину. Придется пока вести следствие тайно. Объяснится он потом, если зададут головомойку, в чем, зная своего босса, помощника главного констебля Кэссиана Пью, Грейс почти не сомневался.

Первый пункт в списке приоритетов – удостовериться, что тревога не ложная. Сразу возникает вопрос, нет ли связи между угрозой взрыва и похищением.

Рой думал. Есть ли веские причины увязывать одно с другим?

Во-первых, «Амекс» еще ни разу не угрожали взорвать.

Во-вторых, здесь никогда никого не похищали.

Получается, два в одном – угроза взрыва и похищение в тот же день.

Да, эти события как-то связаны. Наверняка. Может, бомбу использовали для отвода глаз? Что-то тут не клеится…

– Где сейчас отец?

– В туалете Южной трибуны; боится, что его увидят рядом с полицией. Звонил нам по криптофону, который держит для деловых контактов.

– Кит, нужно срочно выяснить, с какого номера пришло сообщение.

Неожиданно рядом раздался громкий голос, и Грейс вздрогнул.

– Как жизнь, Рой? Чем занят?

Он повернулся и увидел высокую плотную фигуру штатного полицейского фотографа Питера Аллена, который стоял у входа на трибуну.

– Кит, погоди секунду… – Грейс повернулся к коллеге. – Питер, у меня тут неотложное дело. Бруно – в пяти рядах отсюда. Можешь сказать ему, что меня срочно вызвали, а после игры отвезти домой?

– Конечно, Рой. Только в туалет заскочу. Я видел Бруно. Мы с мальчишками сидим недалеко от вас.

Грейс поблагодарил Питера и снова вернулся к Оскару-1.

– О’кей, Кит, что известно про отца? Кто он?

– Зовут Кипп Браун.

– Кипп Браун? – Грейс нахмурился. – «Доверься Киппу?»

– Не знаю. Но имя редкое.

– Как думаешь, похищение настоящее?

– Очень даже.

– Я с этим Брауном пересекался, тот еще гусь… Неловко.

– А что?

– Пустяки, забудь.

– Командир, для идентификации используем пароль «Яблоко».

Грейс поспешил к туалетам. Войдя в мужской, поморщился от резкого запаха мочи и дезинфицирующего средства. Все, кроме одной, кабинки были открыты. Он подошел, надеясь, что не ошибается.

– Мистер Браун! Здравствуйте!

– Кто вы? – произнес низкий настороженный голос с едва уловимым новозеландским акцентом.

– Яблоко. Начальник отдела по расследованию особо тяжких преступлений, полиция Суррея и Сассекса, сэр.

– Быстро вы.

– Я был на стадионе, смотрел игру.

Дверь приоткрылась, вышел и с ним поздоровался высокий симпатичный мужчина с зачесанными назад темными волосами. Похож на Алека Болдуина, отметил Грейс.

– Уже встречались, – отрывисто произнес Браун. Он был озабочен и взвинчен.

– Да, в апреле.

Воцарилась неловкая тишина. Весной Брауна на короткое время арестовали по подозрению в убийстве. Его по ошибке сочли виновным, но позже отпустили. Грейс помнил, как грубо и надменно Браун тогда себя вел.

– Чтобы вы знали, – холодно добавил Кипп, – сына я не убивал.

– Кто прошлое помянет…

Браун кивнул.

– Итак, расскажите вкратце, что произошло. – Грейс вытащил диктофон и нажал запись.

Независимый финансовый консультант выполнил просьбу и показал сообщение на телефоне, которое Рой тут же себе сфотографировал.

– Пытались ответить?

– Заблокировано. Видите ли, детектив, я не вправе рисковать жизнью Манго, открыто вовлекая вас.

– Не имею всех фактов, сэр, но здесь, похоже, классическое похищение ради денег. Вы в городе лицо очень известное, все в курсе, что вы богаты, и похититель предупредил о выкупе. Первоочередная задача – вернуть вашего сына целым и невредимым. Не пытайтесь действовать в одиночку, что бы вы о нас ни думали. Сколько возможно, мы будем вести операцию тайно.

– А если они его убьют?

– Из сообщения ясно, что похитителей интересует материальная выгода. Вы готовы заплатить? Мы сделаем все возможное, чтобы вернуть ваши деньги, но могут понадобиться начальные вложения.

– При обычных обстоятельствах – да. Хотя в данный момент могут возникнуть проблемы.

– Какого рода, сэр?

– У меня некоторые затруднения с оборотом наличности.

– Сколько вы можете собрать в короткий срок?

– Немного. Послушайте, у нас конфиденциальный разговор, так?

– Разумеется.

– У меня черная полоса, сплошные неудачи. Брак трещит по швам, я мало уделял времени работе и потерял нескольких крупных клиентов. Имущество заложено-перезаложено, я исчерпал овердрафт, и карточки все выбраны.

– Похититель Манго в это, конечно, не поверит?

– Вот именно.

– Вы можете раздобыть наличные?

Браун покраснел.

– Быстро и законным путем – нет.

– То есть?

– У одного из клиентов солидная сумма на счете, но ее нельзя трогать.

– Понятно. Хорошо, у нас есть команда обученных переговорщиков и отработанные алгоритмы действий с учетом конфиденциальности. Однако вы должны нам доверять. – Грейс посмотрел ему в глаза.

– Выбора у меня особенно нет.

– Вам запретили вовлекать полицию. Но ведь Манго пропал еще пару часов назад. Логично предположить, что за это время вы бы обратились к стюардам или полицейским.

– Да, наверное, – неуверенно ответил Браун.

– Когда вы в последний раз видели сына?

– Минут через пять после того, как мы приехали – опоздали из-за пробок. Мы шли к помещению для приемов, и он разговорился с приятелем.

– Какому помещению для приемов?

– В Южной трибуне.

– Вы знаете этого приятеля?

– Не очень. Вроде бы Александер – его одноклассник в Брайтон-колледже. Режутся в онлайн-игры.

– Александр?

– Да, только на конце буква «е», Александер.

– Фамилия?

– Не знаю.

– Спросим в колледже. Продолжайте.

– Потом я встретил клиента и отвлекся.

– Имя?

– Барри Карден, старший партнер крупной брайтонской фирмы бухгалтеров и бизнес-консультантов.

Грейс уточнил, правильно ли записал фамилию.

– Мы немного поболтали, и мне следовало торопиться в ложу, куда я пригласил несколько клиентов. Оглянулся и обнаружил, что Манго исчез. Я не очень беспокоился – у него был с собой билет, и, кроме того, он на меня немного взъелся. Я решил, что парень пошел к месту сам. Но он так и не появился. А потом прислали сообщение.

13