Мамонт там, где любовь | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Мамонт там, где любовь

Ираида Трощенкова

Дизайн обложки Олеся Трушкина

Корректор Наталья Алферова

© Ираида Трощенкова, 2018

ISBN 978-5-4485-8380-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Телок

Фекла спешила в стайку. Любимица корова Марта на сносях и вот-вот должна отелиться. Вся в домашних заботах и хлопотах, переступила порог в широченных черных резиновых сапогах.

Лицо ее светилось улыбкой. А в прочем, даже тогда, когда ей бывает совсем невмоготу, глаза ее сияют… Такая порода. Просто женщины ее рода всегда вызывают радость у людей в любой ситуации. Такое лицо, и как бы она ни старалась быть серьезной, всегда выглядит комично и задорно.

При встрече с ней у каждого в ответ рот растягивался в ответной улыбке. Ей бы клоунессой в цирке работать, да почем селянке об этом ведать, вот и месит навозную жижу от фермы до дома.

Дождалась! Разродилась коровушка. И детеныша своего облизывает. Довольная женщина ахнула и быстро нагнулась, чтобы определить пол приплода. Теленочек! Только уж больно лохматый. А когда и мордочку новорожденного рассмотрела, то и вовсе завалилась на бок. У сивой коровы родился маленький и такой же сивый… слоненок.

– Вот те, телок! Что же я с ним делать буду?

А тот, отвернув хоботок набок, посасывал молоко из мамкиного вымени. Фекла, достав из кармана фуфайки веревку, накинула на шею новорожденному:

– Пойдем, милый, в отдельное стойло. Негоже тебе все вымя высасывать, будешь привыкать, как и положено, из ведра кормиться.

Роженица Марта протяжно замычала, мотнула агрессивно рогами, не желая расставаться с кровинушкой.

– Ну, будет тебе, чай, не насовсем увожу. Будешь через перегородку свое чадо облизывать. Женщина заботливо разместила новорожденного в отгороженное рядом с роженицей помещение:

– Что за напасть такая? Лично к быку на ферму корову отводила и откуда взялся такой приплод? И тут до нее дошло: не слоненочек вовсе родился, а мамонтеночек! Слонята лохматые не бывают. Вот только шила в мешке не утаить. И если прознает вся округа, то отберут маленькое чудо!

На следующий день, вооружившись овечьими ножницами, предприимчивая женщина обстригла малыша, а в некоторых местах и вовсе побрила станком: «Вот теперь точно сивый слоненок! Из шерсти варежки свяжу себе и племянникам. Но то, что родился первобытный мамонтенок, никто знать не должен. Знамо, заберут в науку моего Матенка, а взамен и рубля не получишь».

Шло время. И осенью подрастающего слоненка увидели соседи:

– Откуда такое чудо?

– Так он к осени шерсть отращивать начал, видно, к зиме готовится, приспосабливается к сибирским условиям, – сообщила хозяйка, рассмеявшись белозубой улыбкой, – А в еде неприхотливый: и сено кушает, и картошку, а больше всего любит веточки березовые отщипывать. Вырастет, похлеще трактора помощником станет! Матенок, ко мне, мой маленький!

Вот так в одном сибирском селе появился маленький мамонтенок, которого веселая хозяйка тщательно замаскировала под слоненка.

Но одно ей не ведомо, что в момент его рождения возникшая невесть откуда сиреневого цвета воронка выкинула его под ее рожавшую корову Марту, затянув новорожденную телочку на двадцать три тысячи лет назад под роженицу-мамонтиху.

– Смотри, мать, – размахивал дубинкой первобытный человек, – наша Толстуха принесла невесть что, а бивни у нее на лбу проклевываются!

Глава 2. Необыкновенное путешествие

Прошло два года. Фекла продала от бедности свою коровушку Марту. Рука избавиться от Матенка не поднялась. Лохматый мамонт вырос ручным и очень добрым, весь в свою хозяйку. Бывало поплачется ему в шею от житухи своей горькой и легче станет. Ближе друга нет.

Давно бабенке за тридцать, по-прежнему веселая на людях, Фекла не показывала вида о своей горькой судьбе. Сама во всем виновата, не подсуетилась по молодости, а сейчас и вовсе нет желания на замужество.

Утреннее солнышко заигрывало с облаками. Фекла улыбаясь наблюдала за ним по дороге на водопой к реке.

– Светило в прятки, а облака в догонялки! – Рассмеялась женщина.

Матенок остановился, послушно подняв переднюю ногу и его рыжеволосая хозяйка вскарабкалась по веревочной лестнице обмотанной вокруг туловища великородного животного. Удобно разместилась на лохматой спине.

– Я тебя искупаю, друг ты мой единственный!

Рыжеволосая красотка засмеявшись. озорно похлопала своего питомца по спине.

Странным смотрелось как в сибирской современной глуши купается в речке мамонт. Хотя местные жители давно привыкли к чудаковатой Фекле и ее горбатому другу. Так и считают его слоном-уродом, которого якобы выкинули из цирка.

Идиллию Феклы и Матенка разрушила гигантская волна, вода поднялась неожиданно от прорвавшийся выше дамбы. Перепуганная женщина ничего не могла сообразить и только крепче схватилась руками за ошейник смастеренный из четырех ремней на шее Мамонта.

Прибывающий поток воды уносил обоих в мутном водовороте…

Фекла очнулась на песочном берегу, от того, что Матенок обрызгал ее их хобота чистой, теплой водой.

– Живы! – Обрадовалась хозяйка двухгодовалого мамонта.

Оглядевшись по сторонам, молодая женщина почувствовала неладное. Бесконечная вода за горизонт наводила на мысль о море. Она никогда не была на нем, но догадаться нетрудно: вместо прибрежных ив да камышей – тростник. Деревья причудливые, чешуйчатые, совсем не похожие на привычные и милые сердцу березы.

– Мамочки мои, – запричитала перепуганная женщина обнимая ногу своего друга, куда нам теперь податься?

Солнце чужого края было жарким, но леденило душу. Беспокойство Феклы совсем не передавалось Матенку. Лохматый зверь веселился словно маленький ребенок. Уйдя в воду по самое брюхо, он набрав в хобот воды с наслаждением вылил себе на спину, затем высунул язык набок, словно дразнил свою хозяйку.

Жажда перехватила горло, Фекла понимая что соленую воду пить нельзя, потянула зверя вглубь тростника.

– Пойдем, милый, обходить владения.

Если бы то-то мог наблюдать картину со стороны, то получил бы большое удовольствие. Улыбчивая миловидная женщина в шортах и майке вела словно телка на веревочке здорового мамонта. Минутная меланхолия Феклы сменилась искорками в глазах, женщина была уверена, с ней просто не может произойти ничего плохого с таким защитником. А раз судьбе было угодно занести их на край света, значит это кому-то нужно.

Несколько дней проведенных в чудном месте принесли свои положительные плоды. Фекла сбросила лишний вес, питаясь диковинными фруктами похожими на зубы дракона.

Вместе с ненужными килограммами ушли как будто и несколько лет. Теперь женщина выглядела моложе своего биологического возраста и более двадцати семи ей никто бы не дал.

А Матенку и вовсе было все равно. Хозяйка на его спине всегда была для него пушинкой.

Птицы схожие с павлинами смешили Феклу своим миниатюрным размером. Прыгая по веткам и блистая синим переливом перышек, забавно чирикали, старясь привлечь к себе внимание. Девушка их долго хвалила, и особенно благодарные в ответ заливались протяжным высоким пением, раскрывая веером хвост цвета радуги.

Матенок начал линять от незнакомой ему ранее жары. Соорудив самодельный гребешок из корявой ветки, Фекла каждый день его вычесывала собирая для себя подстилку.

Поселились они рядом с тоненьким ручейком пресной воды бегущего из расщелины высокой скалы. Небольшой каменный выступ горы в виде навеса сослужил хорошую службу, став домом для девушки родом из сибирской глубинки. Как послушный собачонок, мамонт всегда был рядом.

Одним прекрасным солнечным днем, а впрочем других дней здесь еще не было, Фекла в хорошем настроении отправилась на спине Матенка обследовать таинственную землю. Мамонт скромно жуя листики с невысоких кустарников, топал в труднопроходимые заросли. С трехметровой высоты, Фекла ощущала себя глубоко счастливой.

Внезапный пронзительный рев диких зверей насторожил Мамонта. Он остановился, и подняв хобот стал нюхать по ветру. Осторожное поведение Матенка передалось его хозяйке.

1