Мара | Страница 3 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

За год до смерти отчима я увидела сон:

Утро, около шести, я слышу, как тикают часы. В комнате умиротворенная тишина. Мужчина гигантского роста лежит на полу головой к порогу, он бледный. Я вижу на нем знакомую одежду. Встав с кровати, я понимаю – это мой отчим.

Через год я узнала, что он умер от сахарного диабета. Он предпочёл навестить меня за год до своей смерти, словно хотел попрощаться. Сейчас мои родители вместе воспитывают внуков и помогают сестре. После смерти отчима мы с мамой долго приходили в себя и не могли осознать, что его больше нет. Это было трудно. Я ложилась спать и часто разговаривала с ним. Так он оставался здесь, будто никуда не уходил.

– Лапочка, ты должна отпустить меня, – я увидела отчима, сидящего на моей кровати.Ты должна идти дальше. И я тоже. Отпусти, – я увидела ту самую улыбку. – Обещаешь?

– Обещаю…

– Я всегда рядом. Даже если меня нет рядом.

Проснулась я в холодном поту, изнывая от тоски. Но поняла самое главное: его в этом мире, мире живых держу я. Он пришёл ко мне, чтобы сказать об этом. Я должна отпустить его, чтобы он обрёл покой. Поразительно, но как только я осознала, что причиняю ему вред, я его сразу же отпустила. Сейчас он является во сне, чтобы предупредить меня о событиях. Мне стало легче. Мы всегда, теряя близких нам людей, не хотим расставаться с ними. А они не могут перейти в иной мир из-за нас. Ушедшие из жизни люди – наши ангелы-хранители. Они с нами, даже, если мы не знаем об этом. Нас всегда оберегает чьё-то крыло. И я знаю, что мама до сих пор любит его.

Отец и отчим сыграли важные роли в моей жизни. Мне повезло с ними. От каждого из них я научилась многому. Для девочки очень важно восхищаться и гордиться отцом, так как отец закладывает проекцию женского счастья в будущую жизнь своей дочери. Помню, как в десятом классе я влюбилась. Объект моей любви был на год меня старше, мы писали друг другу письма, он играл на пианино. Мои девичьи мечты, конечно же, нашли отражение в нём. Как-то я увидела его с другой девушкой. Мне было больно, я злилась из-за этой ситуации, ведь подобного исхода никак не ожидала. Мне казалось, что мой мир рухнул. Вернувшись домой, я пришла к папе. Мы сидели на скамейке, я склонила голову на его плечо и горько заплакала. Мой отец испугался, он подумал, что я поранилась, и стал искать на мне следы ран. Немного успокоившись, я рассказала ему всё.

– Мара, девочка моя, не вздумай переживать! Впереди длинная жизнь и у тебя будут ещё много поклонников!

Но кто бы мог подумать, что однажды, увидев свою первую детскую любовь с другой девочкой, в порыве обиды и разочарования, выбежав со слезами из клуба, я встречу своего будущего мужа?! Никак иначе – это судьба! И никто не застрахован от неё!

В тот момент слова отца придали мне сил, я успокоилась. Мой отец тогда поддержал меня морально. Я помню слова утешения и его плечо, ведь очень важно, когда рядом есть опора. Порой достаточно лишь несколько слов и руки, которая развеет страхи и опасения, а родительская любовь и забота способна творить чудеса, отгоняя всё плохое. Чувство защищённости – самое важное чувство для ребёнка, оно на уровне инстинктов. Это чувство закладывают в нас наши родители. Природа так устроена, что тот, кто дал жизнь, тот имеет безграничную власть, чтобы защитить своё дитя.

Моя мама была противоположностью папы – железная леди со стальным характером. Всю жизнь она работала учителем, а, как известно, дети учителей всегда обделены вниманием. Ни разу за всю жизнь она не опоздала в школу. Она для меня героическая женщина. Она помогла мне поднять сына, стала для него второй мамой. Мама всегда играет особую важную роль в жизни ребёнка. Мы с ней прошли все тяжёлые периоды нашей жизни, и даже голод. Мама делала всё, чтобы я получила достойное образование. Мне очень хотелось, чтобы она гордилась мной. В её жизни и моей очень много параллелей. Мы продолжение друг друга. Когда мне было четырнадцать лет, нам с мамой пришлось уехать в Осетию, потому что мама сошлась с мужчиной не своей национальности и приняла другой уклад жизни. Ей пришлось пройти все этапы принятия в кавказскую семью. Она стойко пережила все уроки и испытания свекрови. Это был переломный момент в нашей жизни, так как моё принятие её мужчины сыграло большую роль. Я знаю, мама до сих пор благодарна мне за это.

Я стою в чёрном свадебном платье на улице возле дома. Вокруг много людей, на их лицах чёрно-белые маски.

– Мара, давай быстрее, а то опоздаешь! – кричит мне кто-то.

– Куда опоздаю?

– На свадьбу!

– На чью свадьбу?

– На свою!

Внезапно передо мной появляется мужчина в маске, через дырки для глаз я вижу красные точки. Я отшатнулась назад от страха. По костюму я поняла, что он и есть мой будущий муж.

Закончился один ад, но на его смену пришёл другой – моё замужество. Я вышла замуж в семнадцать с половиной лет. Вовсе не, потому что я была беременна, и нужно было официально оформить замужество. Я вышла замуж неосознанно, это было бегство от своей прежней жизни. Сейчас я так это называю. Новая жизнь дала мне снова колодцы, кухню и прибавила скандалы со свекровью. Семья моего мужа была далеко не бедная, все с высшим образованием, чем они очень гордились. Мы были разными: я любила чистоту, они же прекрасно чувствовали себя в грязи. Вся моя семейная жизнь являлась контрастом между мной и ними. Я всё это помню.

Моей маме приснился сон, в котором она открывает дверь, и бабушка Евдокия стоит с ребёнком на руках, это был мальчик. Этот сон ей приснился за два месяца до моей беременности. Хоть мы и не жили вместе, но связь сохранилась.

Единственной радостью стал мой сын, моё утешение, данное мне сверху. Мой ребёнок – это самое светлое, что было в браке. Я помню, что, когда он родился, медсестра долго пыталась ему оттереть пятно на груди, оно оказалось родимым. Сейчас оно выглядит медальоном в виде бабочки, говорят признак метки. Но со временем и его у меня стали отнимать. И, не смотря на мой юный возраст, я сама всё делала: сама купала ребёнка, сама воспитывала его, словно сверху мне показывали, что и как нужно делать. У меня были и есть до сих пор сильные материнские чувства. Любовь матери к ребёнку – безусловна, это единственная любовь, не требующая взаимности или благодарности. Эта любовь течёт по венам. Как всегда, устав от домашних дел, я легла на кровать и положила сына рядом.

Он улыбался мне и крепко держал мой палец.

– Мамочка, мы будем счастливы! – сначала я подумала, что мне показалось, будто я слышу голос ребёнка. Он продолжал улыбаться.

– Сынок, что ты сказал?

– Мы будем с тобой счастливы! – повторил сын.

Мой ребёнок, будучи младенцем, разговаривал! Я не могла ошибаться в этом. Дети изначально умеют разговаривать, для этого им не нужно открывать рот и выговаривать слова. Они общаются мыслями. Мой сын сказал мне главные слова, которые вселили в меня надежду. В его словах не было «ты», только «мы».

Шесть месяцев спустя:

Пустыня, зной, жара. Лёгкий ветер поднимает ржавый песок, который попадает в глаза. Я смотрю вниз и вижу, что стою на черепах. Их очень много вокруг. Они все в один голос эхом повторяют одно и то же слово: «Беги»

Мой брак продлился ровно полтора года. Моя свекровь заболела и ушла из жизни, свёкор запил. В один прекрасный день я решила послать всё к чёрту. В девятнадцать лет я уехала в Москву. Одна моя грудь была больше другой, так как я кормила сына до года одной грудью. Заставляли садисты. Я понимала, что мои проблемы с грудью связаны с обидой, чрезмерной опекой других. В первую же ночь моего приезда мою подругу выкинули из комнаты из-за меня, она меня не ждала. Оказалось, я приехала в никуда, мои единственные семь тысяч рублей были потрачены на новую ночлежку. В кармане не осталось ни рубля. Свои двадцать лет я отметила с подносом в ресторане и суточным заработком пятьдесят рублей. Работа в ресторане помощником официанта – это тяжёлая посуда, бессонные ночи, а в моём случае – работа каждый день. Я должна была копить деньги и посылать маме и сыну.

3