Воздушный стрелок. Наемник | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Лошинский выпустил сквозь стиснутые зубы воздух и повернулся лицом ко входу в шатер, где, привлекая внимание всех присутствующих, действительно выросла двухметровая фигура мажордома, вооруженного черным обитым серебром посохом с навершием в виде двуглавого орла. Зычный голос, явно усиленный Ветром, пронесся над столами, заставляя колыхаться скатерти и салфетки. Как только у гостей уши не заложило от такого приглашения выйти на свежий воздух?

Ко всеобщему удивлению, покинувшие шатер гости увидели на поле вовсе не ожидавшееся ристалище рыцарского турнира, обещанного к показу, а огромную полосу препятствий, явно выстроенную мощными техниками. Ничем иным столь скоростное строительство объяснить невозможно.

Под медленно стихающий гул гостей, рассаживающихся на зрительской трибуне, место комментатора занял неприметный человек в егерском мундире. Оно и понятно: не мажордому же заниматься такой ерундой!

– Господа, сегодня нас ждет крайне интересное зрелище! – перекрывая шум, начал разливаться соловьем комментатор, представляя…

Лошинский, устроившийся с Капой на скамейке прямо перед царской ложей, помотал головой, посчитав, что ослышался. Переглянулся с сидящей рядом подругой, но изумление на ее лице уверило его, что никакой ошибки нет. А кому и знать о подобных вещах, как не дочери боярина Рюмина, чей род владеет знаменитыми верфями. Правда, в их ассортименте подобной модификации нет и в помине! Спортивный тактический комплекс? Что за чушь?!

– Теперь я поняла, почему его высочество цесаревич прислал мне именное приглашение, – пробормотала девушка, с жадностью глядя на поле, где как раз появился угольно-черный ТК.

Иван вздохнул. Все, милая Капа пропала для общества. Теперь, пока заместитель начальника проектного бюро Рюминских верфей не увидит все, на что способен этот аппарат, пытаться заговорить с ней бесполезно. Фанатичка, что тут поделаешь? Лошинский покосился на бормочущую подругу, горящим взглядом следящую за кульбитами пилота.

– Мм, какая прелесть! Легкий, маневренный, явно предназначен для одаренных… но не наш. На громовский тоже не похож, как и на польский «Гусар». Самоделка? Не похоже. Стоп. Иксобразный силовой набор… «Визель»? Точно, «Визель» без навесного оборудования и съемных бронеплит!

– Капа, – дернул подругу за рукав Иван, но та отмахнулась. – Капа! Капа-а!!!

– Ну чего тебе? – недовольно откликнулась девушка.

– Вот. – Лошинский протянул ей небольшой буклет, только что переданный ему одним из слуг, разносящих по трибунам напитки.

– Что? А… Точно, спортивный тактический комплекс на базе «Визеля». – Капа зашуршала лакированными листами брошюры, не переставая одним глазом следить за скоростными передвижениями пилота по полосе препятствий. Так и косоглазие заработать можно. Но в этот момент она наткнулась на ТТХ комплекса и… залипла окончательно.

Наверное, только этим и можно было объяснить тот факт, что старший вой со склонностью к стихии Ветра Капитолина Саввишна Рюмина не успела отреагировать на внезапно изменившуюся обстановку, и спасать ее от удара несущегося на трибуны массивного тела весом далеко за двести килограммов пришлось ее соседу, только-только получившему статус воя. Во мгновение ока вознесшаяся перед первым рядом гостей каменная стенка глухо хрустнула, и врезавшийся в нее «снаряд» рикошетом ушел в сторону под визг какой-то чересчур впечатлительной и скорой на реакцию боярышни.

Творение Ивана еще не успело осыпаться наземь, а воздух уже наполнился свистом и шипением многочисленных стрелометов. Над царской ложей тут же возник мощный артефактный купол, немедленно налившийся матовым черным цветом, а трибуны расцветились зашипевшими от соприкосновений стихийными щитами.

Сошедший с ума пилот тактического комплекса метался по полю, почти не обращая внимания на искрящуюся от многочисленных попаданий встроенную броню, размахивал двумя тяжелыми, причудливо вогнутыми клинками и с упорством безумца все пытался пробиться к черному куполу царской ложи… пока один из рынд не ссадил его мощной ледяной техникой. Огромная глыба льда моментально вдавила ТК в землю, а в следующую секунду рядом оказались аж три тяжелых громовских комплекса. Глыбу снесло в поле, а поднявшиеся над головами пилотов широкие и тяжелые, словно рельсы, мечи замолотили по раздавленному противнику со скоростью вертолетных лопастей и мощью забивающих сваи копров.

Иван ошеломленно вздохнул. Все действо не заняло и десятка секунд, а показалось, что прошло не меньше десяти минут. Он перевел взгляд на Капу и нервно засмеялся. Девушка, кажется, даже не заметила, что происходит, настолько она углубилась в чтение брошюры.

– Ты чего? – Капа оторвалась от буклета и недоуменно взглянула на хихикающего рядом друга.

– Н-ничего, – замахал тот руками и, покосившись на поле, передернул плечами. – Представление закончилось… по техническим причинам.

– А? Авария? – непонимающе спросила Капа, отвлекшись наконец от чертовой бумажки, и обвела взглядом поляну и до сих пор сияющую активированными щитами трибуну.

– Ну, можно сказать и так, – медленно проговорил Лошинский, поднимаясь со скамейки и подавая подруге руку.

– И это хорошо! – неожиданно улыбнулась девушка.

– Чего? – выпучил глаза Иван.

– Ну… это эгоизм, конечно, но я хочу открыть тему гражданских ТК в нашем бюро. А подобное происшествие на первом показе даст нам немалую фору в работе, – протараторила Капа, но, бросив взгляд на людей, по частям вытаскивающих из ямы искореженные обломки тактического комплекса, резко побледнела. До девушки вдруг дошло, что именно она сказала, и на ее ресницах повисли капли слез. – Я-а-а… я черствая дура, да, Вань?

– Тихо-тихо… тихо. – Прижав к груди содрогающуюся девушку, Лошинский мягко ее обнял и забормотал что-то успокаивающее, не замечая, как рассеиваются поднятые щиты, а над трибунами поднимается гомон взбудораженных происшествием гостей. И уж совершенно точно он не расслышал голоса с царской ложи.

– Да, здоровая конкуренция – она такая…

Глава 4

Встать и идти

После слов цесаревича Михаила, произнесенных с невозмутимостью метронома, в царской ложе повисла тишина, правда, недолгая. И первым не выдержал именинник. Дотянувшись Эфиром до места уничтожения взбесившегося тактического комплекса, он недоуменно нахмурился и взглянул на старшего брата.

– Миша, а что это сейчас было? – продолжая удерживать мощный щит, тихо спросил младший. – В этом ТК… В нем ведь не было пилота, я чувствую!

– Из тебя выйдет замечательный сенсор, братец. Ручаюсь, кроме тебя, этого никто не заметил, – после недолгого молчания усмехнулся цесаревич, но увидев, как насупился Юрий, все же ответил на его вопрос: – То, что ты сейчас видел… скажем так, это была «охота на зайцев».

– Сможешь их подсчитать? – поинтересовался поднявшийся с кресла государь, глядя на младшего сына.

– Проверка боеспособности охраны, – кивнув, заговорил Юрий, загибая пальцы, и, взглянув на возведенный им самим купол, защитивший ложу от атаки ТК, уверенно продолжил: – Проверка моих умений, и… все? Хотя нет. Братец говорил о конкуренции. Рюмины? Очевидно, вы хотите, чтобы они тоже занялись темой гражданских ТК. Итого – три «зайца».

– Не то чтобы мы действительно были озабочены вопросом такой конкуренции. Ты просто не знаешь всей подоплеки этого дела, – заметил Михаил. – Скорее, мы посчитали необходимым немного осадить авторов задумки гражданских ТК. Они хорошие люди и верные вассалы, но чуть окоротить их энтузиазм будет нелишним. Без унижения и не превращая во врагов.

– Это мне непонятно, – вздохнул Юрий.

– Ничего, какие твои годы! Поймешь еще, – усмехнулся государь. – И, кстати, «зайцев» на самом деле как минимум четыре.

– А какой четвертый? – удивился Юрий.

– Ты ведь хотел отпраздновать именины в кругу семьи? – Государь положил руку на плечо младшего сына и аккуратно развернул его в сторону гостей, покидающих трибуны под пристальным вниманием рынд. – Считай, что мы исполнили твое желание. Гости останутся здесь, а мы, как и следует по протоколу безопасности, отправимся домой, в слободу, где нас ждут твои сестры и накрытый стол.

– Правда?! – Глаза младшего сына государя заблестели, и он, не сдержав порыва, крепко обнял отца. Благо в ложе не было никого, кроме них троих, а установленный Юрием щит надежно ограждал их от нескромных взглядов. Так что сейчас царевич мог безнаказанно плевать на этикет. – Спасибо, отец!

9