Воздушный стрелок. Наемник | Страница 14 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Боярин смерил меня долгим взглядом и… расхохотался.

– Да, такого я от тебя не ожидал, – заключил он, вытирая выступившие от смеха слезы. – Устроить наследнику престола и сюзерену итальянскую забастовку… Кирилл, ты страшный человек!

– Рано радуетесь, Валентин Эдуардович, – вздохнул я, и будущий тесть моментально насторожился. – Это означает, что если наш конфликт с цесаревичем не будет решен до наступления моего восемнадцатого дня рождения, открытие нашей школы не состоится.

– Что? Почему? – взвился Бестужев.

– Потому что бо́льшая часть моих обязанностей по договору с наследником касается именно школы.

– Нет школы – нет и обязанностей, так? – понятливо кивнул тесть.

– Именно.

– Что ж, будем надеяться, что вы решите свои противоречия меньше чем за три года, – вздохнул Бестужев, помолчал и, тряхнув головой, слабо улыбнулся. – Ладно, Кирилл. С этим разобрались, а теперь давай поговорим о твоей затее с «исполнением воли сюзерена»…

Разговор с будущим тестем закончился глубоко за полночь, когда в кабинет отца нагрянула Ольга, рассерженная слишком долгим отсутствием жениха в ее спальне.

А утром… очень ранним утром был звонок назначенному мне куратору, и как итог, в полдень, вместо того чтобы вплотную заняться вопросом перехода Марии под мою полную ответственность, я был вынужден изображать Джеймса Бонда и идти на абсолютно не нужную мне встречу с этим… эх!

Шаг в окно – и вот я уже стою в одном из вечно пустых закоулков Замоскворечья. За углом находится дом, доставшийся от родителей Кирилла, но туда мне сейчас не нужно. Встреча назначена в кафе на соседней улице, и до нее еще добрых полчаса. Достаточно для того, чтобы спокойно осмотреться и определить точки, где могут засесть наблюдатели или где они могут разместить фиксаторы. Что ж, отвод глаз мне в помощь.

Короткая пробежка по близлежащим улочкам и переулкам заканчивается у входа в нужное мне кафе. Наблюдатели действительно имеют место быть, точнее, один наблюдатель, занявший место на открытой веранде. Непримечательный тип в сером льняном костюме. Ежик седых волос, невыразительное лицо… мимо такого пройдешь и не заметишь. Единственное, что его выдает, – это полная сосредоточенность, совершенно не совпадающая с расслабленным внешним видом. Браслет, отданный мне Бестужевым и заменивший «подарок» цесаревича, ныне покоящийся в кармане, щелкнул. Вот и «фото». Не знаю, пригодится ли, но пусть будет. Как говорится, запас карман не тянет.

От наблюдений меня отвлек шум двигателя и тихий скрип тормозов остановившегося у тротуара старенького купе «Гепард». Хм, подобную машину проще встретить в автопарке какого-нибудь гордого коллекционера или в музее, чем на проезжей части, но конкретно этот экземпляр, не стесняясь, можно выставить разве что на свалке. Рыдван, видавший лучшие дни. А за его рулем я вижу знакомое по недавнему сеансу связи лицо моего куратора. Правда, сейчас оно выглядит не таким помятым, как во время нашего недавнего разговора, что неудивительно. После моего звонка в пять утра у него было достаточно времени, чтобы привести себя в порядок.

Забавно. Не думал, что доверенные лица царской семьи получают настолько маленькое жалованье. И не надо про конспирацию. Даже если бы этот умник прикатил на нашу встречу сидя за штурвалом спортивного болида «Формулы-1», он бы привлек куда меньше внимания, чем сейчас. Эх… да и черт с ним! Два месяца… мне нужно продержаться только два месяца. И успеть завершить несколько дел, за все те же проклятые два месяца.

Именно с такими мыслями я вошел в кафе, естественно, предварительно скинув с себя отвод глаз в одной из близлежащих подворотен.

– Кирилл? – окликнул меня успевший устроиться за столом и вооружившийся папкой с меню куратор.

– Добрый день, Сергей Александрович, – кивнул я, усевшись в кресло напротив моего нового знакомого.

Чертов день! Чертово задание! Чертов мальчишка! А ведь Сергей еще утром понял, что это будет отвратительная миссия, но он даже не предполагал, насколько все будет плохо.

Сначала этот идиотский звонок в шестом часу утра, когда сам он лег спать в два часа ночи из-за незаконченного отчета. Потом был обожженный горячим чаем язык и, как следствие, залитая все тем же чаем любимая рубашка. Потом была неожиданная поломка машины, вместо которой пришлось выкатывать из гаража давно заросший паутиной отцовский «Гепард», и, как вишенка на торте, встреча с этим малолетним за… занудой. А ведь солнце всего лишь час назад перевалило за полдень!

Сергей тихо застонал, вспоминая ровный безэмоциональный тон, которым его подопечный перечислял список предстоящих дел и требующих скорого решения задач. И первым среди них стал поиск жилья. Вот где мелкий мерзавец показал свою натуру конченого зануды. Сергей заранее ознакомился со своей миссией, и у него был готов обширный и весьма подробный на описания список квартир и домов в самых разных губерниях страны, так что он совершенно не беспокоился об этой стороне дела. Как выяснилось, зря.

Мальчишку интересовало все! От характеристик и местоположения жилья и безопасности района, в котором оно располагается, до расстояния от ближайшей школы, магазинов, аптек, поликлиник и даже пожарных станций! Этот зануда разве что соседями не интересовался, и то лишь потому что без выезда на место этого вопроса не решить! И так с каждым, КАЖДЫМ предлагаемым вариантом. А их, между прочим, в списке Сергея больше полусотни!

Сначала куратор предположил, что подопечный над ним просто издевается. После пятого рассмотренного варианта, глядя в глаза этого чудовища, Сергей понял, что готов его убить. А после двенадцатого убедился, что собеседник абсолютно серьезен и даже не понимает, почему сидящий напротив него мужчина после очередного вопроса о наличии теннисных кортов поблизости от рассматриваемого дома покраснел и начал скрипеть зубами.

– И все-таки северо-восточное направление от Москвы было бы предпочтительнее, – вздохнул Кирилл. Его собеседник моргнул, перевел взгляд на развернутый экран браслета, где красовалась карта с указанием обсуждаемого объекта… Подольск. Северо-восток. Подольск… Северо-восток… По… Подонок!!!

– И зачем тогда расспрашивать о доме, расположенном на юго-западе? – старательно давя поднимающуюся в душе волну бешенства, медленно, с расстановкой спросил Сергей.

Мальчишка в ответ беззаботно пожал плечами:

– Просто интересно было. Красивый же домик.

Куратор взвыл!

– Ты… ты… – задыхаясь от ярости, захрипел куратор.

– Что случилось, вам плохо? Сергей Александрович? – забеспокоился этот… зануда, и Сергей, медленно выдохнув, схватился за стоящий на столе стакан с газировкой. Одним махом опустошив сосуд, он осторожно вернул его на стол, разжал дрожащую ладонь и, прикрыв глаза, постарался успокоиться. Когда же ему это удалось, куратор смерил взглядом сидящего напротив него мальчишку и тяжело вздохнул.

– Кирилл, давай договоримся, а? – тихим бесцветным тоном заговорил Сергей.

– О чем? – поинтересовался тот.

– Ты пообещаешь мне умерить свое любопытство и перестанешь попусту тратить свое и мое время, – произнес Сергей.

– И что мне за это будет? – Губы сидящего напротив мальчишки растянулись в такой хищной улыбке, что куратора передернуло от одного ее вида. Мало того что ему попался подопечный-зануда, так он еще и жадный! Черт, это будет о-очень долгий день.

Часть вторая

Затишье

Глава 1

«Извините» и «спасибо»

Цесаревич отложил в сторону папку с только что прочитанным отчетом и взглянул на вытянувшегося перед его столом во фрунт молодого боярича Зотова.

– Любопытно, – обронил Михаил. – Весьма любопытно… и сухо.

– Ваше высочество? – Вопросительные интонации в голосе боярича легко выдали его недоумение.

– Ну же, Сергей Александрович. Не делайте вид, будто не понимаете, о чем я говорю, – покачал головой цесаревич и ткнул пальцем в папку: – «Видели-слышали, были-сделали…» Перевод бумаги исключительно для постановки галочки в графе «выполнение задания». Одно «но»! Назначая вас куратором, я вовсе не ставил целью умножение бюрократической писанины на моем столе. Так что скажете, господин Зотов?

– Но, ваше высочество… – вскинулся боярич и тут же стушевался под требовательным взглядом своего августейшего начальства. – Я не понимаю.

14