PRIMAVERA НАВСЕГДА | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

PRIMAVERA НАВСЕГДА

Мария Герасимова

Корректор Галина Слесарева

Корректор Венера Аминева

Переводчик татарского и английского текста Лейла Еникеева

Переводчик и корректор татарского текста Альбина Субаева

Переводчик и корректор английского текста Павел Кулешов

Переводчик и корректор французского текста Эльмира Хабибуллина

Переводчик немецкой прессы Роза Закирова

Дизайнер обложки Мария Герасимова

© Мария Герасимова, 2018

© Мария Герасимова, дизайн обложки, 2018

ISBN 978-5-4493-6701-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Автор времён работы в оркестре

ВСТУПЛЕНИЕ

О пользе архивов

О пользе архивов уже давно никто не спорит. Там можно найти великое множество преинтереснейших вещей. Мой архив не исключение. В него я и заглянула недавно в поисках одного письма. Но, закрывая шкаф, я наткнулась взглядом на пакет, который раньше не замечала. Открыла. Там старая папка с крупной надписью на обложке: АБЯЗОВ. Что же это может быть? История с работой в оркестре Абязова уже давно подёрнута туманной пеленой прошедших лет… Открыла папку. И на первом же листе увидела заголовок: «Гастроли казанского камерного оркестра „La Primavera“ в Швеции, июль 1999 года».

О, боги! Как же это давно было!

И сразу за первым листом с расписанием гастролей, в отдельной пластиковой папке, увидела распечатанную вёрстку книги, которую я написала к 10-летию оркестра!

Да… Видимо, Мойры всё ещё плетут эту нить…

Нахлынули воспоминания.

Эта история с моей работой директором камерного оркестра Абязова была насыщена самыми разными и интересными событиями. И в том числе написанием книги об оркестре и о самом Абязове. Тогда, почти двадцать лет назад, я написала её, сверстала, но она так и не увидела свет, не попала к читателям. Причины, по которым ситуация сложилась именно так и никак иначе, сегодня уже неважны. Важно другое: слово, однажды произнесённое, должно быть услышано теми, кому оно предназначалось. И фраза из последней главы, что «… мы можем… творить вещи, которых прежде не было и которые, если их завершить, будут жить без нас», относится не только к музыке. К слову, однажды сказанному или написанному, она тоже применима.

Читая распечатку вёрстки, я всё больше погружалась в прошлое. Краски, звуки, ароматы… Как из случайно раскрывшегося ларца водопадом рассыпаются драгоценности, так память заискрилась водопадом воспоминаний: вспыхивали картины и образы далёких дней и событий, я видела лица людей, живших и творивших тогда рядом со мной, слышала их голоса…

Бывает, мы хотим вернуться в прошлое. Воскресить давно минувшее. Открыть капсулу с законсервированным временем. И снова ощутить волшебство тех дней, которые подарили нам восхитительные моменты. Именно это и случилось, пока я читала.

И стало понятно, что эту книгу надо издать. Пусть и через двадцать лет. К тому же недалеко и 30-летие оркестра. Ведь первый концерт прошёл 24 ноября 1989 года в Актовом зале консерватории. Значит, через год, в 2019 году, оркестру 30 лет!

Чем больше я «думала эту мысль», тем более утверждалась в своём решении. И хоть Главный Искуситель и шептал за плечом: «Да кому она нужна через двадцать лет?» – я всё же не поддалась и осталась при своём мнении – издать!

Размышляя над этой идеей, вдруг подумала, что стоило бы встретиться со всеми персонами из этой книги, со всеми, с кем смогу, и спросить их, как они жили эти двадцать лет, чего достигли, что осуществили, чего ещё желают. Но потом поняла, что это будет уже совсем другая история. А моя, та самая – вот она! Такая, какая была. И не нужно примешивать к ней ингредиенты, которые могут только изменить угол зрения. И я решила оставить всё как есть.

К тому же, если я сейчас пойду «по городам и весям», издание книги снова отложиться на неопределённый срок. Кто-то скажет: двадцать лет лежала и ещё два месяца полежит. Но нет! Мойры, конечно же, терпеливы, но лучше их не искушать!

В этой книге, кроме моих эссе, собраны ещё и интервью с людьми, которые так или иначе были в орбите Рустема Абязова и его оркестра.

К сожалению, время быстротечно, и некоторых уже нет с нами. Но тем ценнее их слова: они смогут оживить для нас их мысли и чаяния. Их голоса со страниц этой книги воскресят для нас их лица и угасший жар сердец.

Кто-то узнает себя, кто-то вспомнит, чем жил в то время, кто-то оценит пройденный путь.

За эти двадцать лет люди, живущие в этой книге, смогли осуществить свои творческие планы и мечты, кто-то перешёл на более высокие должности, кто-то, как Диоклетиан, занялся выращиванием капусты, а оркестр гастролировал в десятках странах и городах и дал сотни концертов. И если перефразировать знаменитое выражение: «Это были времена, когда деревья были большими», – я могу сказать, что это были времена, когда Шаймиев ещё был президентом Татарстана, Исхаков – мэром Казани, а Казанский университет – просто КГУ. Кто жил тогда в этом странном городе – в Казани, тот поймёт.

А на самом первом листе распечатки, рядом с последним предложением Вступления: «Все интервью в этой книге записаны в течение 1998—1999 годов», корректор двадцать лет назад написала красной ручкой: «По-моему, добавка лишняя». Тогда – да, сегодня – нет. Сегодня она актуальна!

Фотосопровождение к книге, собранное мной тогда, «погибло» вместе с тем компьютером, в котором книга была свёрстана. Так что я вновь подобрала фоторяд из старых фотографий тех времён, шведских буклетов, нескольких цветных распечаток макета, тоже обнаруженных в этой старой папке вместе с распечаткой текста с пустыми глазницами вместо фотографий, и кое-что взяла из интернета. И создала новый облик книги. Но текст я не тронула. Он такой, каким был тогда, двадцать лет назад.

Тогда же преподавателями Казанского университета были сделаны и переводы избранных частей книги на три языка: татарский, английский и французский. Они идут друг за другом в конце книги. По какому принципу я делала выборку и по какому принципу университетские преподаватели переводили её, уже не помню. Так что переводы тоже оставлены без изменений.

И вслед за Пушкиным мне только и осталось повторить:

Но так и быть – рукой пристрастнойПрими собранье пёстрых глав,Полусмешных, полупечальных,Простонародных, идеальных,Небрежный плод моих забав,Бессонниц, лёгких вдохновений,Незрелых и увядших лет,Ума холодных наблюденийИ сердца горестных замет.

PRAEFATIO

Михаил Александрович Теплов

Памяти друга

Начиная собирать материал для этой книги, я, как это свойственно многим, перенеслась мысленно в тот осенний вечер 1999 года, когда в одном из казанских залов пройдёт юбилейный концерт «La Primavera». Потоки света, праздничное настроение, смокинги, декольте… И выйдет на сцену Михаил Александрович Теплов, именно он, и никто другой, и скажет: «Здравствуйте! Я приветствую всех вас, собравшихся сегодня здесь, чтобы поздравить с 10-летием наш любимый оркестр и его великолепного дирижёра Рустема Абязова!».

И вот мы сидим с вами в этом зале, горят люстры, у нас действительно праздничное настроение. Только Михаил Александрович не выйдет на сцену. Он умер. Умер неожиданно и далеко от родного города летом 1998 года. А ведь именно его действия стали тем связующим фактором, той точкой отсчёта, которую называют иногда Судьба. Он замкнул совершенно не связанные друг с другом события, и вот уже десять лет звучит в концертных залах дивная музыка в исполнении камерного оркестра «La Primavera» под управлением Рустема Абязова!

Давайте же будем помнить об этом мягком, интеллигентном человеке и о его роли в нашей музыкальной истории.

1