Танцы на стекле | Страница 11 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Давид вошёл следом, закрыв дверь на щеколду. Она увидела его в отражении зеркала, обречённо опустив голову.

– Ева… Прошу.…Выслушай меня… – Давид медленно направился к ней. – Всё изменилось… Я прошу тебя, дай мне возможность доказать тебе это. Я не понимаю что это, наверно я люблю тебя…

Она стояла, содрогаясь при мысли что он сейчас может коснуться её.

– Ты не понимаешь Давид. Я ничего не чувствую, совсем. Кроме омерзения к себе самой, я не могу допустить этого снова. Ты мне противен…

Он не хотел верить в то, что она говорит. Такого не может быть.

– Почему? То, что я такой да? Ты это во мне призираешь? А что если такого не повторится? Что если я нашёл ту единственную? Ева… Прошу тебя…

Он говорил это с надрывом в голосе, совершенно не скрывая эмоций. Его руки легли на её плечи, затем он медленно повернул её к себе, взглянув в её глаза.

– Давид я не могу… Я вижу всё как будто это было вчера. Тебя в той комнате, затем мы…

– Я полюбил тебя, так сильно, что мне невыносимо больно. Слишком поздно я это понял, сделанного не вернуть. Но я хочу, чтобы ты…

– Ты хочешь, а я? Разве я не имею права на жизнь? Разве я не отдала тебе долг? Никто не говорил о чувствах, это не моя проблема. Разве вы думали о моих чувствах, когда одна продавала, а другой покупал? Ты думал какого мне? И сейчас ты говоришь, что любишь меня…

Давид закрыл ей рот поцелуем. Он целовал её неистово, будто пытался пробудить в ней чувства. Но она не отвечала, словно каменная статуя застыв. Он со стоном отстранился, прислонившись спиной к стене.

– Что же мне делать Ева? Скажи, что мне делать? Я не знаю, как мне унять эту боль в сердце. Как жить дальше?

– Мне пора, у меня суд. Прости, но я не знаю.

В дверь уборной уже колотили. Ева взяла папку со столика и вышла. Давид под осуждающие взгляды женщин покинул туалет, и стремительно покинул здание суда.

****

Он не мог справиться с болью, она всё сильнее точила его сердце. Выпивая бокал за бокалом, он только разжигал огонь, разгорающийся в груди. Никто не в силах потушить это пламя, только она сможет, но вот уже две недели он не слышал о ней. Он прекратил её преследовать, в надежде, что если не сможет видеть и слышать то вскоре успокоиться. Но это привело к обратному действию. Теперь он сходил с ума, не мог смотреть на себя в зеркало без отвращения. Любовь к ней стала невыносимой, она пожирала его истерзанную душу.

– Скажите ей, что я больна…

В гостиную вошла Валентина.

– Что? – встрепенулся Давид, отставив пустой бокал. – Зачем?

– Она придёт вот увидите. Я не могу больше смотреть на это безумие. Вы так скоро сойдёте с ума.

– Она не поверит…

– Тогда я сама скажу ей. Но вы должны привести себя в порядок, вы уже на себя не похожи. Заросший, от вас запах перегара.

– Ты думаешь, она придёт? Думаешь, её волнует, что происходит в моём доме?

– Она хорошая девушка…

– Я это и без вас знаю! – заорал Давид, вскочив на ноги. – Ничего я не смог сделать в этой жизни!

Валентина знала, что это не так. Он отправлял машины полные игрушек вещей и продуктов, в приюты и детские дома. Тратил много средств на благотворительность. Он старался помочь всем, а сам при этом страдал. Все совершают ошибки, никто не вправе судить за это.

– Не нужно так убиваться. Она придёт я обещаю вам, но вы должны исправить всё.

– Я этого и хочу. Сказать и показать, как сильно её люблю.

– Тогда примите душ, побрейтесь, наденет лучший костюм, и сделайте всё наоборот. Покажите ей, что вам безразлично, я женщина и не всегда была старухой. Это заденет её, и она начнёт искать сама вашего внимания. Она ведь чувствовала что-то, но потом вы её напугали.

– А если я не смогу устоять? Рядом с ней я теряю контроль.

– Уж постарайтесь.

Давид кивнул, и пошёл наверх. Если всё получится он сделает невозможное, заставит её увидеть то чего раньше она не замечала. Положит к её ногам весь мир, потому что она его мир.

****

Она ворвалась в его кабинет, полыхая огнём. Давид дёрнулся к ней на встречу, но вовремя взял себя в руки, изобразив на лице удивление.

– Что с Валентиной? Почему ты мне не сказал?

– Прости? Не понял? – Давид захлопал глазами.

– Она больна! А ты скрыл это от меня, чтобы я чувствовала себя виноватой?

Стрела достигла цели, попав прямо в яблочко. Давид мысленно поблагодарил Валентину.

– Ты сама сказала, чтобы я оставил тебя в покое. Я так и сделал, какие вообще ко мне претензии?

Ему давалось с трудом контролировать голос, придавая ему холодные нотки. Руки подрагивали, а в душе пылало пламя. Как же она красива, когда в гневе, эти глаза, губы…

– Меня не интересуешь ты. К ней это не относится. Что это за болезнь?

– Что-то с сердцем, ей нельзя волноваться, переживать.

Он врал с таким усердием стараясь ей внушить насколько это опасно.

– Так и не доводи её. И всё будет хорошо…

– Так дело и не во мне. Она переживает за тебя. – Давид откинулся на спинку стула, показав своим видом о своей непричастности к происходящему.

– А я то здесь при чём? Что ты ей наговорил?

– Когда я думал что влюблён в тебя помотал ей нервов, вот она и сорвалась…

Ева вытаращила на него глаза, не поверив тому, что услышала.

– То есть вот как? Грош цена твоей любви, так я и знала.

Давид едва сдержался, ему захотелось встать и сказать ей, но его губы расползлись в улыбке, план работал, он задел её за живое.

– Такие мы мужчины. Сегодня любим, завтра нет. К тому же ты меня презираешь, зачем мне мучить себя?

– Серьёзно? Ты врешь, как дышишь. Я еду к Валентине, и сделай одолжение не путайся под ногами.

– И не собирался даже…

Ева вылетела из кабинета треснув дверью. Давид тут же схватил телефон, набрав Валентину.

– Она едет к вам. Сделайте всё что сможете, убедите её остаться. – Выпалил он, как только она взяла трубку.

Затем положил трубку, самодовольно усмехнувшись. Она попалась, капкан закрылся.

Глава 9

Ева

Валентина лежала на кровати с видом умирающей великомученицы. Ева присела рядом, взяв её руку, ругая себя за то что доставила ей столько неприятностей.

– Как вы?

– Нормально… – Проскрипела женщина. – Жить буду, спасибо что навестила.

– Я останусь пока вам не станет лучше…

Валентина мысленно ликовала, ей даже не пришлось просить об этом.

– Правда? А, Давид?

– Ну, похоже, я уже его не интересую. Не у дивлена собственно, зная его.

– Это хорошо, наконец, я выдохну спокойно.

– Всё будет хорошо, вы только не волнуйтесь. Я сейчас занесу чемодан, и отнесу в комнату, а потом вам принесу ужин.

– Ой, что ты! Не нужно, это моя обязанность.

– Нет, пока вы не поправитесь ничего делать не будете. Для того я и остаюсь чтобы проконтролировать.

Ева сжала ей руку, затем встала и вышла из комнаты. Как только за ней закрылась дверь, Валентина вскочила на кровати выглянув в окно. Давид гулял по территории с псом, и, заметив её в окне, быстро подозвал охранника всучив ему повод, пошёл в дом.

Ева уже затащила чемодан в холл, как вошёл Давид.

– Чемодан? – Его брови взлетели вверх.

– Да, хочу быть уверена, что ты не станешь беспокоить её пока она не поправиться.

… -Уж поверь, она не скоро поправиться…

Пронеслось в его голове, в слух же он сказал другое.

– Ладно…

Непринуждённо пожав плечами, он направился к лестнице.

– А чемодан? – Вслед крикнула Ева, поражённая его поведением.

– Сама дотащишь…

– Козёл… – Буркнула она, потащив чемодан к лестнице.

– Я слышал! – проорал Давид сверху.

– Ну, да, ты всё слышишь.

– И это тоже!

Фыркнув Ева потащила чемодан по лестнице. Её комната сияла чистотой. Будто её ждали и подготовились, они даже понаставили всюду ароматизированные свечи.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

11