Ингрия. Единый регион. От Новгородской Республики до наших дней | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Ингрия. Единый регион

От Новгородской Республики до наших дней

Виктор Шаву

© Виктор Шаву, 2018

ISBN 978-5-4493-6908-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

В 2017 году Ленинградская область торжественно отпраздновала 90-летие своего административно-территориального деления, а Санкт-Петербург – не менее празднично отметил славную 314-ю годовщину своего основания. Уже само по себе это несовпадение дат вызывает у большинства легкую улыбку. А ведь многие не только города и крепости нашего края, но и села, и даже небольшие деревни, намного старше: некоторым исполнилось уже по 500, 700, 800 лет и более. Причем, как расположенным на территории современной Ленобласти, так и административно подчиненным городу федерального значения Петербургу.

Вся эта историческая путаница возникла не в какой-то один исторический миг (социальная революция, возникновение или распад СССР, мировая война и т.д.), а стала результатом серьезных событий, растянутых по времени на всю обозримую историю нашей прекрасной, но многострадальной земли. Конечно, «похвастаться» такими проблемами могут многие приграничные территории, в разные исторические эпохи, переходившие из рук одного государственного образования в другие. Или хотя бы спорными в относительно мирные периоды.

Однако, безусловно, наиболее тяжким наследием предыдущих эпох стало искусственное разделение города и области на два разных административно-хозяйственных субъекта.

Задача настоящей работы – опираясь на факты (большинство из которых – общеизвестные) наглядно показать историческую связанность и единство Ингрии (Невского края). Именно ту связанность и единство, на которые может и должна опираться его современная экономическая деятельность и административно-территориальное устройство.

1. Водская пятина. Новгородская Республика и Московское царство

Начало административно-хозяйственного устройства на территории Ингрии (современной Ленинградской области) в прямом смысле этого слова теряется в глубине веков. Известно, что наш край относился к Водской или Вотской земле Господина Великого Новгорода, позже – пятине (от слова «пять» или «пядь»). Также считается, что слово «пятина» означает число новгородских земель: Водская, Обонежская, Шелонская, Деревская и Бежецкая.

Название Водская (в немецких источниках – Wattlande) досталось нашей пятине от государство-образующего финно-угорского народа водь. Ныне это малый коренной народ Ленинградской области, насчитывающий по разным данным от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Но, вероятнее всего, большинство нынешних жителей нашего края носят в себе частичку крови этого некогда могучего народа, свободных граждан Новгородской Республики.

К сожалению, архивы Республики после ее присоединения к Московскому княжеству и в особенности – после опричного погрома 1570 года в Новгороде (в царствование Ивана IV Грозного) не сохранились. Однако, основываясь на археологических находках торговых записей и частных писем (берестяные грамоты), а также отрывочных сведениях в зарубежных архивах (в том числе – городов Ганзейского союза, в который входил в пору своего расцвета и Новгород), современные историки делают вывод: административное деление Новгородской республики долгое время сохранялось и в составе московского (позже – российского) государства. Запомним эту особенность: она характерна для нашей земли во все исторические периоды, и к этой закономерности мы еще вернемся ниже.

Битва новгородцев и суздальцев в 1170 году,

фрагмент иконы 1460 года

Итак, до нас дошло описание Водской пятины, составленное вскоре после завоевания Новгородской Республики великим князем московским Иваном ΙΙΙ. Подготовили его великокняжеские писцы Дмитрий Китаев и Никита Семенов в 7008 году от сотворения мира (1499—1500 г.г. н.э.). Согласно их свидетельству, Водская пятина начиналась от границ Новгорода, занимала территорию между реками Волхов и Луга, включала в себя Карельский перешеек, значительную часть современной Карелии и простиралась до берегов Белого моря. В ее состав входили города Ладога (Альдейгьюборг), Орешек (Нотебург – Шлиссельбург), Корела (Кексгольм – Кяккисалми), Копорье и Ям (Кингисепп). Отметим, что практически все новгородские пятины (за исключением разве что Бежецкой) начинались от административных границ города и расходились от него лучами, или вернее – секторами.

В период расцвета Новгородской республики, земли имели развитое по тем временам выборное самоуправление, хотя в определенной степени и зависели от соответствующих концов (районов) Новгорода, от границ которых начинались. Соответственно, к этим «своим» концам были приписаны и, говоря современным языком, «депутаты», представлявшие новгородские земли на вече.

Так и происходило в период республики фактическое слияние Господина Великого Новгорода (исторического предшественника Петербурга) со своими землями в единый правовой субъект. То есть, город не только не отделялся от своих земель, но и интегрировался в них на низовом уровне – всеми своими районами.

Стоит также, напомнить, что функционирование самого вече (парламента) до сих пор в общественном сознании в значительной степени мифологизировано. Во многом это происходит благодаря работам историков XVIII – XIX века, которые представляли вече своим читателям в архаическом виде: с голосованием криком и драками «стенка на стенку». Так действительно бывало в IX-Х веке. Но к XIV – XV веку (то есть спустя 500 лет) вече представляло собой полноценный феодальный парламент, даже более прогрессивный для своего времени по устройству и регламенту, чем польский сейм, исландский альтинг и собственно британский parlament.

Впрочем, нам нельзя забывать, в каких условиях трудились российские историки. К сожалению, ни Карамзин, ни Татищев, ни другие уважаемые специалисты того времени просто не имели возможности описывать развитый парламентаризм по чисто политическим причинам: это было запрещено царской цензурой. Позже советская историография также ретранслировала архаичные описания вече, поскольку и при советской власти парламентское устройство Руси было «не ко двору». В этой связи наиболее достоверными считаются сегодня исторические описания вечевой республики, опубликованные после 1986 года – начиная с «Перестройки» и до нашего времени.

Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча

Автор: Клавдий Лебедев (1852—1916)

Уже при московской власти Водская пятина была административно разделена на Корельскую (вдоль реки Волхов) и Полужскую (вдоль реки Луга) половины. При этом из-за удаленности столицы (Москвы), небрежности исполнителей и развала московитами местного самоуправления, при разделе земель возникла невероятная путаница. Часто оказывалось, что территория «пограничного» погоста (старая новгородская административная единица) делилась между двумя «половинами». А порой земли одного погоста делились и между двумя разными уездами. Так что и ситуация разделенности между исторически связанными территориями для нашей земли – не в новинку. Другое дело, довольно странно, когда это происходит в просвещенном XXI веке, а не во времена опричнины или смуты.

Ко времени Новгородской Республики относится и конфликт между Псковом и Новгородом, стоивший в конечном итоге для республики ее независимости. Казалось бы, долгое время города-республики мирно уживались и приходили друг другу на помощь в трудные периоды – и экономически, и политически.

Сейчас уже трудно установить, из-за чего именно между двумя вольными городами «пробежала черная кошка». Да, летописи фиксировали взаимные претензии по поводу того, кто должен вершить суд на Пскове и какому иерарху должен подчиняться глава псковской церкви. Но для нас, жителей XXI века, они выглядят явно недостаточными для того, чтобы Псков открыто отложился от Новгорода и предпочел войти в состав Московского княжества, отказаться от своего собственного вече и республиканского устройства – лишь бы именно от Новгорода не зависеть ни в чем, даже в мелочах.

1