Нож. Лирика | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Тилль Линдеманн

Нож

УДК 821.112.2-1

ББК 84(4Гем)-5

Till Lindemann MESSER

© Till Lindemann

Концепция – Глеб Давыдов, Ангелина Шапиро, Антон Шиферсон

Иллюстрации – Дэн Зозуля

Художественный дизайн и верстка – Екатерина Гузнякова, Антон Шиферсон, Георгий Гонжуров

Фотографии – Andreas Mühe, uncredited

Выражаем отдельную благодарность за помощь в подготовке книги Анару Рейбанд, Софье Чешевой и Марии Пономаревой

© Е. Витковский, перевод, 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Поэзия без оглядки

Люди редко стоят перед выбором, пить на завтрак бензин или свежевыжатый апельсиновый сок. Однако начиная задумываться об этой альтернативе, удаляешься на шаг от нормы. Я думаю, решение далось бы легче, будь вы официантом, задающим этот вопрос Раскольникову. Линдеманн нашел для себя ответ.

Как-то осенью 1995 года я впервые повстречал Линдеманна. Разговор оказался необычным и осторожным. Линдеманн имел одну странную особенность: с ним можно было молчать. Не чувствовалось никакого давления, была лишь молчаливая договоренность о тоске, которая не нуждается в произнесении, но заложена глубоко в крови. И с этого все началось. Месяцы спустя Линдеманн показал мне свои первые стихотворения как доказательство доверия.

При чтении я быстро заметил, что эту поэзию нельзя соотнести ни с произведениями Готфрида Бенна, ни Маяковского, ни с какими-либо еще. Это стихотворения Линдеманна.

В начале этого года (2002) у нас возникла идея создать из них книгу. Стихотворения были написаны между 1995 и 2002 годами. Из более тысячи строф я выбрал те, что вошли в этот сборник. Они представлены впервые – это мировая премьера. Я с удовольствием опубликовал их, остальные последуют позже.

Стихотворения – будто трещина, через которую проходит реальность. Они рассказывают о ситуациях, градус которых может быть выше или ниже комнатной температуры. Стихи Линдеманна – вербальная казнь, поэтический суицид, они похожи на гильотину из слов. Это раны от отчаяния и надежды. Поток мыслей, полный одиночества, исходящий из отважного и тоскующего сердца. Рапира против посредственности, против лживости. Лирическая расплата, исполнение приговора.

Поэзия Линдеманна не может и не должна быть решением проблемы. Она способна стать факелом, на мгновение взрезающим ночь, как лазерный скальпель – ничего больше и уже так много. Эти стихотворения – его собственные противники. Сила их влияния в том, что для одиночки здесь нет никакой надежды. Они могут передать боль, которая и есть единственный друг, остающийся верным на протяжении всей жизни.

Стихотворения описывают структуру страха, степень ожога мечты и разрушение человеческих отношений – коллекция материалов, из которых состоит страсть. Диагнозы тишины, рассказывающие о покоях, в которых заперто прошлое. Военные корабли, выступающие против разбитого неба, струящегося внутри нас.

В то время, как немецкая современная лирика опустилась до псевдоинтеллектуального поддельного медведя из зоопарка Цвиккау, стихи Линдеманна действуют как всполохи огней, северное сияние над оазисом ночи. Взрывной заряд, заставляющий сердце биться, полный силы и не ведающий промаха. Это тоннель из криков сгоревшего времени. Современный экзорцизм, ведущий нас по венам нашей души. Эхо, высеченное на стенах нашей боли. Поэзия без оглядки, обороняющая себя.

Линдеманн рассказывает о ранах во время измен. Как в кровавом котле, со слов заживо сдирается кожа. Голосовые связки рвутся и разрезаются топорами и ножницами в каменоломне сердца. Да и как можно было бы писать по-другому, когда на сетчатке глаз высечено клеймо?

Мы, равно как и немецкая лирика, были бы беднее без этих стихотворений. Как через открытое окно дует сила стихотворных строк и разжигает в нас потухшее пламя. Поэзия Линдеманна самодостаточна, в ней нет тщеславия, приспособленчества и малодушия. Линдеманн – честный мыслитель, верный человек и верный друг. За твоё доверие и твою дружбу я благодарю тебя.

Герт Хоф

MESSER

Das tote Meer in meinem Fleischhat geboren einen Hafenjeden Tag zur gleichen Zeitlegt sie an um mich zu strafenmit einer sterbenden Galeeredie Lerche mit der weißen Haubeich würde töten daß sie bei mir wäredoch hat sie Schnabel gleich dem Greifund Fänge scharf wie eine SchereSie wirft Anker und wird singenentzwei mein Schiffchen aus Papierschneidet es mit edlen Klingenschreit sich zu kälteren Gewässernes sinkt und niemand singt mit mirund darum hab ich Angst vor MessernDas Schiffchen blutet aus dem Mastin die Brust der Großmamaund wenn ihr nachts die Sonne scheintist jemand da der mit ihr weintwir treiben kalt auf Augenschauernhungerfroh in schweren Fässernsie schneidet tief um mich zu essenund darum hab ich Angst vor MessernUnd wenn mir nachts die Sonne scheintist niemand dader mit mir weint

НОЖ

Есть море мертвое во мнеВ нем появляется лагунаИ что ни день туда извнеЖестокая приходит шхунаИ видит я простерт во прахеТакой вот жаворонок жуткийПред ней готов лежать на плахеНо клюв сверкает и грозятСтальные когти этой птахиИ песнь ее полна тоскиПогиб кораблик мой бумажныйРазрезан птицей на кускиИ у нее резец хорошКораблик тонет в пене влажнойВсего страшней на свете ножКораблик мачтою проткнутьСтремится матушкину грудьНочное солнце вновь маячитИ кто-то вместе с матушкою плачетМир холоден и неустроенСредь моря слёз туман и дрожьИ вот я на куски раскроенВсего страшней на свете нож.Ночное солнце вновь маячитВот и со мноюКто-то плачет

TAG DER NACHT

Ich habe dich im Traum gesehenin heller Nacht auf hartem Bettelief mit dem Albtraum um die Wettemeine Sohle schwer gleich Bleidas Angstgeschöpf zieht rasch vorbeiund rief in Lust und Sinnenwahnall Weib mit deinem Namen anund ich werde nicht mehr wachwarum gibt die Erde nachdie Finger krampfen in den Schlammals er mit dem Fuße dannkräftig ins Gesicht mir schlägtErschöpfung an den Fingern sägttritt mir heftig in die Rippenreißt mir das Zucken von den Lippengeknotet an des Lebens Restwirft Krumen Mitleid mir zum Festals Sieger stand er über mirlachte und erzählt von dirso du noch auf dem Altardich vereintest jung an Jahrdich vor meinen Blicken paartestich dachte daß du auf mich wartesterwache aus dem Schlaf der so verdorbenwär besser doch im Traum gestorben

СЕГОДНЯ ТЫ ПРИСНИЛАСЬ МНЕ

Жестокой ночью в тишинеУжасный сон приснился мнеМеня кидало в холод в жарМеня преследовал кошмарВливая в ноги мне свинецТвердя мол ты такой глупецПодумай имя взять ееЛюбое бы могло бабьеОн мой рассудок бередитЗемля трепещет и гудитОн не щадя не временяНогою бьет в лицо меняУгомонись мол и взгляниНемеют пальцы и ступниМол ты дурак и поделомЗавязывает жизнь узломПо ребрам бьет меня с плечаИ повествует хохочаМол погляди-ка дуралейОна с толпою кобелейУ алтаря весь день блудитЯ этим сном по горло сытИ наяву понятно мнеЧто лучше б умер я во сне

MOZART HILFT

Drei Wochen liegt sie ohne Regungauf meinem Tisch der vom Barocknur Hüfte reißt sich aus dem Pflockmacht eine EhestandsbewegungDie macht meine Augen fliehenich kann den Blick nicht haltenVersuch die Lenden zu erkaltenso geb ich ihr die MedizinMeine Hände schwitzen klammihr ganzer Körper scheint erfrorenetwas Mozart hilft den Ohrenweil sie nur noch hören kannAus dem Knie ein Zupf gedrechseltich fräse mich nach obenwird mir Dampf zum Mund geschobendrei Wochen Schoßtuch nicht gewechseltEs wird ihr rot bis vor das Beinda laß ich sie nicht leidenkann sich doch nicht sauber kleidenund schläft zur Zauberflöte ein

МОЦАРТ ПОМОГИ

Все три недели возле креслана низком столике барокконахальным символом порокаваляется топыря чреслаА у меня в глазах рябитдолжно же что-то получитьсяпридется видимо лечитьсяпоскольку я вконец разбитДавно я от стараний взмокот холода не то от болиа все равно ни с места что лихоть Моцарт взял бы да помогТут дело все-таки моеобтачиванье фрезеровкада только париться неловкода месяц не менял бельеДа наволакивает дымкуи между ног опять кровитопять задрыхнуть норовитс волшебной флейтою в обнимку

TOD NACH NOTEN

Geboren in Bedrängnisund an eine Sau gelegtden Zitzen zum VerhängnisMilch in beiden Ohrenso offen Ärgernis erregtgealtert in VergängnisTod sei Dank nicht neugeborenDoch selig sind die Totendie krepiert sind auf gerahmten Notenverglaste kleine Geisterwühlen in Seelengroßer toter Meisterein Walzer der Idiotender Herzschlag gibt den Taktso sterben wir nach Noten

СМЕРТЬ ПО НОТАМ

Рожденья страх познавшиепод боком у свиньик сосцам судьбы припавшиев ушах дурная влагаизмученные клячини разу не оравшиечто смерть всегда удачаНо умереть блаженнеепо нотам тем не менееу мертвых свой маэстровальсировать велитблаженным идиотамСмерть – властелин оркестракивает метрономпо нотам мы умрем
1