Сказки для сильной женщины | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Кристина Эйхман, Ирина Семина

Сказки для сильной женщины

Визит Бабы Яги

Сильная женщина – это про меня. А чего ж? Все сумею (сумки неподъемные регулярно таскаю), все смогу (такая могучая!), все вынесу (включая мозг). И в избу горящую, и коня на скаку, и слона за хобот. Только вот счастья от этого нет. Как показала практика, изба все равно сгорит дотла, конь убежит, а у меня останется осадок в виде усталости и озлобленности на весь мир. Я, значит, ему все силы отдаю, а он меня – вот так?! В такие моменты я зверею и выхожу из себя: и тут страдают мои близкие: достается либо всем по очереди, либо тому, кто под горячую руку попался. Но я ведь сильная, я потом свои ошибки изо всех сил признаю – и прощения попрошу, и вину загладить стараюсь, и вроде бы забыли-проехали… Если бы не «бы». У них-то осадочек тоже остается: я ведь и скандалю, как сильная женщина, по принципу «спасайся кто может, а то мало не покажется».

После очередного героического подвига в виде перестановки мебели в квартире (в одиночку, естественно!) вновь разыгралась трагедия: я кричу-воплю, эмоции фонтанируют, все домашние по углам разбегаются и по щелям ныкаются.

И тут звонок в дверь. Ой, не ко времени! Рванула открывать – ну, думаю, кто не спрятался, я не виновата. А там, за дверью, почтальон с посылкой и какая-то старуха в лохмотьях. Попрошайка, что ли? Пока я с почтальоном разбиралась, расписывалась и посылку получала, шустрая старушка бочком-бочком, да и проскользнула в дом.

– Эй, куда! – закричала я, захлопывая дверь.

Нет, ну достали! Я помчалась выдворять непрошеную гостью, да вот в комнате было пусто. Только подхихикивает кто-то, да так противненько! Это точно не мои, они бы не рискнули здоровьем, ученые уже.

Выглянули на мои вопли из своих укрытий члены семьи, увидели посылку в моих руках и вновь попрятались кто куда, от греха подальше. Вскрыла я ее и озадачилась: пачка печенья и коробочка с чайными пакетами, а также ручное зеркало в дешевой пластмассовой оправе. И все. Ни письма, ни открыточки. Думаю, кто же это мне такие странные подарки шлет? Смотрю на обратный адрес, а там проставлено: «ОАО «Судьба». Что за открытое акционерное общество? Никогда о таком не слышала.

– Как же, не слышала она! – раздался хриплый голос. – Да каждый, кто по земле ходит, является держателем акций!

– Что? Где? – волчком завертелась я.

– Может, чаю гостье предложишь, акционерка? – не унимался голос.

Гляжу – а старуха тут как тут, бродит по комнате и сует свой длинный нос куда попало.

– Гостье? Да как-то я вас не звала и не ждала! – я хотела было подхватить бабку под локоток и препроводить на выход, да только моя рука прошла сквозь нее насквозь.

– Не ждала? Ох, незадача какая! – в притворном огорчении всплеснула руками старуха. – Да вот только я в комплекте с посылкой иду. Меня не зовут – а я прихожу. Меня выгоняют – а я возвращаюсь. Потому как мы теперь с тобой одной веревочкой связаны.

– С чего бы это вдруг?

– Судьба так сложилась, – пожала плечами мерзкая старушенция. – Ага, а что она нам тут в посылочку сложила? Правильно, чаек, печеньице… Все для задушевного разговора!

– Не буду я с вами задушевно разговаривать, – мрачно объявила я. – Гонять чаи с незнакомыми ни привычки, ни времени не имею.

– Так познакомимся! – предложила бабка. – Приветствую, Баба Яга!

– О! – обрадовалась я. – А я-то думаю, на кого вы похожи! Ну точно, Баба Яга! Вами только детей пугать!

– Так и ты тоже форменная Баба Яга, – с гаденькой улыбочкой сообщила она. – Тебя не только дети боятся, но и взрослые опасаются. Вон, домашние-то твои, попрятались по углам и дышат через раз.

– Не ваше дело! – окрысилась я.

– Теперь мое, – веско ответила бабка. – Меня Судьба к тебе послала, в качестве Волшебного Помощника. Чтобы я тебя уму-разуму поучила и по башке настучала, ежли что.

– Так я и разрешила всяким там себе по башке стучать! – хмуро огрызнулась я.

– Ох, и невежливая нынче молодежь пошла, – посетовала старуха. – Не боишься, что в жабу превращу?

– А что, можете?

– Могу, – веско сказала она. – И в жабу могу, и в крысу, и в ворону облезлую. Но пока не буду. Погожу немножко, авось еще что-то путное из тебя и получится, на что-нибудь сгодишься…

– Хотите сказать, что сейчас я никуда не гожусь?

– А вот давай проверим! Чайник хоть поставишь сможешь? – насмешливо спросила бабка. – Чай и печенье – в посылке, так что не бойся, не объем. А за чайком и поговорим. Судьба, она же не злая – она всем последний шанс дает. И тебе дала. Так что пользуйся ее добротой и моей помощью!

Я замешкалась: с одной стороны, непонятная старуха раздражала, с другой – я уже поняла, что просто так она не уйдет. Так что сейчас отвлеку ее чаем, а пока решу, как ее половчее выставить.

– Давай-давай, покажи, на что способна, – хмыкнула старуха.

Я все-таки включила чайник, поставила на стол вазочку с конфетами, сахар, достала чашки с блюдцами, подумала, и добавила салфетки.

– Можешь, когда хочешь, – одобрила бабка, усаживаясь за стол. – Ммм, конфетки! Люблю.

– И о чем вы хотели поговорить?

– Значит, так: я уже сказала, что какое-то время буду твоей наставницей. Это не обсуждается, потому как с Судьбой спорить – себе дороже. Если ты думаешь, что Судьба решила тебя от жестокости мира оградить, так это ты ошибаешься – впору мир от тебя ограждать. Потому как бешенство твое заразное, вдруг детишкам передастся? Вырастут такие же, эмоционально неуравновешенные, и что из этого хорошего выйдет?

При упоминании о детишках мне стало не по себе – я ведь правда их люблю и вовсе не хочу, чтобы они выросли в каких-нибудь невротиков. И не нарочно я на них кричу, просто иногда срываюсь, не могу себя сдержать.

– Судьба тебе счастливую дорожку выстлала, все тебе дала: муж, дети, дом, талантов не меряно. А ты, поганка, не ценишь и тем Судьбу гневишь. Она уже подумывает, а не отобрать ли свои дары и не передать ли в хорошие руки. Так что у тебя последний шанс доказать, что ты всего этого достойна.

– Бред какой-то, – неприязненно сказала я. – Почему я должна что-то кому-то доказывать?

– А разве по жизни ты не этим занимаешься? Доказываешь всему миру, что ты Сильная Женщина и со всем справишься. А сама элементарно не умеешь с собственными эмоциями совладать. Но ничего, я тебе мозги-то вправлю.

– У меня они и так на месте, – пробурчала я.

– Вот и выясним заодно, – пообещала старуха. – Итак, меня будешь звать Яга Ядвига. Яга – статус, Ядвига – имя. Если ласково – можно Ягушей звать. Бабой Ягой не зови, не люблю, пережиток это. Твое имя я знаю. Слушаться меня беспрекословно. Вопросы задавать можно и даже нужно. А вот перечить – даже думать не моги.

– Это с какой стати я вас должна слушаться? – немедленно ощетинилась я. – Я вас в первый раз вижу! Может, вы аферистка какая-нибудь и просто хотите меня на бабки развести?

– Может, лучше все-таки в жабу? – задумчиво смерила меня взглядом Ядвига. – Хотя нет, акция же. Так, слушай внимательно, повторяю для особо одаренных. ОАО «Судьба» проводит акцию для женщин, нуждающихся в помощи. Каждой выдается Волшебный Предмет и назначается Сказочный Помощник. На время акции, конечно.

– А какая помощь предусмотрена? Финансовая или душеспасительной литературой? – со всем возможным ехидством осведомилась я. – Или, может, исключительно чаем и печеньками выдается?

– Вот глупая, – махнула рукой Ядвига. – Ей говорят «Сказочный Помощник», а она будто и не слышит. Объясняю. Помогать буду нематериально – советами и вопросами.

– Я в ваших советах не нуждаюсь! – гордо заявила я.

– А мне все равно. Раз меня к тебе прикрепили, я свое задание так и так выполню. Хотя, прямо скажу, лично мне ты совершенно не симпатична. Самомнение – до неба, а бестолковости – через край. Я таких обычно в печку сажаю и на ужин варю.

– Видать, нечасто ужинаете – вон какая костлявая, – не преминула язвительно ввернуть я.

– Дурная ты, – хмыкнула она. – Хамишь, дергаешься, ехидничаешь, как подросток. Не боишься, что аукнется?

– Ну и что вы мне сделаете? – с вызовом спросила я.

– Да я-то при чем? Я как пришла, так и уйду. А вот если близкие твои разбегутся – что делать будешь? Они, конечно, тебя любят и многое прощают, но терпение-то у них не безграничное.

Я поперхнулась чаем и закашлялась. Она озвучила мысли, которые и мне приходили, но я старалась их гнать. Потому что если думать, то страшно. А когда мне страшно, я что делаю? – правильно, нападаю первой.

1