Графинин сад | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Владимир Тахистов

Графинин сад

Об авторе

Владимир Тахистов, автор нескольких книг-воспоминаний, повестей и рассказов. Некоторые произведения написаны под псевдонимом Владимир Ластов.

Часть первая

Графинин сад

– Вань, Ванька! Пошли в Старый сад. Колька говорил, что там яблоки вкуснющие, – в который уже раз канючил Витька.

– Врет твой Колька. Откуда он знает, какие там яблоки? Не был он там никогда. Боится, наверное, поэтому нас с собой зовет. Не-е-е… Я боюсь. Мамка не велела, да и тетка Ульяна сказывала, что в том саду «Привидения» водятся. Не пойду я.

Витя и Ваня – два брата-близнеца, одиннадцати лет. Между ними никогда не было мира. Они или спорили о чем попало до хрипоты, или мотузили друг друга до изнеможения без особых на то причин.

Никак не могли решить, кто из них главней. Ваня считал, что имеет некоторое преимущество поскольку он все-таки старший. Пусть на десять минут, но все-таки… Витя упорно не принимал во внимание такой незначительный довод. Единственное, чего они оба неуклонно придерживались, никогда не доносили друг на друга.

Колька, по прозвищу «жук», был на два года старше и жил на соседней улице. Колькина мама, Валентина Петровна, которую все иначе, как Петровна, не звали, работала почтальоном. С утра она садилась на велосипед и ехала к зданию сельсовета, где находилась почта. После сортировки почты, которую привозили из райцентра, развозила ее адресатам. Так что Колька большую часть дня был предоставлен сам себе.

Он знал все, каждый деревенский закоулок. Мог без приглашения войти в чужой двор, мог и утащить что-нибудь. Вовсе не потому, что какая-то вещь была нужна ему, а просто так. Потом также, не задумываясь, мог и выбросить ее за ненадобностью.

О существовании Старого сада Колька узнал случайно.

К маме часто забегала соседка, тетя Настя. Так просто, поболтать и узнать последние «новости». «Новости» были разные. Среди них были и правдивые, и похожие на правду легенды, и откровенные сплетни. Однажды разговор зашел о Старом саде.

– Сегодня пенсию развозила. Как всегда в самом конце приехала к Варваре. Она и живет дальше всех и не отпустит пока чаем не напоит. Чай у нее вкусный, душистый, на каких-то травах да на кореньях настоян…

– Все про графиню, наверное, рассказывала? Фантазирует она. Не было никакой графини.

– Да не скажи… Только история эта запутанная… Я как-то пенсию привезла, гляжу – стоит Варвара возле куста жасмина, что во дворе растет и разговаривает сама с собой как-то чудно. Вроде не по-нашему…

– Вона как…

– Да… Зашла, значит, я во двор, а она мне: вот, мол, в Старый сад собралась…

– А не спросила, зачем?

– Нет. Не стала ничего спрашивать. Может быть в другой раз.

– А вот мне как-то боязно. Вон дед Михей, когда давеча корову пас, в тот сад нечаянно забрел, так еле ноги унес. «Привидение» там, говорит.

– Врет Михей. Сослепу, а может спьяна, померещилось…

– Не скажи…

Женщины замолчали.

Колька, подслушавший случайно этот разговор, сидел раскрыв рот и боялся шелохнуться.

Поначалу он хотел завтра с утра, когда мама уйдет на работу, бежать в Старый сад. Его разбирало любопытство. Но в то же время что-то его удерживало. Наверное, все-таки это был страх. «Привидение» все-таки…

Деда Михея знали все в деревне. Так его называли с давних пор, хотя по возрасту он до «деда» едва ли дотягивал. Семьи у него не было. Жил он в заброшенном старом доме на краю деревни. Как он жил на мизерную, по инвалидности, пенсию трудно представить. С весны иногда соседи звали его то подсобить в чем-то, то корову или козу попасти. За это кормили его и немного продуктов давали.

В остальное время дед Михей или бесцельно слонялся по деревне, или сидел на старой покосившейся лавке у ворот дома. Он знал множество разных «историй», рассказывать которые был большой мастер.

Взрослые только посмеивались, не веря ни единому его слову. Другое дело дети…

Когда Колька подошел, вокруг деда Михея расположились несколько ребят и с интересом его слушали. Колька прислушался.

– … Проснулся, я, значит. Глядь, а коровы-то не видно. Побегал, побегал вокруг. «Машка», – кричу, «Машка»… Нет нигде. Подалась, видать, в сторону Старого сада. Ну, думаю, пропал я.

– А где он, этот сад? – не выдержал Колька.

– Там, за старым болотом, – махнул рукой дед Михей куда-то в сторону, – раньше его ещё «Графининым» садом называли.

Так вот. Подхожу я, значит, поближе. Впереди непроходимые заросли. Пролез с трудом сквозь кусты. Вдруг вижу сбоку, вроде, тропинка… Дальше небольшая поляна. Посреди дерево – толстое, корявое. Ветви переплетены, словно кто-то специально хотел их них что-то памятное сплести. Сказывали люди, что такое бывает, если кто-то похоронен под деревом…, – дед Михей помолчал с минуту.

Иду я дальше. Слышу, вдруг, за спиной шорох какой-то. Все, думаю, конец. Вся душа в пятки ушла. Остановился. Прислушался. Точно, кто-то сквозь кусты продирается. Медленно поворачиваюсь. Глядь – Машка! Наверное, она следом за мной шла, а я и не заметил. В общем, сильно напугала она меня.

– Хорошо, что хоть корова нашлась, – заметил кто-то из ребят.

– Так ведь это еще не все. Пошел я, значит, по тропинке. Должна же она куда-нибудь вывести? Я впереди иду. Осмелел уже. Машка чуть позади. Вдруг что-то мелькнуло среди деревьев, вроде что-то светлое. Вижу-то я плохо, никак не рассмотреть. Остановился, думаю, померещилось. Присмотрелся – вроде ничего. Только мы с Машкой дальше двинулись, опять что-то впереди промелькнуло, только с другой стороны. Так, знаете, медленно двигалось… Привидение! Не случайно люди говорили, что в том саду «Привидения» водятся… – дед Михей замолчал, закуривая самокрутку.

– А дальше что было? – не выдержал кто-то из ребят.

– Что было, что было? Еле ноги унес. Не помню как через хащи продирался. Даже на какой-то миг про корову забыл. Остановился, чтобы дух перевести, оглянулся, смотрю, а она преспокойно идет следом. Вот такая история приключилась. Да…

– Да врешь ты все, дед Михей. Мамка говорит, что ты все просто выдумываешь. Наверное, нет и не было там никакого «Привидения», – усомнился кто-то из ребят в правдивости только что услышанного.

– А ты сходи да проверь, а потом нам расскажешь.

– Дед Михей, а почему сад «Графининым» называли? – спросил Колька, думая о чем-то своем.

– Люди сказывали, что когда-то этот лес, что за холмом, принадлежал одному богатому человеку, большому любителю охоты. Тогда много всякой дичи в этих краях водилось. На краю леса построили охотничий домик и в стороне – помещения для егерей, повара и прочей прислуги. На охоту приезжали по большей части осенью и зимой. Но в один год никто не приехал, а на весну приехала новая хозяйка. Сказывали, что графиня какая-то. Привезла она с собой садовника, который по ее желанию да своему разумению сад разбил. Очень красивый, говорят, сад был. С тех пор он и стал «Графининым» называться. Ты лучше у бабы Вари поспрашивай. Она, вроде, была при графине «девчонкой, куда пошлют».

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

1