Немного о главном | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Сергей Ив. Сенкевич

Немного о главном

Немного о главном

Незатейливые полудетективные рассуждения о недалеком прошлом и ближайшем будущем.

Все события, представленные в последующем тексте, являются лишь приближенными к действительно происходящим или когда-либо происходившим.

Возможные параллели в последовательности этих событий, похожесть тех или иных главных или второстепенных действующих лиц и вероятность их действий, а также последствий таковых могут быть только неосознанными совпадениями.

За стилистические, лингвистические или какие-либо иные ассоциации автор не несет никакой ответственности.

Всё представленное – это несомненный вымысел. Всё вымысел, исключая правду. А правда – это, увы, тоже вымысел. Судите сами.

1

Эта пробка на дороге, вот уже третий час тянувшаяся темной нудной змеей вдоль Хадсона, казалось, не кончится никогда.

«Трафик», как его здесь называли.

Хотя, если честно, трафика-то, в его истинном смысле, и не было. Практически не было движения, все стояло.

То и дело кто-то особо рьяный или уставший от такого бесцельного стояния пытался перестроиться из ряда в ряд в надежде найти более быстрый путь. Однако практически сразу этот торопыга понимал всю тщетность подобной суетливости и затихал под пристальные и неодобрительные, а, зачастую, и ухмыляющиеся взгляды соседей по пробке.

Темные грязные тучи почти касались мостовой. И трудно было понять, что это – опустившееся до самой земли мутное облако или изобильно вонючие клубы испарений из коллекторов. Хотя самих этих коллекторов поблизости видно не было.

В Нью-Йорке случались такие дни, особенно осенью, когда вдруг, совершенно из ничего, из ниоткуда, появлялось плотное облако и буквально садилось на город, практически сводя видимость к нулю.

«Надо же! Почему все сегодня! И погода, и эта идиотская пробка, и…»

Денис выругался настолько мерзко, что сам себе удивился.

Вообще-то он был человеком совсем не злобным по натуре, веселым и почти всегда оптимистично настроенным. В обиходном разговоре, конечно, он мог сказануть какое-нибудь не общепринятое словцо, но, в целом, старался не ругаться, особенно прилюдно. Однако, порой приходилось. Жизнь время от времени заставляла. И, надо признать, он это умел. Особенно по-русски.

Сейчас, смачно ругнувшись, он даже ощутил некоторое успокоение и размеренно затянулся сигаретой.

День был, действительно, мерзок до неприличия. И сегодня это как-то по-особенному угнетало.

«И вроде не пятница. И до вечера еще далеко. Черт меня дернул поехать через этот мост!», – выдохнул в расстройстве Денис, но вдруг подумал, что другие известные ему маршруты, чтобы добраться до дома, могли бы быть забиты в этот вечер не меньше. Да и поздно уже было сокрушаться. И невозможно ничего поменять.

«Практически ничего нельзя уже изменить», – подумал вдруг Денис и внутренне удивился тому, что он сейчас слово в слово повторил фразу, которую слышал буквально три часа тому назад.

Он поймал себя на мысли, что сегодня он, наверное, чересчур эмоционально воспринимал эту ситуацию на дороге.

За все годы, прожитые в Нью-Йорке, он, в общем-то, уже научился не реагировать на различные раздражители, такие как излишне напряженный трафик. Но сегодня точно что-то было не так.

Не так, как обычно.

Все дело было, скорее всего, вовсе не в этой тягучей пробке. И даже разумеется, не в ней. Ему совсем не давал покоя сегодняшний тяжелый разговор с Грэгом, который, собственно, и содержал ту самую фразу, которую он недавно вспомнил и вслух произнес.

Денис невольно задумался, воспроизводя в памяти детали сегодняшней встречи.

***

Грэг Мэдисон был самым обыкновенным Нью-Йоркским юристом, специализирующимся на вопросах с недвижимостью. Денис знал его с первых дней своего приезда в Америку. Другими словами, почти десять лет.

Собственно говоря, Грэг и был тем первым человеком, с которым встретился Денис, оказавшись впервые по ту сторону океана, поскольку именно Грэга ему рекомендовал его старый знакомый при их расставании. Грэг и встречал эго тогда в аэропорту.

И, в общем-то, именно Грэг когда-то порекомендовал Денису попробовать заняться тем самым бизнесом, которым он и занимался до сих пор. И именно с учетом опыта Грэга этот самый бизнес-то и процветал.

Они вместе вели дела. Вернее, дела Дениса вел именно Грэг. В известных, конечно, пределах. Но и этого хватало.

И самому Денису. И, похоже, Грэгу.

Сегодня он нетерпеливо звонил Денису несколько раз, несколько раз оставлял сообщения с просьбой перезвонить ему при первой возможности. Надо полагать, дело было очень серьезным, раз он так набивался.

– Слушай, Дени, – он называл Дениса не иначе, как «Дени», – Нам нужно срочно встретиться. У нас проблемы, – с места в карьер начал адвокат, как только Денис позвонил ему в ответ.

Это было его особой чертой – не размениваться на приветствия и расспросы о делах. И этим, на взгляд Дениса, он, несомненно, отличался в лучшую сторону от всех остальных американцев.

– Что случилось?

– Приезжай к полудню ко мне в офис.

– Что-то серьезное?

– Очень похоже, что да. Приезжай, надо кое-что обсудить. Когда будешь поблизости, позвони мне, я спущусь. Давай, пройдемся.

– Окей, буду, – закончил Денис и уже в тот момент подумал, что случилось что-то из ряда вон.

Непростые вопросы, как говорится, вопросы не для лишних ушей, Грэг всегда предлагал обсуждать на улице. Кафе или рестораны для этого не очень подходили.

Как правило, за казавшимся безразличием к тебе окружающих ты всегда подспудно чувствовал невозможность быть до конца свободным. Каким-то скрытым чувством ты понимал, что неизменно находишься под чьим-то вниманием. Это не особо радовало.

Контора Грэга располагалась совсем неподалеку от Централ-Парк. И это было очень удобно для того, чтобы, находясь практически в самом центре мегаполиса, совмещать прогулку на природе с обсуждением любых вопросов, требующих той или иной степени конфиденциальности.

Когда они повстречались в парке, город еще не закрывала та мерзкая мгла, которая сейчас царила на дороге. Напротив, светило еще довольно теплое солнце, и все вокруг даже не предвещало дальнейшего ухудшения погоды.

Они медленно шагали по одной из второстепенных тропинок парка, изредка отбрасывая носками ботинок опавшую листву.

Народу в это время почему-то в парке было совсем немного. Лишь то и дело мимо них пробегал какой-нибудь любитель бега трусцой. Обычное явление для любого парка в Америке.

«От ревматизма к коммунизму» – каждый раз при виде такого бегуна в голову Денису приходила фраза из далекого детства. И каждый раз он невольно слегка улыбался.

Однако очередная такая улыбка моментально сошла с лица Дениса, когда Грэг начал излагать суть вопроса. Делал он это как всегда сжато, но, вместе с тем, очень емко. По манере представления чувствовалось, что складывающаяся теперешняя ситуация беспокоит Грэга, что она не совсем обычна для него. Даже для него, с его опытом.

– Послушай, Денни, – начал Грэг, – Твоя лицензия на строительство будет отозвана. И уже начиная с понедельника.

– Не понял. Как это?

– Сегодня утром я получил срочное уведомление из офиса секретаря Штата. Там утверждается, что у них есть какие-то обстоятельства, на основании которых они вынуждены прекратить действие лицензии.

– Обстоятельства? Что за обстоятельства? Почему? Объясни толком. Я ничего не понимаю.

– Я, к сожалению, пока тоже. Ситуация совершенно новая для меня. С таким я еще никогда не сталкивался. Но, очень похоже, что практически ничего уже невозможно изменить.

Последняя фраза так и врезалась в мозг! И не отпускала вот уже долгое время.

– Что происходит? Мы что-то нарушили?

Сочетание слов «мы» и «нарушили» не доставило большого удовольствия адвокату, и это было заметно. Он, тем не менее, не стал акцентировать на этом внимания и промолчал в ответ. Денис закурил.

– И что теперь? – спросил он угрюмо, некоторое время спустя.

– После отзыва лицензии предстоящая сделка не может состояться.

– Как не может состояться? Ты понимаешь, что ты говоришь? – Денис уже не на шутку заходился, – Все уже было практически готово! Мы реально уже назначили дату подписания! Как это вообще возможно?

1