Немного о главном | Страница 7 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Почти все нападавшие на полицейское оцепление во время вчерашних стычек были подозрительно одинаково экипированы! В одинаковых синих куртках. И с розово-красными полосками на воротниках!

Алена выдернула телефон и хотела, было, сразу набрать сохраненную ячейку абонента, но что-то остановило ее. Вместо этого она еще раз вызвала на экран последнее сообщение от Вадима.

«Я все выяснил. Не волнуйся. Это еще одна бригада. Привезли материалы для стройки. Все в порядке».

Она неодобрительно покачала головой.

Потом она быстро стала листать записную книжку в своем телефоне. Дойдя до записи «Безопасность», она набрала номер.

Ответ на том конце был практически мгновенный.

– Але, Владимир Егорович, доброе утро! Это Елена. Да. У меня очень срочный вопрос.

3

Дорога после того, как миновали мост, казалась совершенно свободной. Движение возобновилось в обычном для этого времени суток ритме. И даже чуть быстрее. Было похоже, что все водители, до этого страдавшие в изнурительной пробке, как только возможно ускорялись, чтобы как можно быстрее покинуть это проклятое место и забыть о нем.

Удивительное дело, но внезапно и туча, накрывшая на добрых три часа город со всеми окрестностями, также снялась с облюбованного ей места и постепенно поднялась ввысь, чтобы всего лишь через несколько минут испариться вовсе.

Снова появилось осеннее солнце, которое в этот час было похоже на огромную раскаленную сковородку, стремительно катящуюся за горизонт.

Быстро наступал вечер.

Вырвавшись, как и все остальные, из стальных лап трафика, Денис затушил очередную сигарету, выбросил окурок через полуоткрытое окно и воодушевленно нажал на педаль газа.

Теперь он летел по хайвэю, по окрестностям, очень хорошо изученным за последние годы.

Денис держал постоянные «плюс десять миль» к положенным по ограничению скорости на конкретном участке дороги. И лишь изредка он увеличивал этот зазор в местах на дороге, где наверняка знал, что не попадет в зону внимания дорожного патруля, охотящегося за нерадивыми водителями.

Так делали многие на дороге. Да что там! Почти все, за исключением, может быть, каких-нибудь чересчур осторожных путешественников из другого штата или из Канады, волей случая оказавшихся здесь.

Таков был неписаный закон движения.

Более того, если кто-то, как, например, те же самые путешественники, нарушали его вольно или по непониманию и при этом оказывались в крайнем левом ряду, плетясь со скоростью, конкретно указанной перед этим на знаке, они могли стать, и, подчас, становились, объектом нелицеприятных шуток, окриков и неприличных жестов из окон, пролетающих мимо автомобилей. А то и откровенного давления и даже подрезания, в отместку за нерасторопность со стороны «аборигенов».

Денис был хорошо знаком с этими нравами.

Но носился он по дорогам, иногда сознательно нарушая дорожные правила, совсем не из-за опасения стать объектом насмешек или, не дай бог, преследования. Ему просто нравилась быстрая езда.

Сегодня же, особенно сейчас, после утомительного стояния в трафике, она доставляла дополнительное удовольствие как непередаваемое ощущение, что ты, наконец, вырвался на волю и тебе все позволено. Но, если и не все, то многое.

Долетев за двадцать пять минут, вместо навязываемых навигатором тридцати пяти, до своего съезда с трассы, Денис сбавил скорость и повернул в сторону второстепенной дороги, ведущей непосредственно по направлению к его дому.

Ему предстояло проехать еще несколько миль, но он почему-то уже не чувствовал той усталости, которая давила его все долгие часы стояния в пробке. Погода была прекрасная, настроение улучшилось. Денис был сейчас готов ехать еще и еще куда-нибудь. Даже отдаленные воспоминания от неприятного разговора с адвокатом казались в этот момент не значимыми. Денис старался отогнать грустные мысли.

«Все так или иначе образуется, – подумал он, – Рассосется. Не в первый раз».

Под воздействием прилива оптимизма Денис даже каким-то образом обрадовался тому, что они с Натальей сегодня вечером поедут в гости.

Своих друзей за все время пребывания в Штатах он, в общем-то, так и не завел. Грэг был не в счет. При всей их взаимной привязанности, он едва ли мог именовать Грэга другом.

Партнеры. И ни больше, и ни меньше.

Новые же знакомые, которых нынче Денис вслед за Натальей стал называть друзьями, были ее друзьями. С ними он и сошелся лишь потому, что появилась Наталья.

Откровенно говоря, он их недолюбливал. Но приходилось терпеть. Поэтому Денис не особенно любил ходить по гостям, принимать обязательное участие в никому не нужных, порой, занудных разговорах за столом.

Однако сейчас это, отчего-то, его тяготило не так, как обычно. Что казалось удивительным.

Когда Денис сделал последний поворот к своему дому, он еще издалека заметил стоящую у въезда белую машину. Уже смеркалось, но на боку автомобиля заметно была видна широкая голубая полоса с буквами, определяющими принадлежность автомобиля к службе местного шерифа.

«А этим что здесь надо?» – без особого удовольствия подумал Денис и начал медленно подруливать к дому.

Наталья ждала его у крыльца.

Денис подъехал к ее машине, которая одиноко прижималась к гаражу.

– Ты будешь ставить в гараж? – предложил он, выходя из машины.

– Если хочешь. Привет, – она потянулась к нему и, встретив его губы, поцеловала.

– Привет. Ты не знаешь, давно она здесь? – Денис незаметно указал на машину шерифа.

– Не знаю. Когда я подъехала, она уже стояла. А что?

Денис в ответ только пожал плечами и нажал кнопку пульта для того, чтобы открыть дверь гаража.

– Давай, паркуйся, я мигом. И сразу поедем, – распорядился он и пошел в дом.

***

– Интересно, чего им все-таки было нужно? – рассуждал Денис вслух, сидя за рулем, когда они уже ехали в гости.

– Ты про кого? – отозвалась неожиданно Наталья, оторвавшись от своего телефона, в который она неотрывно смотрела на протяжении всего пути и копалась в соцсетях.

– Да этот, от шерифа, – заторможено ответил Денис, не ожидавший реакции своей спутницы и больше говоривший сам с собой.

– А-а, – неопределенно протянула Наталья.

– Чего тут ему надо было? Не вышел, не подошел, ни о чем не спросил. Просто постоял и уехал. Непонятно.

– Да ладно, не загоняйся! Приехал и уехал. Подумаешь!

– Ты где таких словей понабралась? – шутливо уставился на нее Денис, – Все еще по клубам мотаешься?

– Что ты, дорогой? – кокетливо ответила она, – Без тебя? Никогда!

Денис недоверчиво улыбнулся.

– И все-таки странно, – тихо продолжал он, – Раньше такого я не замечал. Может, случилось чего? Опять же, спросил бы.

– Может, может, – равнодушно пробурчала Наталья, увлекшись очередным сообщением на своем телефоне.

– Слушай, золотая моя, чего ты там так увлеченно рассматриваешь все время? – спросил Денис, отрываясь от руля, – Чего там такого пишут?

– Ну, что ты! Тут целая жизнь! – увлеченно воскликнула Наталья, не отводя взгляд от экрана.

– Неужели так интересно? С тобой даже поговорить нельзя! Ты все время – там.

– Но это же все так важно, дорогой! Вот, смотри, все пишут, обмениваются своими рассказами, впечатлениями. Фотки шлют.

– Фотки! – проворчал Денис, – Прежде это именовалось фотографиями.

– Да какая разница! Не ворчи! Ты становишься старым, когда так пыхтишь.

Она весело рассмеялась и потрепала Дениса по шевелюре. Он понял, что с такими безусловными и неопровержимыми доводами спорить не стоило.

– Там в Москве опять какая-то заваруха. Говорят, митингуют, с полицией дерутся. Что-то опять неспокойно. Слышала?

– Да? – так же безучастно спросила Наталья и снова принялась за свой телефон.

– Слушай, Наталь, ты можешь хоть ненадолго бросить свои эти гаджеты? – раздраженно вскрикнул Денис.

– Что с тобой, Дэнни? – она удивленно подняла глаза.

– Говорю, прекращай. Ты меня даже не слышишь! Я ведь тебя спрашиваю.

– О чем ты спрашиваешь? – было ясно, что она пропустила не только сам вопрос, но и тему, на которую он был задан.

– Ты вообще в жизни чем-нибудь, кроме своей физиономии и вот этой безделушки интересуешься?

– Безделушки? Это что такое? – она с трудом повторила слово, ей явно незнакомое.

– Неважно! – махнул он рукой.

– Дорогой, – успокаивающе произнесла Наталья, – Ты сегодня устал. Наверное, этот трафик. Или еще что. Чего ты так волнуешься? Все окей!

7