Немного о главном | Страница 5 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– А сегодня?

– Что сегодня?

– Сегодня тоже в самой гуще?

– Ну, не знаю. По-разному. Но материала наснимал очень много. Можешь посмотреть. Он уже, думаю, вышел, но, понятно, на нашем канале. Не то, что на России, или там…

– И в нем, конечно, больше правды? – иронично пыталась заметить девушка, – Или одна только правда?

– Ты сомневаешься? – в его голосе звучала угроза.

Она никак не ожидала такой реакции!

– Не знаю. Просто я много слышала про ваш Издательский Дом. И не самое лестное.

– От кого? Наслушалась там, в конторе своей? Им бы только бабки пилить? Они наговорят! Ты только уши подставляй!

– Чего ты так нервничаешь? Ты слушаешь одних, я – других. Что в этом такого? И вообще, мы, кажется, договаривались не спорить о политике. Или нет?

– Ладно, – вроде бы умиротворенно произнес Вадим, но тут же снова начал взволнованно жестикулировать перед глазами Алены:

– Можешь верить, можешь – нет, но я сам все видел! Жесть! Люди реально никого не трогали. Шли, и все было спокойно. Ну, ладно, что-то там кричали. Но это же не повод мочить их! Опять всех, без разбора!

– Но, судя по кадрам, там были совсем не мирные люди. То, что я видела, – она сделала ударение на местоимении «я», – Вовсе не то, что ты говоришь. Там реальные боевики были! И именно они нападали на полицейских! И начинали всю эту заваруху…

– Да, что ты понимаешь? – вдруг опять закипятился Вадим, – Что ты хочешь? Ты пойми, когда тебя к стенке прижимают, то и заяц становится тигром. Я все это видел еще тогда!

– Но, ведь, говорят, что митинг не был разрешен.

– Алена, а что людям делать? Любой митинг законен! Конституция, понимаешь?!

– Но по Конституции и власть имеет право на самозащиту. И на защиту других людей. Представь, если бы, к примеру, я там оказалась. И вот эти, как ты говоришь, мирные протестанты… Кто бы меня там защитил? Ты со своей камерой?

– Ты опять ничего не понимаешь! – взорвался Вадим – И несешь настоящую чушь! Да если бы ты там была, то те самые менты тебя бы и отметелили!

– Меня? За что!?

– Да, как и всех – ни за что!

– Ну, ладно, не кипятись. Все, оставим это.

– Как оставим? Ничего не понимаешь, а рассуждаешь!

– Вадик, ну ты даешь! Ты реально скоро помешаешься от своей работы. Ты готов накинуться на меня, как на врага! Чудесный вечер! Спасибо!

– Твоя работа ничуть не лучше! – Вадим еще готов был сказать что-то дерзкое в ответ и даже уже повернулся снова к Алене для этого, но ее уже не было.

Она ушла в спальню. И, вероятно, обиженная.

«На обиженных воду возят,» – сердито проворчал Вадим и продолжил эксперименты со своими зубами.

Вадим долго еще полоскался в ванной, не торопясь выходить, и делал это осознанно. Он хотел упокоиться после такого неожиданного конфликта со своей девушкой. Поэтому, когда он подошел к кровати, на тумбочке поблизости горела лампа, а Алена мирно посапывала в подушку, отвернувшись в свою сторону. Или делала вид, что спала.

Вадим не стал проверять, как там на самом деле, и, едва заметной гримасой выказав свое безразличие, лег спать. И практически мгновенно провалился в сладкое небытие…

***

– О-о-х! – Вадим подскочил в кровати как от резкого удара.

Он сел и сначала никак не мог прийти в себя, судорожно растирая рукой взмокший затылок. Несколько раз оглянувшись по сторонам, он, наконец, понял, что находится в своей постели, у себя дома, а то, от чего он вскочил, было всего лишь сном.

Неприятным и, может быть, кошмарным, но всего лишь сном.

Бывают сны, которые хочется смотреть и смотреть, чтобы они не заканчивались. А бывают, наоборот, такие, от которых хочется избавиться, как можно скорее. Тяжелые, пугающие, непонятные, а от того еще более страшные. От такого вот сна он сейчас и пробудился.

Вадим глубоко вздохнул и начал постепенно успокаиваться.

За окнами было еще почти темно. Сквозь толстые занавески на окнах в комнату слегка пробивалось только самое начальное ощущение хмурого и сырого осеннего московского утра. И такое ощущение никак не способствовало желанию быстро вскочить с постели.

Он вновь, было, откинулся на подушку, но тут же сообразил, что лежать вот так просто он уже не может. Во-первых, надо было срочно определить, сколько сейчас времени, а затем ему явно чего-то не доставало в постели.

Его наручные часы показывали уже семь двадцать две. А это означало, что уже через час с небольшим ему надо было выходить из дома.

Хлопнув на всякий случай рукой наотмашь по левой от себя половине кровати, он точно понял, что рядом никого не было.

– Алена! – сначала тихо позвал он, а затем повторил гораздо громче.

Дверь в спальню слегка отворилась и в проеме показалась милая взгляду женская фигура в халате.

– Ваше высочество изволило проснуться?

Вчерашнего напряжения между ними как не бывало! Это приятно поразило и порадовало Вадима.

– Точно! Но проснуться одному, что в корне неверно, – ответил Вадим и протянул руку навстречу Алене, как бы приглашая ее в постель.

– Нет, нет, Вадик, совсем нет времени, – отреагировала девушка, – Я уже через десять минут убегаю. Ты слишком долго спишь.

– Слушай, мне опять сегодня приснилась какая-то чушь. Настоящий кошмар! Я вскочил просто, как ненормальный. Мокрый, как мышь.

– Меня это не удивляет. Меньше надо по митингам ходить.

– Да, наверное, – ему совершенно не хотелось развивать вчерашнюю тему и, уж тем более, создавать напряжение в их отношениях.

С утра, несмотря на нехороший сон, он был крайне миролюбив.

– Поторопись, соня, если хочешь меня проводить! – весело крикнула Алена и вышла из комнаты.

Вадим безропотно повиновался и быстро поднялся вслед за ней.

Стоя уже почти в дверях, он, едва успев накинуть на плечи халат, обнял ее и, наклонившись, поцеловал в губы. Она ответила, но, правда, несколько второпях. Потом отстранилась и, еще не высвобождаясь от объятий, посмотрела ему прямо в глаза.

– Ты не забыл, что завтра я улетаю.

– Как? – опешил Вадим, – Куда?

– Забыл, конечно. Ты со своей работой скоро обо всем забудешь. И обо мне тоже.

– Ну, не преувеличивай. О тебе не забуду.

– А мне кажется, уже начал. Мы совсем не видим друг друга. И ты меня не замечаешь. Весь – там. Не так?

– Не понял.

– Так, так. Ладно. Напоминаю, что я улетаю завтра с шефом в Америку. Срочная командировка. Рассказывала тебе позавчера. Думала, помнишь.

– Ну, конечно, помню, – соврал Вадим, – Как я мог забыть?

– Как обычно.

– Но ведь ты там всего ничего. Всего несколько месяцев. И уже в командировку! Да в дальнюю!

– Я тебе говорила. Просто так вышло. Начальница внезапно слегла с гриппом. А лететь надо. Срочные переговоры. Поэтому получилось так, что больше некому. Шеф и приказал мне.

– Да, я помню, – продолжал прикидываться Вадим, – Когда тебя проводить?

– А говоришь, помнишь. Я все тебе говорила. Улетаем завтра утром. А сегодня я поэтому буду ночевать у мамы. И провожать меня не нужно.

– Почему?

– Вылет очень рано. Отсюда мне будет неудобно добираться до Шереметьево. Там же ближе. Смогу подольше поспать, – объяснила Алена и после небольшой паузы, во время которой она, кажется, взвешивала каждое последующее слово, добавила:

– Да и какой смысл спать здесь? Мы все равно друг друга почти не видим.

– Ты опять?

– Ладно, ладно, как-нибудь переживешь. Да и улетаю я всего на каких-то четыре-пять дней. Ну, ладно, все. А то опоздаю. Машина уже, наверное, ждет.

Вадим закрыл за ней дверь, и его размышления сразу же сами собой переключились на тему, которая так приятно щекотала нервы. Он вспомнил вчерашний свой разговор в ресторане.

– Неужели, это может, правда, случиться уже сегодня? А почему бы и нет? Чем черт не шутит, пока Бог спит? – заключил он.

Настроение постепенно улучшалось.

Вадим подошел к окну и по давно заведенной негласной традиции приготовился помахать рукой на прощанье. Алена после того, как перешла на новую работу, выходила из дома раньше него. Обыкновенно раньше. И он всегда махал из окна, провожая ее взглядом, пока она не садилась в такси.

Вадим уже несколько раз с нескрываемой завистью пытался выяснить у Алены, сколько она на новой работе получает, раз может себе позволить ежедневно уезжать от него на работу на такси. Но та только игриво отшучивалась.

За окном накрапывал довольно противный мелкий осенний дождь. Небо было затянуто тяжелыми темными облаками. Ощущение раннего утра радости в душе не добавляло. Впрочем, такая погода была обыкновенной для московской осени вот уже который год подряд. Вадим даже слегка передернулся от чувства зябкой влажности на улице.

5