Герцогиня | Страница 4 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Максимус прошелся туда-сюда, разглядывая портреты представителей рода Вилмер, отметил плебейскую округлость черт у одной из двоюродных тетушек нынешнего владетельного лорда, затем уселся в одно из кресел, механически стряхнул налипшую на рукав соринку. Огромные напольные часы у противоположной стены пробили одиннадцать.

Максимус устало потер глаза.

Вся эта суета с порталами, перемещениями и делами, которые он планировал скрывать от Вилмера до поры до времени, утомили. Из головы не шла та девчонка с лицом высшей аристократки, которую за каким-то дьяволом занесло в соседнюю сферу и которую было приказано убить.

Вилмер показал дагерротипическое изображение перстня с абраксом. «Обладателя убрать, без шумихи и лишней грязи». Максимус тогда лишь плечами пожал, в конце концов, далеко не первое убийство по приказу этого разжиревшего паука. В качестве ориентира ему была выдана кружевная пеленка, по кайме вышитая маленькими розочками. Максимус подержал ее в руках, а потом, полагаясь на чутье мага-поисковика, отправился в путешествие, которое в итоге привело его через портал в соседнюю Сферу.

Если бы у него спросили, как именно он ищет – не смог бы объяснить. Урожденный поисковик, он никогда не учился, слишком рано попал к Вилмеру, и тот начал его использовать совсем в иных целях, пользуясь, тем не менее, и Даром. Поиск был сродни некоторому беспокойству. Постоянно прикасаешься к вещи человека, которого нужно разыскать. Прибываешь на очередное место, а беспокойство ворочается внутри, не дает покоя – значит, надо двигаться дальше, полностью полагаясь на то самое шестое чувство.

Так получилось и с перстнем: ведомый Даром, Максимус исколесил пол-мира, до предела накачал себя различными языками и диалектами, благо, маг-лингвист наделил всем для этого необходимым. Упорно следовал в одном направлении до тех пор, пока не осел в провинциальном городишке на должности местного ювелира. То, что заставляло переезжать с места на место, наконец успокоилось. А примерно через месяц появилась она.

Максимус невольно усмехнулся, вспоминая тщедушную фигурку, оставляющую мокрые следы на зеркальном полу магазина. Эти глупые курицы, продавщицы, наверняка бы отправили девочку восвояси, он появился весьма вовремя. Одного взгляда на посетительницу хватило, чтобы понять – она явно не из этой Сферы, слишком резкие черты лица, да и вся она – невесомая и острая как лезвие бритвы. Волосы налипли черными перышками на лоб и щеки, и глазищи цвета озера Нэлфи в солнечную погоду.

Девчонка принесла перстень, и должна была быть устранена.

… Но кое-что сильно смутило Максимуса во всей этой истории.

Во-первых, внешний вид девицы, соответствующий каноническим представлениям истинной, аристократической красоты Перкотта.

Во-вторых… на фотографии он увидел ее бабку, которая ни в коей мере не являлась ей родней, это было видно. Плебейка с оплывшим подбородком. Следовательно, девчонку просто вырастили здесь, а родители ее… Неведомо где.

Добил Максимуса результат маленького эксперимента с абраксом. Девочка-то была Источником, да еще каким! Пожалуй, даже у самого Вилмера цвет абракса не достигал столь насыщенного, винно-красного цвета.

И тогда настало время принимать решение. Учесть все «за» и «против».

Впрочем, много времени Максимусу не понадобилось: Вилмера он ненавидел с того самого момента, как эта тварь с шуточками и прибауточками вскрыла ему грудную клетку. Оставалась самая малость – до поры до времени хранить все в тайне, а заодно разобраться, откуда, из какой семьи появился Источник. Семей, уничтоженных Вилмером, было превеликое множество – равно как и захваченных им территорий.

… – Его Светлость ожидает, извольте следовать за мной, – лакей низко поклонился.

Максимус поднялся, расправил сюртук, подхватил шляпу и пошел к хозяину.

***

Кабинет лорда Вилмера должен был поражать – и действительно поражал – роскошью отделки. Пол, стены, потолок – все было зашито резными панелями из бесценного амарантового дерева, и рисунок был столь тонким и затейливым, что наверняка не обошлось без абраксового резца, не столько режущего, сколько прожигающего в толстой древесине крошечные отверстия. Пол-стены кабинета занимало окно, сразу под ним располагался письменный стол впечатляющих размеров. Рядом стояло мягкое кресло, обшитое кожей теплого шоколадного цвета – для посетителей. Но Максимус никогда не садился в присутствии Вилмера, рабу положено стоять навытяжку.

А еще здесь было очень много книг – старых, в дорогих переплетах. Максимус многое бы отдал, чтобы полистать их. Но просить у старого паука? Никогда.

К слову, паук восседал за столом, наслаждаясь чашечкой кофе. Зерна кофейные возили в Перкотт из Мелебра, колонии далеко за Южным морем, и стоило это удовольствие тоже соответственно. Но Вилмер был Источником, единственным сильным источником на тысячи акров вокруг – и, соответственно, мог позволить себе такую мелочь, как чашечка драгоценного напитка.

Максимус вошел, молча склонил голову в знак приветствия. Он знал, что Вилмер любит, когда кланяются, и намеренно едва кивал. Пусть, сукин сын, терпит. Максимус Обри Тал тоже дорогое удовольствие, еще дороже кофе.

Герцог Вилмер пожевал тонкими, как нитка, губами. Почему-то потянул острым длинным носом. Глубоко посаженные черные глаза буравили, и, будь Вилмер менталистом, Максимус ни за что не попытался бы его обмануть. Но лорд был Источником, а посему…

– Мальчик мой, как я рад тебя видеть, – сухо проговорил Вилмер, хотя по тону было ясно, что не рад ни капли.

– Взаимно, – Максимус непринужденно улыбнулся.

Затем достал из кармана перстень и молча положил его на стол.

Костлявые пальцы Вилмера метнулись было к драгоценности, но замерли на пол-пути. Лорд откинулся на спинку кресла.

– Я вижу, абракс активирован.

– Наверное, примеряла, – неопределенно пожал плечами, – поэтому и явилась в ювелирный салон, мол, оцените, сколько стоит перстень с рубином.

– Хм…

Воцарилось молчание. Вилмер не сводил взгляда с полыхающего алым абракса.

«Завидуешь, тварь? Или… боишься? Боишься, что кого-нибудь еще успели спрятать?»

– Она мертва, я надеюсь? – наконец задал вопрос Вилмер.

– Да.

– И как ты ее убил?

Максимус ухмыльнулся, примеряя маску кровожадного подонка. Впрочем, разве он им не был?

– Вскрыл брюшину, перерезал горло…

– Довольно, – оборвал его лорд, – я же просил… чтоб без всей этой грязи… черт бы тебя побрал, Максимус. Слишком громкое убийство получится.

– Они не знают о существовании Сфер, это доподлинно известно. Убийцу никогда не найдут.

– Тебя, мой мальчик, надо держать на коротком поводке, – сказал Вилмер задумчиво, – кто знает, что за мысли бродят в твоей голове?

– Вы и так держите меня на коротком поводке, – криво улыбнулся Максимус, – за последнее дело… мне пришлось нелегко, и, между прочим, я ожидаю награды.

– Не можешь не напомнить.

Кряхтя, Вилмер выбрался из кресла.

Он был стар, этот паук. Жирненькое тельце на тонких ножках. Острые, пронзительно острые черты лица. Совершенно седые реденькие волосенки с плешью на макушке.

Чудовище, сожравшее всех конкурентов на много акров вокруг.

Чудовище, не гнушающееся убийством детей…

Максимус невольно подался назад, когда тощая рука Вилмера легла на грудь.

– Ну, ну, – усмехнулся тот, – уже пора бы привыкнуть…

Лорд прикрыл глаза, словно прислушиваясь к чему-то, затем отнял руку.

– Там еще много, приходи позже.

– А если это «много» закончится на очередном вашем задании? – выдохнул Максимус.

– Тогда я найду другого мальчика из хорошей семьи. Поисковики все еще рождаются, не забывай.

Он с деланным безразличием пожал плечами.

– Как пожелаете, лорд Вилмер. Я могу идти?

– Да, конечно.

Чуть волоча правую ногу, старый паук обошел стол, открыл высокую шкатулку из черного дерева.

– Вот, бери. Небось, все деньги на шлюх спустил уже?

– Моя жизнь коротка, – Макимус принял из рук Вилмера увесистый мешочек, – уж лучше сдохнуть, находясь в…

– Все, довольно, довольно! – старый паук замахал руками, – ты дурно воспитан, мой мальчик, в мое время даже упоминать все это считалось верхом бесстыдства.

– Тогда откланиваюсь, – Максимус растянул губы в дежурной улыбке, – хорошего вам дня, вашсветлость.

4