Эмпиры. Первая доза бесплатно | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

«Чего уставился?» – раздраженно подумала Инга.

Она досадливо поморщилась и демонстративно отвернулась к окну. Но чужой взгляд не отпускал, словно зацепившийся за край одежды репей – не смахнуть, придется избавляться осознанно и с усилием. Вздохнула и тайком покосилась в сторону сидевшего за столиком в диагональ молодого человека. Деловой костюм, аккуратная стрижка, на столе перед ним чашка эспрессо. Инга хмыкнула и покрутила за ножку свой бокал с красным сухим вином.

Мысли вернулись на привычный, с утра заданный круг. Почему одобрили Ленкин проект? Ее, Инги, проект был стопудово лучше – и продуман детальней, и сама идея, как ей казалось, была если не нова, то как минимум подана в интересном ракурсе. И все, буквально все, в офисе это знали и не раз говорили, что можно уже не париться – победа в конкурсе ей обеспечена, само решение – чистая формальность, дело двух дней. Вот она и не парилась, последние дни до объявления результатов тщательно продумывала свою речь для Италии. И то, как она будет выглядеть, и что наденет. Это было так приятно – копаться в мелочах. О, она обожала детали! Детали – это именно то, что запоминается лучше всего, что всегда имеет значение. А уж в деталях-то Инга разбиралась как никто другой.

И вот пожалуйста – победил Ленкин проект, и эта корова едет в Италию! Нет, вы подумайте только – в Италию! Да она и по-итальянски говорить не умеет, а уж одевается… Инга закатила глаза. Корова, она и в Италии корова, как ни одень.

– Вкусно?

Скрипучая карусель привычных мыслей, заскрежетав, остановилась. Приехали, слезай! Голос молодого человека прозвучал так неуместно близко, что Инга вздрогнула и недовольно скривилась.

– Что? – недоуменно переспросила она, тут же пожалев, что включилась в диалог. Надо было промолчать, он бы ушел. И можно было бы еще полчасика помусолить мысль о том, чем же вдруг проект Ленки оказался лучше, и позлорадствовать ее провинциальной безвкусице, и пожалеть себя, оставленную без Италии. И в итоге, вдоволь натрепав себе нервы, всплакнуть минуты две, а потом отправиться домой. Чтобы наутро начать перетирать все сначала.

– Вкусно, говорю, себя поедом есть? Подавиться не боитесь? – тонкая улыбка парня была отточено вежлива.

– С чего вы взяли? – ее бровь презрительно полезла вверх.

– Видно, – он сухо улыбнулся. – Я таких всегда вижу.

– Каких это таких? – вскинулась Инга.

– Голодных.

Парень даже не сделал попытки присесть за ее столик, стоял, чуть склонившись над ней, но весь устремленный к выходу. Судя по всему, задерживаться тут он не собирался.

– Молодой человек, – снисходительно процедила она с высоты своих 38 лет и томно покачивающих мысли пары бокалов французского сухого, – вы мне сугубо неинтересны. Я не знакомлюсь с мужчинами младше себя. И если вы очередной любитель «зрелых женщин», то ступайте… мне ей-богу, сегодня не до вас.

– Разумеется, вам дело исключительно до себя, – серьезно согласился парень. – Вы с таким аппетитом пожираете самое себя, что хруст стоит.

«Псих», – обреченно вздохнула Инга и залпом допила бокал.

Парень с сожалением наблюдал за ней.

– Слушайте, что вам надо? – подняла она на него уставшие глаза.

– Мне ничего. А вам могу предложить меню.

– Спасибо, я не хочу есть.

– Лжете, вы голодны. Но чтобы насытиться, совершенно необязательно обгладывать собственные кости. Есть блюда куда питательнее…

Инга с опаской посмотрела на собеседника, нависающего над ней, и притянула к себе поближе сумочку.

– Я понимаю, мои слова звучат для вас странно. Но не стоит меня бояться, я не сумасшедший.

– А кто? – машинально спросила она, на всякий случай оглядывая зал в поисках бармена: вдруг придется звать на помощь.

– Официант, – просто ответил парень.

«О господи! – выдохнула Инга. – Это новый маркетинговый ход такой, что ли? Ходят по чужим ресторанам и к себе клиентов переманивают?»

– И где же вы работаете? – уже чуть успокоившись, спросила она.

– Я не работаю, – снисходительно дернулись уголки его губ. – Я служу.

– Хорошо, в каком заведении служите?

Инга приготовилась взять у него визитку, флаер или еще какую-нибудь бумажную дребедень, которую можно будет выкинуть сразу же на выходе и благополучно забыть обо всем.

– В службе доставки.

– Доставки чего? – подавляя зевок, равнодушно произнесла она.

– Кого, – вкрадчиво поправил ее официант. – Клиентов к блюдам.

Зевок застрял у нее в горле. Инга закашлялась.

– А не наоборот? Это у вас так принято? Шведский стол, что ли?

– В некотором роде, – усмехнулся парень. – Выбор есть всегда.

– А называется-то ваш ресторан как? И где находится?

– Находится везде. Названия, собственно говоря, не имеет. Точнее, каждый клиент называет его как заблагорассудится.

– Креативный ресторанный маркетинг, – засмеялась Инга. – Ладно, давайте меню.

И протянула руку в ожидании листка. Но молодой человек легко усмехнулся и склонившись к самому ее уху вкрадчиво произнес:

– Меню ждет на улице.

– В смысле – на улице? На стене наклеено, что ли? – удивилась Инга.

– Ну зачем же на стене – у нас высокий уровень обслуживания. Блюда на любой вкус, даже самый придирчивый, – оскорбился официант.

Но поскольку Инга не делала попытки встать, пояснил:

– Блюда ждут клиентов на улице. Прошу вас пройти со мной, вы сами все поймете. И умоляю, не надо бояться, а то аппетит пропадет.

И улыбнулся. Улыбка, кстати, у него была что надо, отметила про себя Инга. Она любила таких стафф-мальчиков – стильных, вежливых, ненавязчиво услужливых, с ухоженными ногтями и ослепительной улыбкой.

Поколебавшись скорее для приличия, чем от сомнений, Инга поднялась из-за столика и двинулась за молодым человеком к выходу.

«Ну не убьют же, в самом деле, – решила она и мысленно провела ревизию собственной сумочки на предмет ограбления. – Ключи от квартиры вряд ли возьмут… еще надо знать, где та дверь, что этими ключами открывается. Кошелек из кожи ската, но на нем не написано, что он дорогой, из Таиланда привезенный. Так, в кошельке тысячи три… ну карта еще… Не, грабить меня смысла нет».

Выходя из дверей ресторана, она была уже совершенно спокойна. Молодой человек оглянулся по сторонам, Инге даже показалось,что он повел носом по ветру, принюхиваясь к чему-то. В эту минуту он напомнил Инге соседского лабрадора, лучшего следопыта, как уверяла его хозяйка. Лабрадор, по ее словам, чуял растворенный в воздухе даже очень старый запах и готов был немедленно найти его обладателя.

Пару секунд молодой человек простоял на улице в задумчивости, покрутил головой и, уловив в воздухе что-то, понятное только ему, повернулся к Инге.

– Блюдо для вас готово, поспешим!

И, подхватив ее под локоть, потянул за собой. Они торопливо пересекли улицу и устремились вдоль домов к перекрестку.

Инга уже вполне оправилась от удивления и поймала себя на мысли, что ей, пожалуй, даже нравится эта странная погоня за неведомым блюдом. И она была почти уверена, что никакая это будет не еда, но вот что?.. Это волновало и заводило, она ощущала себя героиней романа. Наверняка фантастического, а может, даже и любовного!..

– А откуда вы знаете, что блюдо готово? – обратилась она к спутнику на ходу.

– По запаху, – просто ответил тот.

– А с чего вы взяли, что оно мне понравится? – не унималась Инга.

Молодой человек снисходительно и мягко улыбнулся, не сбавляя шага.

– Это блюдо нравится всем новичкам.

– Я не все! – банально уперлась Инга.

– Легкость и терпкость, окутанная ароматом Франции, с долей остроты перца чили придется вам по вкусу в качестве вечерней трапезы? – заученно произнес официант.

– Ну да… наверное… – согласилась слегка обескураженная Инга.

Молодой человек молча увлек ее в подворотню, они миновали мрачный двор, вышли через другую подворотню на соседнюю улицу и свернули за угол.

– А как называется блюдо? – озадаченно поинтересовалась она, уже начиная жалеть, что согласилась.

– «Пикантные стервы».

– Как? – поперхнулась Инга. – Все, я никуда не пойду!

– Уже пришли.

Молодой человек остановился у стены дома, чуть ли не прижав Ингу к водосточной трубе.

– Наслаждайтесь!

Он указал на машину, припаркованную метрах в десяти от того места, где стояли они. Дверца водителя была открыта, около нее торчала девица возраста «мне снова 18» в каком-то полосатом зебровидном балахоне. И истошно орала на стоящую перед ней и тяжело опирающуюся на капот машины вторую красотку.

1