Неправильное число | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Денис Кащеев

Неправильное число

Пролог

Москва, Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве,

3 июля 20… г.

– Итак, Анастасия Викторовна? – вкрадчиво проговорил собеседник.

Если в твои восемнадцать тебя вдруг начинают величать по отчеству – жди беды. Будь то старенький профессор на экзамене по языкознанию, искренне недоумевающий, как можно не знать, к какой генеалогической семье относится албанский язык, будь то тренер в волейбольной секции, представляющий тебя выстроившимся у стены зала зеленым новичкам – когда ты внезапно понимаешь, что вместо того, чтобы раствориться в любимой игре, тебе предстоит убить полтора часа на объяснение азов этим неходячкам… Ну а уж когда к тебе так обращается суровый следователь в строгом синем мундире с золотыми погонами на плечах, тут у любого поджилки затрясутся. И неважно, что никакой вины на тебе нет и быть не может, здесь ты как обычный свидетель, а то и вовсе потерпевший и по окончании формального допроса спокойно уйдешь домой, а не отправишься прямиком в тюрьму. Наверное.

Кабинет следователя был просторен и светел, тихо гудящий кондиционер над выходящим в зеленый двор окном наполнял его приятной прохладой – словно специально для контраста с душным коридором, в котором ей, Насте Журовой, почти час пришлось ждать вызова. Помимо восседавшего за широким офисным столом тучного лысоватого златопогонного хозяина лет сорока, представившегося майором юстиции Чаловым (или Чановым, она толком не расслышала), здесь находился еще один человек – скромно примостившийся на стуле в углу с планшетом на коленях стриженный под полубокс мужчина годами десятью моложе, одетый в неброский серый костюм. Назваться посетительнице он не счел нужным.

– Итак, Анастасия Викторовна? – повторил следователь. – Как и когда вы приобрели пригласительный билет в клуб «Ковчег»?

– Я его не приобретала, – мотнула головой Настя, от души тряхнув своими длинными, значительно ниже плеч, светло-русыми волосами. – Меня парень пригласил. Олег Светлов. У него было два билета.

– Светлов Олег Александрович? – уточнил майор, не глядя барабаня пальцами по черной клавиатуре стационарного компьютера.

Она кивнула в ответ.

– Как давно вы были с ним знакомы? – задал новый вопрос Чалов.

– Не то чтобы давно… – протянула Настя, вздрогнув на слове «были». – Месяца два, наверное. Да, точно, – вспомнила она. – Ровно два месяца.

На майские Ира Соколова со второго курса по обыкновению собрала у себя на даче довольно разношерстную компанию, тогда-то Настя и увидела впервые Олега. Признаться, почти не обратила на него внимания: ничем не примечательный тихоня, держался в стороне от шумной тусовки, все крутился возле мангала с шашлыком (шашлык, правда, в итоге вышел вкусный). За весь вечер они не перекинулись и десятком слов, поэтому девушка была немало удивлена, когда по прошествии пары недель Олег нашел ее ВКонтакте и пригласил в театр. Однако в институте у нее как раз начиналась зачетная сессия, наутро Насте предстояло поразить преподавателя глубокими познаниями в благородной науке литературоведения, а открыть учебник до сих пор все как-то было недосуг… В общем, приглашение, при всей его трогательной романтичности, пришлось отвергнуть. Олег из ее жизни исчез – как она не без легкого сожаления посчитала, навсегда, – но тут внезапно вновь объявился – с этими пресловутыми пригласительными.

О «Ковчеге» Настя слышала – какая-то крутая международная медиакорпорация, чуть ли не «Дисней», готовилась первого июля открыть в Москве на ВДНХ грандиозный парк развлечений по мотивам не то «Звездных войн», не то «Звездного пути», не то «Стражей галактики» – в кинофантастике она не очень хорошо разбиралась. Билеты в свободную продажу не поступали, а распространялись разными хитрыми способами. Например, команда, выигравшая юношеское первенство Московской области по волейболу, получила комплект вместе с медалями – по старой памяти Настя крутилась при оргкомитете турнира и лично держала эти пригласительные в руках. Согласно информации на билетах, их обладателям должно было быть не менее пятнадцати и не более тридцати лет – она еще, помнится, подумала, что это выглядит немного странным: понятно еще нижний предел, но верхний-то зачем? Впрочем, мысль эта тогда как пришла ей в голову, так благополучно и улетучилась – вместе с билетами, переданными Настей главному судье соревнований для вручения победителям.

Второй раз подряд обижать молодого человека отказом показалось ей невежливым, посмотреть, что там такого устроил на ВДНХ Дисней – или все-таки Марвел? – было любопытно, да и к настойчивому юноше, возможно, стоило приглядеться получше, поэтому приглашение Олега Настя приняла.

– Во сколько вы прибыли в клуб? – спросил следователь, бесцеремонно отвлекая девушку от нахлынувших воспоминаний.

– Около восьми часов. Минут без десяти восемь.

– Надо понимать, вы едва не опоздали? – заметил майор.

– Да уж лучше бы опоздали! – вырвалось у Насти.

«Ковчег» официально открыл свои двери в шесть вечера. В восемь было обещано начало программы, рассчитанной на всю ночь, следующий день и еще одну ночь. Они с Олегом планировали приехать часам к семи, но Настя закопалась, выбирая, в чем пойти, потом их такси застряло в московской пятничной пробке, пришлось бросить его и нырять в метро. Юноша нервничал, хотя и упорно старался не показать виду, она чувствовала себя немного виноватой… По территории ВДНХ к павильону «Космос», где разместился «Ковчег», они уже не шли, а бежали. Успели. На свою беду. Точнее, на беду несчастного Олега.

– С этого момента, пожалуйста, давайте со всеми подробностями, – попросил следователь.

– Да какие там подробности, – развела руками Настя. – Зашли в клуб. Там внутри, сразу за дверью, комната небольшая, вся в металле – и пол, и стены, и потолок, – а дальше ворота: створки открываются, проходишь, и сразу за тобой закрываются. Рядом охранник, типа, в костюме космонавта, смешном таком, проверяет билеты и запускает внутрь: очередь стоит человек в пять-семь, не одни мы припозднились. Пока мы ждали, за нами, кстати, еще двое подошли, парень и девушка. Но ждать пришлось недолго, может, пару минут. Подходит наша очередь, Олег показывает билеты, его пропускают, а меня охранник тормозит. Я говорю: «Мы вместе». Олег оборачивается в дверях и тоже ему говорит: «Мы вместе». Охранник нам: «Проход строго по одному». Ну, по одному так по одному. Олег прошел, буквально через пятнадцать секунд ворота снова открываются, захожу я. Олега нет. Только стрелочка красная на полу горит. Ну, я пожала плечами, пошла вперед, куда стрелка показывает. А как дверь сзади закрылась, темно стало, только стрелку эту и видно: она словно скользит по полу впереди тебя. Сейчас, когда вспоминаю, даже удивляюсь, что не испугалась, но тогда страха совсем не было, только легкая досада, что он – Олег в смысле – меня не подождал. Буквально шагов десять прошла впереди, распахнулась дверь – двустворчатая, как в лифте. Сразу стало так светло, что пришлось зажмуриться. Открываю глаза: кабинет, ну вот с ваш примерно размером, – обвела Настя рукой помещение, в котором находилась. – В нем женщина в белом халате и шапочке – то ли врач, то ли актриса, изображающая врача. «Здравствуйте, – говорит. – Добро пожаловать на «Ковчег». Бла-бла-бла, вам предстоит совершить незабываемое путешествие по галактике, но прежде чем допустить вас к полету, я должна проверить ваше здоровье. Прилягте, пожалуйста, сюда», – показывает мне на койку у стены. Что делать, легла. Да, сначала спросила: «Что, раздеваться?» «Нет, – говорит, – раздеваться не нужно, только обувь снимите». Я скинула кроссовки, забралась на койку. «А что, – спрашиваю, – если здоровье мое вас не устроит – не допустите в космос?» «Увы, – говорит, – у нас на этот счет очень строгие правила. Но в таком случае вам будут возвращены деньги за билет в размере трехкратной номинальной стоимости». Я и не знала, что у него есть номинальная стоимость! Про то, что организаторы вправе завернуть тебя на входе по медицинским показателям, на билете в самом деле было написано – мелко, в уголке, – но я тогда подумала, это так, для антуража… Да и не было в итоге никакого медобследования! Минуты три я спокойно лежала, эта тетка пялилась куда-то в экран своего компа, потом говорит: «Все, вставайте!» «Ну что, – спрашиваю, обуваясь, – берут таких, как я, в космонавты?» «Пройдите, – говорит, – в эту дверь, за ней получите дальнейшие инструкции». Мне бы насторожиться, а я, как дура, поперлась, куда она сказала. За дверью коридор, в его конце на стене экран: а на экране надпись: «Приносим наши извинения, по состоянию здоровья вы не можете совершить полет на корабле «Ковчег». Пожалуйста, заберите причитающиеся вам деньги. Счастливо оставаться на планете Земля!» Издеваются, в общем. Что-то зашуршало, и из щели под экраном вылезли купюры – как в банкомате. Три пятитысячные. Новенькие такие, гладенькие. Я их на автомате взяла, и надпись на экране сразу погасла. Тут я наконец опомнилась. Что это за фарс?! Со здоровьем у меня отродясь все в порядке: я волейболом занимаюсь, два раза в год прохожу диспансеризацию, ни разу никаких замечаний не было! Да и не проверяли они там здоровье! Я назад, к медкабинету. Дверь, естественно, закрыта. Я давай в нее стучать, сначала кулаками, потом ногой – никакого результата. С минуту, наверное, колотила, все руки себе отбила. Вижу: бесполезно, вернулась к экрану, злая, как черт. Там дальше проход, он был один единственный, я по нему пошла, уперлась в дверь, открыла ее – и оказалась на улице. Не сразу поняла, что я сбоку от главного входа в клуб, между павильонами. Бросилась к входу, но там уже закрыто. Человек двадцать таких же, как я, недовольных стоят группками, шумят, возмущаются, грозятся в суд подать и все такое. Только вот слушать их угрозы некому, если не считать полицейского неподалеку, но тот на них самих уже недобро поглядывает. В общем, покрутилась я там какое-то время – честно говоря, ждала, когда Олег поймет, что меня выставили, и выйдет тоже, но он, конечно же, не появился. Как же я на него рассердилась, вы бы знали! Делать нечего, пошла домой… А уже утром Варя, соседка по комнате, будит меня со словами: «Ты разве вчера в этот «Ковчег» не собиралась?» «Собиралась, – говорю, – да рассобиралась…» «Да ты говорит в рубашке родилась. Гляди!» – и протягивает мне телефон. А там новости про взрыв, про десятки погибших…

1