Приключения в городе и деревне. Невыдуманные истории. Книга вторая | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Приключения в городе и деревне. Невыдуманные истории

Книга вторая

Леонид Беспамятных

© Леонид Беспамятных, 2019

ISBN 978-5-4493-7467-7 (т. 2)

ISBN 978-5-4493-7439-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1. Витины мамы

Осенью сорок первого Вите шел пятый год, когда во время бомбежки их эшелона он потерялся и отбился от семьи. Везли в эшелоне немцев из Поволжья.

Огонь с треском лизал вагоны, бухали взрывы. Воздух был наполнен гудением самолетов, которые пикировали и расстреливали женщин и детей, бегущих от горящих вагонов.

Подобрала его тогда на пшеничном поле молодая женщина из этого же эшелона, немка. Семьи у нее не было. Прибился Витя к ней, так как своих родных в том поле не нашел после бомбежки.

Двенадцать лет жил с ней в рабочем поселке Марьяновка, куда их власти направили. Учился в школе. Потом поступил в профтехучилище в Омске. Добирался обычно на электричке.

И вот как – то приметил в вагоне он одну женщину. Причем до этого он уже встречал ее в электричке несколько раз. Лицо этой женщины его чем – то сильно притягивало. А подойти стеснялся, лишь издалека к ней приглядывался. Даже во сне она ему приснилась несколько раз.

«Может это ошибка?» – задавал он себе вопрос.

В эту поездку он не вытерпел, все же осмелился подойти. Совсем близко остановился – напротив, в глаза ей смотрит и смотрит. Женщина тоже в него взглядом впилась…

Витя собрался с духом и выпалил:

– Извините, тетенька! Вы не моя мама?

И сделал шажок к ней. У женщины аж глаза округлились, прошептала:

– Витенька?..

Рукой за сердце схватилась.

– Вот и встретились, сынок!

Обхватила его. Целовать стала беспорядочно. Заплакали оба. Люди сбежались посмотреть… Многие в вагоне плакали, не стыдясь своих слез.

Так повстречались мать и сын, спустя много лет. И оказалось у Вити две мамы. Все эти двенадцать лет его родная мама с двумя старшими братьями и сестрой жила на станции Москаленки – это в пятидесяти километрах от Марьяновки. Они Витю упорно искали, но безуспешно, пока он сам не нашелся…

Кстати, жить Витя остался все-таки с приемной матерью. Хотя постоянно ездил с ней в гости в Москаленки.

Фото Владимира Анухова

2. Пустые хлопоты

Припомнился случай, что произошел в восемьдесят шестом с хорошим знакомым. Иван работал слесарем и, насколько мне известно, работал неплохо. Зашел однажды он к сестре справиться о том, как она готовится к своему юбилею. Она как раз пирожки пекла, усадила брата за стол, потчует, он смотрит, грустна и задумчива.

– Чем, Мария, обеспокоена? – спрашивает ее.

– Представляешь, братик, могу сильно оскандалиться, если приедет много родни. Спиртного – то у меня с гулькин нос.

– А талоны отоварила?

– Отоварила, но ты же сам знаешь свата Петра. Ему одному бутылку уговорить, что чашку чая выпить… А купить где еще – проблема. Всего один магазин торгует в заводском микрорайоне с двух до пяти, а там народу видимо – невидимо собирается.

Иван успокоил:

– Не переживай, сестренка, время еще есть, что – нибудь придумаю!

– Выручай уж! – обрадовалась она.

Сказано – сделано. Улицы еще утопали в утренней дымке, когда он, спросив крайнего, встал в очередь у магазина, оказался где – то в третьей десятке. Достал из сумки книгу. Учился в школе на крепкое «три», но очень любил читать. От солнца спасала тень березы, что одиноко росла у дороги. Народ все прибывал и прибывал.

– Потерял меня, небось? – перед ним остановился мужчина, давая очереди понять, что хорошо знаком с Иваном. Худой, лицо опухшее: то ли перебрал вчера, то ли недоспал.

«Пиджак, как на вешалке», – усмехнулся про себя Иван, но виду не подал, что не знаком.

– Федор Яковлевич, – шепотом представился незнакомец и протянул руку. – Можно просто – Федя.

– Иван.

– Не надо, товарищ, посторонних пускать, – обернулась к Ивану женщина, что стояла рядом.

– Но я же стоял! – возмутился Федя. – Что же получается: в туалет нельзя сходить рабочему человеку?

«Надо же! – удивился Иван. – Врет и не краснеет».

– Известны эти штучки! – криво усмехнулась женщина и махнула рукой. – Знамо дело, большинство в очереди – заводчане, но если на то пошло, я – от сборочного цеха, меня мастер послал. Подруга моя – от гаража. К двум часам понабежит заводских сотни, мама не горюй!

Федя постоянно шутил и громко смеялся. Оказывается, тоже родился в сибирской деревне. Иван прекратил чтение, разговорились, поведал ему о юбилее сестры.

До открытия магазина оставалось полчаса, как прибыл наряд милиции. Уже вся площадь перед магазином заполнилась народом, даже на клумбе люди стояли. Выкрики. Давка. Постоянно толкали то в бока, то в спину.

– О-хо-хо, глядите, люди, что на небе – то деется! – проговорил вдруг женский голос.

Иван прервал разговор, вглянул на небо и оторопел. Черная туча закрыла половину горизонта.

«Вот это да! – ахнул он. – Что же делать?»

Сумрачно стало. Толпа враз притихла. Далее действие стало развиваться стремительно: ровно в два часа распахнулись двери магазина, кто – то крикнул:

– Наддай, мужики!

Тут же сверкнула молния, ударил гром. Очередь дернулась в сторону забора, тот возьми и повались.

– Нельзя во время грозы под деревом стоять! – начал было Федя.

– Ага… – хмыкнул Иван. – Попробуй отойти, враз очередь потеряешь.

Милиционеры стали теснить людей от крыльца магазина.

Начался ливень.

«Бежать надо, что ли?» – пронеслось тут же в голове у Ивана.

Рядом проходили машины. Некоторые водители смеялись и махали руками, другие смотрели удивленно и сочувственно.

«Ой! Сейчас, поди, еще и град лупанет!» – сообразил Иван.

– Сдается мне, не удастся нам седни добраться до прилавка. Как, Иван, считаешь? – взял его за локоть Федя.

– Да, согласен, напрасная трата времени! – сказал Иван. – Пустые хлопоты… Я больше не смогу!»

.

Когда посыпался град, Иван, обреченно махнув рукой, побежал в сторону остановки автобуса со словами:

– Это какое же надо иметь здоровье, чтобы все это выдержать?!

Его догнал Федя.

– Пойдем ко мне, а? Я тут рядом живу.

Иван – ни в какую.

– Нет, так нет. А жаль, я бы смог помочь твоей сестре.

– Как это? – Иван остановился. – У тебя что блат в торговле?

В квартире прошли на кухню и уселись на табуретки. Федя поставил бутылку, протер рюмки пальцем и налил.

– Испробуй мой коньяк!

– У меня язва.

– Ну, немного… Символически…

Иван сдался:

– Хорошо. Так и быть. Только чуточку. За что?

– А давай за перестройку, что ли!

– Да ну ее… Предлагаю – за любовь! – и Иван отпил глоток.

– Ну? – сказал Федя, ища на его лице следы восторга.

– Во! – Иван поднял большой палец и крякнув, опорожнил всю рюмку. – Хороший напиток, однако!

– А я что говорил? Мы, сибиряки, сами с усами. Одним словом, на государство надейся, а сам не плошай! Кстати, в армии служил?

– А то как же! В ГСВГ!

– Да ты что? Земеля, получается! Я в Потсдаме.

– А я на Магдебургском полигоне два года отпахал!

– По этому поводу наливай, земеля!

Так просидели полчаса. Иван попросил:

– Можно одним глазом взглянуть на аппарат?

– Разумеется…

Вышли на балкон. Федя вытащил из – под брезента флягу.

– Представляешь, сестра Людмила ездила в деревню на поминки деда и привезла…

– Познакомишь с сестрой? – усмехнулся Иван.

– А что? Может и придется… – Федя протянул флягу Ивану. – Можешь забирать. Через неделю вернешь?

«Дело – то стоящее человек советует, – подумал Иван. – Чего тут думать? Для деревенских гостей сойдет».

– А рецепт расскажешь?

Снова уселись на кухне. Иван записывал, Федя диктовал.

– Скажи, Федя, а зачем ты в очереди сегодня стоял? Какая такая необходимость, а?

Тот усмехнулся:

– Поговорить, Ваня, по душам хочется… Не пообщаюсь, бессонница мучает

– Ладно, – сказал Иван, – я пошел.

1