Прямые солнечные лучи – 2. Свободное падение | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Прямые солнечные лучи – 2

Свободное падение

Оксана Кириллова

© Оксана Кириллова, 2018

ISBN 978-5-4493-7804-0 (т. 2)

ISBN 978-5-4493-7805-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Апрель

Утро субботы не предвещало ничего интересного. Унылая мысль об этом заставила Дениса Лисовцева застонать. Его все еще знобило – чертова простуда, пристанет – так на неделю, не меньше.

За окном – самая мерзкая и слякотная весна, которую он только помнил, плюс пять в конце апреля. Вечером приедет отец – очередной «контрольный» визит, а значит, никуда не отлучишься. А что делать днем… ну, тут как получится. Денис бросил недовольный взгляд на часы. Одиннадцать – уже? Надо подготовить квартиру к приходу Его Величества, иначе проблем не оберешься.

Парень откашлялся, тихо выругался (боль в горле достала) и отправился на кухню. На столе возле электрического чайника лежала начатая пачка сигарет. От дыма точно станет только хуже, но ничего не поделаешь, этой вредной привычке столько лет, что искоренить ее будет непросто. Да и зачем? Курение – меньшая из его проблем.

«Жизнь проходит мимо. И даже мимо она проходит как-то не так», – подумал Денис и удивился складности своих мыслей. Красиво! Прямо афоризм. Печальный, конечно, но… к черту. Очередной окурок в пепельнице, которую надо, кстати, вытряхнуть. Вечно он забывает именно это. Что еще?..

Он окинул кухню придирчивым сердитым взором. Без того тонкие губы сжались в полоску. Пивные банки в углу. Пыль на подоконнике. Бордовое пятно (от вина?) на обоях. На столе… обертка от шоколадки? А-а, все ясно, это, как ее, Оля, она пила вино и закусывала темным шоколадом. Богема, ага. Жаль, мусор убрать за собой забыла. Ладно, и так довольно грязно.

Денис бросил в рот леденец от боли в горле и сразу же закурил вторую сигарету. Громко зевнул. Включил чайник, вспомнил, что в нем нет воды, снова проворчал какое-то затейливое ругательство, налил воду, повторил попытку. Есть не хотелось, да было в общем и нечего. Остались только чипсы. И в этом тоже – ничего нового.

Он успел выпить полчашки дешевого чая, не вынув даже пакетик, когда в дверь позвонили. Денис оцепенел. Сейчас – отец?! Не может быть! «Сюрприз»? Застать его врасплох и отругать за все сразу?! Прекрасный план! Но, в конце концов, у Дениса тоже могут быть планы – пусть отец считает, что его нет дома. Суббота, почему бы не пойти куда-нибудь развлечься прямо с утра…

Очередной звонок. И он, все еще замерший с чашкой в руке. «Так, хватит бояться. Ну что страшного?».

Парень успел вытряхнуть пепельницу и надеть старые спортивные штаны. Отец терпеть не мог, когда по дому ходили в трусах. «Хорошо, что мы так давно не живем в одной квартире. И как его женщина мирится со всеми его закидонами? А теперь немного терпения».

Даже не посмотрев в глазок, Денис распахнул дверь и отпрянул от неожиданности: на пороге стояла девушка. Эффектная, стройная. Распущенные светло-рыжие волосы, длинные ноги, тонкая талия, каблуки. Зачет.

Это все – на первый взгляд. Второй дал ему чуть больше информации:

– Милана.

Как это имя – спустя пять лет! – всплыло в голове? Мало ли у него было таких, как она?

Нет. Таких… своеобразных больше не было. Никто, кроме нее, от него не сбегал.

– Привет. Ты покрасила волосы.

Почему он ляпнул именно это? Ладно, сойдет. Он еще не справился с изумлением.

– Уже почти выцвели. Придется красить заново. Привет.

Ее голос не изменился. А выглядит она лучше, чем тогда. Всегда была привлекательной, но какой-то пугливой, немного нелогичной, нервной. Грациозная лань, подбегающая к охотнику и с неожиданной прытью мчащаяся наутек, уже раненая, – залечиваться в безопасном месте. Сейчас она настоящая хищница, того и гляди сама нападет.

Денис отходит, пропуская ее, и запирает дверь.

– У меня грязно, – вспоминает он.

– Ничего.

– Хочешь чипсов?

– Нет.

– А чего хочешь?

Лана усмехается, скидывает туфли и подходит к нему. Берет его лицо в ладони, целует Дениса в губы. Он слегка оторопел, но охотно отвечает. Ее поцелуй больше похож на способ утолить голод, чем на ласку. Что случилось с этой девочкой?

Она произносит – без тени смущения, уверенно и чуть иронично – то, что он уже и так знает; тем не менее это его шокирует:

– Тебя. Я очень хочу тебя.

– Меня, – повторяет он машинально. – Меня? Так. Мне… мне надо прийти в себя. Погоди.

Денис собирается закурить, но как-то не складывается: едва он берет сигарету, Лана прижимается к нему всем телом, встает на цыпочки и опять начинает целовать его – подбородок, скулы, губы, – в конце концов он выпускает незажженную сигарету и обнимает девушку.

Ого, какая талия, мелькает в его голове. Какие изгибы. С чего вдруг ему так везет? И дурацкий кашель вроде бы отпустил. Он не застелил постель, но теперь и не надо.

Лана все делает сама, не дает ему раздеться, давно с ним такого не было – он расстегивает ее платье уже в процессе, проклятые пружины скрипят так, будто тут прыгает стадо слонов. «Ненавижу этот хлам. Выкину, как только будут деньги на новую мебель», – успевает подумать он, – как и, после, о том, что лишних денег не будет, откуда им взяться.

Да Боже, откуда…

…откуда в ней столько страсти… он за ней не успевает… однако это далеко не конец «гонки»…

– Ты великолепен.

Лана откидывается на подушку и выдыхает. Рыжие волосы разметались по не слишком свежей, посеревшей наволочке.

Денис приносит в комнату пепельницу, молча протягивает ей пачку сигарет. Она с готовностью достает одну, закуривает.

– Ого, «тяжелые».

Он присаживается на край кровати, пристально смотрит на нее, усмехается, серьезнеет, снова усмехается.

– Я знаю этот взгляд, – информирует Лана, затягиваясь.

– Зато я тебя вообще не знаю, – отзывается Денис. – Что это было?

– М-м… Секс. Очень недурной.

– Отличный.

– И я о том.

– Что с тобой произошло?

– А что-то не так?

Денис хохочет. Смех все тот же – ребяческий, отмечает Лана и мысленно улыбается. Да, правильно. Так должно быть.

– «Что-то не так»? – передразнивает он и продолжает заливисто смеяться. – Не-ет, все в порядке вещей! Когда мы виделись-то в последний раз?

– Неважно. Ты меня помнишь.

– По-омню. Ты такой не была.

– А какой была?

Уязвимой. Неуверенной. Слишком хорошей. Простейшая интрижка оказалась ей не по зубам.

Унизительная эмоциональная зависимость от человека, которого она видела всего несколько раз в жизни. Дурацкие ошибки, дурацкая эйфория от его присутствия рядом. Чего стоил только случай, когда она по первому зову примчалась к нему ночью, но в подъезде спохватилась и сбежала. Что за незрелость? Либо отказываешься и не едешь, либо соглашаешься и получаешь то, на что подписалась.

Да и в том самом плане невозможно быть более скованной, чем Лана тогда. Как робот, никакого удовольствия. Она потом долго раздраженно спрашивала себя, почему. Они редко встречались, но эти встречи могли бы быть незабываемыми, если бы не ее зажатость.

Зато сейчас у нее чувство, будто она несла тяжеленные чемоданы и наконец-то бросила их. Не поставила – просто отпустила, и какая разница, что они упали с грохотом.

– Замороченной ты была.

– И то верно.

– Но с сюрпризом. И по-прежнему.

Оба улыбаются.

Денис опять ложится рядом с ней, закуривает прямо в постели.

– Ну, ты еще работаешь флористом?

Лана забавляется.

– Нашел время спросить.

– А надо было, когда ты вошла?

– Какой ты серьезный. Тот салон, увы, разорился пару лет назад. Я работаю по специальности, переводами занимаюсь.

– А, это была твоя специальность. В каком году закончила?

– Так сразу и скажи, что не помнишь, сколько мне лет.

– Тебе должно быть двадцать пять.

– И-именно. Ну, чего ты? – Она по-дружески теребит его за плечо. – Угрюмый.

– Дело в том, что сам я ничем не занимаюсь, – ворчит Денис, вертя сигарету между пальцами.

– Правда? Вот к чему ты пришел за пять лет? А-а, подожди-ка, тогда все было точно так же.

– Помолчала бы, – отрезает он сердито.

– Успокойся. – Лана совершенно его не боится: кладет голову ему на плечо и выпускает в потолок маленькое облачко дыма.

После короткой паузы Денис говорит – уже другим, расслабленным, слегка скучающим тоном:

1