Давай начнем с развода! | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Яна Егорова

Давай начнем с развода!

От автора

Хочу посвятить этот роман своей маме, Аните Микозане. И сказать спасибо за то, что подарила мне незабываемые воспоминания детства о домашней выпечке. О том, как мы вместе лепили и пекли пирожки, как дом наполнялся уютным ароматом и тихим семейным счастьем.

Глава 1

Я сделала глубокую затяжку и затушила сигарету о его высокий, безупречный лоб. Потом поднялась с шаткой табуретки, на которой сидела, взяла канистру с бензином, щедро облила спящего мужа и, уже стоя на пороге своего старого дома, который через несколько минут превратится в пепелище, чиркнула судьбоносной спичкой.

Привет всем! Меня зовут Леся Прохоровна Киселева. Имя у меня нескладное настолько же, как и моя ничтожная жизнь. Месяц назад, пятнадцатого ноября, мне исполнился тридцать один год. И в тот же день весы показали на один килограмм больше. Теперь у меня почетная круглая цифра – восемьдесят пять. Есть чем гордиться!

Говорят, что хорошего человека, чем больше, тем лучше. Но я с этим не согласна. У меня низкий рост и всю свою жизнь я была достаточно стройной. Даже в самые страшные дни не превышала отметки в семьдесят килограмм при росте в сто шестьдесят пять сантиметров. И даже этот перевес был только и исключительно благодаря большой груди. Но пять лет назад врач поставил мне диагноз «бесплодие». И меня понесло. А вместе со мной и всю мою чертову жизнь. Я вышла замуж в восемнадцать лет. Мой первый мужчина стал моим мужем. Все как в сказке. Только, чем дальше, тем больше сказка превращалась с жуткий триллер. Но, об этом я расскажу немного позже.

– Итак, что мы имеем, Лисенок, – резюмировала моя тетя Ира. – Этот гад, твой муж, тебе изменяет, ты спишь и видишь, чтобы его убить, затушив сигарету об его идеальный лоб. Может, давай? – тетя приподняла тонкую черную бровь и хитро, нисколько не шутя, посмотрела на свою племянницу-неудачницу.

Я протянула ей пакет с пирожками. Да, забыла сказать. Момент с убийством – это всего лишь сон, который я вижу уже несколько ночей подряд и все благодаря моему мужу. Однако, пока и не об этом тоже. В нашем селе не слишком большой выбор работ. Здесь есть женская колония, в которую много лет назад перевели мою тетю. Посадили за сущие пустяки – она совершила тройное убийство, какая ерунда. Сначала ее определили в колонию строгого режима, но потом, деньги, связи – и ее перевели сюда. Да, тетушка у меня тертый калач. Кстати, именно благодаря ее протекции, меня приняли в колонию на работу в двадцать лет. Так и хожу сюда. Зарплата невысокая, но постоянная. Конечно, это не предел моих мечтаний. На самом деле, я очень люблю готовить. Может быть, именно из-за того, что, убивая свою боль, закатывала ее в булочки и пироги, теперь весь мой стресс у меня на боках и на моих весах. Но, так уж сложилось, так уж получилось.

– Нет, я не хочу его убивать, – вынужденно призналась, прислонившись головой к решетке. Как и часто, в мои вечерние смены я прихожу к своей тете поболтать. У нас тут хоть и колония, но внутри царит свой мир, совсем не такой, каким его показывают на экранах телевизоров. – Хочу уехать отсюда. Куда-нибудь подальше.

– Хочешь, – откусив еще один раз румяный пирожок, предложила узница, – поживи у меня дома? Там просторно…

– Нет! Даже и не предлагай мне это!

– Ну, – пожала плечами она беззаботно, – как хочешь.

Конечно, не хочу. Тетя богата. По нашим, местным меркам. Имеет дом в двести квадратных метров, дорогую машину. И хорошую фигуру, не смотря на то, что постоянно лопает мои пирожки! Возможно, именно из-за ее богатства, случилось то несчастье, много лет назад, из-за которого она теперь за решеткой, а я ее охраняю.

Тетя всегда была деятельной, видной женщиной. Как конкретно она зарабатывала свои деньги – никто точно не знал. Видели только, что она постоянно была в разъездах. Без конца куда-то моталась на своем внедорожнике. Могла уехать на день или на месяц. А потом отдыхать. И вот, возвращаясь из одной такой поездки…

Думали, мужа с любовницей застала? Нет. То есть, да, но это было пятью минутами позже. Подъехав к своему особняку, она как обычно вышла из машины, чтобы открыть ворота. Муж не знал, что она возвращается раньше на день. Но, очевидно, об этом знали ее компаньоны по загадочной работе. Короче говоря, на нее напали двое в масках. А у моей тети всегда при себе был пистолет. Заряженный. Видимо, она никому никогда не говорила, но подозревала, что однажды это может случиться. И случилось. Двумя точными выстрелами она «завалила», не ожидавших сопротивления, обоих грабителей. А потом, в испуге или еще почему-то, сразу рванула в дом. А там ничего не подозревающий муж в объятьях местной красотки. Голые, естественно. Ну, тетя и здесь не растерялась. Муж отправился на тот свет, а любовница голышом домой. Ей в такой ситуации было уже не до стыда.

Был суд и тетя села. И постоянно предлагала мне перебраться в ее пустующий дом. Но я туда ни ногой. И даже, к своему удивлению, «не могу объяснить», почему бы это.

Шутки, шутками, но все эти годы я живу в ветхом, трехкомнатном доме, что достался мне по наследству от матери.

– Уехать хочу, не смогу я смотреть на него, – упрямо повторила я. – И на эту тощую швабру, Ниночку!

– Ну, уедешь ты, и? Что я без тебя делать буду? – тетя наигранно надула губы. – Эх, ладно, племяшка, – махнула она на меня рукой и вынула из кармана мобильный, который я всегда «не замечаю» при обыске ее камеры, – устрою я твою судьбу! Есть у меня один добрый знакомый. Во Владивостоке живет. Дом у него большой. И двое детишек, Матвей и Любочка. Знакомый мой, как и я раньше была, в разъездах постоянно, за детишками некому присматривать. Мамка их, что твоя Ниночка, вертихвостка, бросила детей и на острова сбежала с любовником. А детям забота нужна. Правда, сложная семейка, ни одна няня дольше месяца еще не продержалась. Справишься ли?

Подняла на нее глаза. Знаю я этот взгляд! Ага, проверяет. Но, зря она это. Я согласна и полы мыть, и унитазы, все что угодно, лишь бы подальше отсюда, где жизнь моя закончилась несколько суток назад, когда я своими глазами увидела своего Ромочку в обнимку с Ниночкой. У себя дома. На своей кровати, которая еще принадлежала моей маме. Увидела и ушла. Не хватило у меня ни сил, ни мужества, ни запала, отреагировать так, как это сделала моя тетя. Я просто ушла. А на следующий день гордо ушел он. Собрал свои вещи и перебрался к Ниночке. К тощей блондиночке, помешанной на йоге и блогерстве.

– Справлюсь! – решительно сказала я и подписала себе приговор.

Следующим же утром уже заперла дом и села на поезд до Владивостока. И послала всю свою привычную жизнь к черту!

Как сказала мне на прощание моя добрая тетушка:

– Давай начнем с развода, детка!

Глава 2

– Леся, значит?

– Д-да, – проблеяла я.

– Ира сказала, у вас опыт только надзирателем в колонии. Это такого, выходит, она мнения о моих детях? Такая им няня нужна?!

Я нервно поерзала в кресле. Не нравится мне этот тетин знакомый. Очень не нравится. Не привыкла я таких мужчин видеть не на экране телевизора. Его зовут Михаил Максимович Медведев. Что бы вы понимали, полное имя я не просто так произнесла. Потому что он натуральный медведь! Вот, вы видели на картинках, как рисуют русских богатырей? Так вот, он еще больше!!! Не удивительно, что мой новый работодатель заработал много денег и купил себе настолько большой дом. Если в первом обстоятельстве, я уверена, ему помогает его устрашающая внешность, люди сами, наверное, деньги отдают, ему даже заикаться не надо, а во втором – в маленький дом, или даже в средний, такая огромина просто бы не поместилась. Но, возвращаясь к внешности. К росту, равному размерам настоящего великана, можно смело добавить внушительную челюсть, перебитый крупный нос, шрам на лбу, тоже такой немаленький и достаточно уродливый. Видимо, после драки, этот… медведь, к врачу не заглядывал. И совсем неласковые, почти черные глаза. Все, картина из моего кошмара готова!

Ладно, делаю скидку на то, что тетин друг все свои телесные мужские перекаты весьма удачно упаковал в тонкий свитер, модного серого цвета и синие джинсы. Еще, признаюсь, от него очень приятно пахнет. Наверняка, какой-то запредельно дорогой мужской одеколон.

– Михаил Максимович, – взмолилась я, не смотря на все свои страхи перед этим человеком и на то, что сейчас уже почти ночь, и я буквально пять минут назад добралась, наконец, до его жутко богатых хором, – у меня на самом деле очень мягкий характер. В нашем поселке небольшой выбор работ. Тетя помогла мне устроиться в колонию. Мне просто нужны были деньги.

1