Главная ценность. Когда в «мире» осталась лишь сила, агрессия и страх… | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Главная ценность

Когда в «мире» осталась лишь сила, агрессия и страх…

Оксана Шарапановская

© Оксана Шарапановская, 2018

ISBN 978-5-4493-8099-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Непонятное ощущение расползалось по телу. Сильные психотропы плохо действовали на меня. Так вышло, что уже второй день лежу, как овощ. Боль начала нарастать в затылке, как кошка, что царапает ковер, прохаживаясь по нему, она начала расходиться по телу. Не понятное ощущение уходило, сменяясь болью. Потом пропадала боль. Это боль не имела источника и рационального объяснения. Это был фантом. Но этот фантом скручивал в калач и заставлял хватать ртом воздух вовремя приступов. Надо было встать и принять душ, чтобы хоть немного прийти в себя. Шатаясь и идя по стенке, я добрался до ванной. Этот переход забрал остатки сил. Устал. Мне пришлось рухнуть на пол в душе и включить серебрянку. Капли воды падали на мое лицо и стекали вниз, боль опять пришла и на какое-то мгновение капли текущие по лицу превратились в когти царапающие кожу. Это было мгновение, но я стиснул зубы и чуть не закричал. Душ помог. Хоть походка была не твердой, и меня шатало, рухнув на постель, я почувствовал себя лучше.

Звонок по галофону вырвал меня из пустоты фантомной болезни. Это был Ирбен. Его гладко выбритое лицо с прямым носом и квадратным подбородком заставило зрение сфокусироваться.

– Парень ты плохо выглядишь, сейчас к тебе прейдет Сар и поможет собраться с силами, – его голос был спокоен, но глазки бегали.

– А что тебе надо, я еще ни на что не согласился, – сел я на кровати и посмотрел на Ирбена. Он бесит меня, но он платит за все.

– Мне нужно поболтать с Томми.

– Так найди его, Бриллиант Гарден не столь большой.

– Но Томми слишком маленький, сделай для меня это одолжение.

– А что будет мне за это?

– Один человек тебе будет должен.

– Лучше деньги.

– Сантано за это платить не будет, но тебя запомнит.

– Пусть сам ищет тогда его.

– Это Сантано, отказ он тоже запомнит.

– Что сложного найти Томми? Ты ему звонил? В Паука кого-нибудь отправлял?

– Я что идиот…

– Да!

– … да заткнись ты и пойми, что иметь в должниках Сантано – это лучше пары тысяч за полет в Гарден и устроить мне встречу с Томми.

– Ладно, поищем, ты будешь на месте?

– Конечно, мне пора.

Его рожа исчезла с галофона. Мне стало легче. Попытка встать не увенчалась удачей. Я опять разлегся на кровати, мозги потихоньку проветривались от психотропа.

Долго ждать Сара не пришлось. Дверь открылась, и зашел он, в строгом френче черного цвета, загорелое узкое лицо и вьющееся черные волосы. Это был Сар. Один из ассистентов Ирбена. Он чаще всего приходил ко мне, его даже знал домоправитель и всегда открывал ему мою дверь. Быстрым шагом он подошел ко мне, положив кейс, который был у него в руке на стол, он обратился, не смотря на меня, копаясь в кейсе:

– Как давно принимал таблетки?

– Два дня назад был приступ я и принял, теперь валяюсь ни какой, – ответил я, садясь в кровати.

– Ты самый странный человек, которого я знаю: слабые психотропы на тебя не действуют, а от алкоголятных таблеток у тебя колики, – Он обернулся ко мне, держа шприц в руке. Укол и чистящий раствор побежал по крови.

Мне сразу стало легче, давление в голове исчезло, пелена с разума пала и я почувствовал себя лучше. Но, встать мне так и не удалось.

– Сар, будь другом, принеси настойки, – Он как всегда был холоден.

Мужчина принес настойку и налил стопку.

– Средство еще не окончательно подействовало, тебе может стать плохо, – его холодный взгляд был безразличен, он просто предупредил. Это была не надменность и не ненависть. Это была работа. А на работе он ни когда не показывал эмоции.

– Я не хочу упасть тут в приступе и чтобы ты мне заливал выпивку в глотку, – я выпил настойку залпом, она приятно обожгла горло и согрела живот. Сегодня точно приступа не будет, по крайней мере, я надеялся.

– Все что нужно я сделал, так что можешь собираться и лучше поторопись, а то Сантано уже бесится, – он закрыл кейс и ушел.

Я остался один и мне было хорошо. На конец-то я встал, походка была твердой, меня даже не шатало. Быстро собрался, взяв с собой маленький пистолет и выкидной нож-шокер. Сев в аэрбот, я задал координаты Гардена. Звонить Томми было делом бесполезным, но я знал человека, который мог передать сообщение ему. Я скинул голосовое сообщение этому человеку. Аэрбот опустился у бара «Паук». Найти здесь Томми нельзя было, но тебя он мог найти. Бар был полупустой, пара знакомых лиц и полутемное помещение со столами, которые было тяжело сломать. Бармен ждал меня.

– Томми здесь нет, но он предавал, чтобы ты его искал в Точке, – я дал бармену двадцатку и вышел.

Точка – это было самое злачное место всего Гардена. Если тебя там не ждали, значит, тебе там нельзя появляться. Иначе, твое тело ни когда не найдут. У входа точки стояло пара мордоворотов, которые курили какую-то дрянь. Они косо посмотрели на меня, но ничего не сделали. Меня тут знали и с не очень хорошей стороны. Томми любил такие места. Особенно он любил проводить тут встречи, с людьми которых не очень хотел видеть. Он сидел в углубление за небольшим столиком. Его юношеское лицо расплывалась в улыбке. Он был субтилен, с черными вьющимися волосами, выглядя моложе своих лет. Но, он все ровно был очень жесток. Говорят, его кто-то однажды, назвал маленьким мальчишкой, который еще должен ходить под стол пешком, а не быть главой одной из сильнейших банд Бриллиант Гардена. Человека этого, так и не нашли, а имя его забыли, на всякий случай.

– Томми! – улыбнувшись, сказал я, садясь за столик, – тебя ищет один мой знакомый!

– Ну и что, – он посмотрел на меня своим обычным веселым взглядом. Это была игра, и он знал, кто его ищет и даже зачем. В отличие от меня. Но я должен был его заинтересовать.

– Ты знаешь, Ирбен платит хорошо, а Сантано тем более. Хотя, деньги тебе не очень нужны, они могут предложить и кое-что другое, – я быстро оценил ситуацию. Если Томми это было не интересно, то он сейчас пошлет меня, а потом меня отметелят в подворотне. Ну, или я пристрелю парочку головорезов.

Вдруг левая рука потяжелела, и мне захотелось ей трясти. Это было началом приступа или просто проявлением фантомной болезни. Чувство поднялось вверх по руке, и ужалило в локоть. Тонкая улыбка сошла с моего лица, и оно стало каменной маской. Томми заметил это изменение. Его желание играть со мной пропало. Холодком по спине прошло чувство проигрыша.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – Томми редко был добор к кому-нибудь, кроме нужных ему людей. Я мог назвать его хорошим знакомым, но не другом. Мы познакомились вскоре после того, как меня списали из армии, и я начал зарабатывать, делая одолжения. Наши интересы пересеклись, и мы помогли друг другу. После этого, я часто обращался к нему с просьбами. Бывало, и он просил сделать ему одолжение. Но, я всегда боялся этого парня. Сейчас же он оказался добр ко мне, не раздавил в момент слабости, а помог. Хотя, это он мог сделать, зная, что я ему еще понадоблюсь и решил сохранить нужного человека.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

1