Другого выхода нет – 3. Жестокая война | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Другого выхода нет – 3

Жестокая война

Иван Голик

Памяти моих родителей

и сестры – посвящаю

© Иван Голик, 2018

ISBN 978-5-4493-8072-2 (т. 3)

ISBN 978-5-4493-8068-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть третья

«Жестокая война»

Глава 1

Осень, 2007-го года

– Со – ло – вьёв! Со – ло – вьёв!

Это слово раскатисто разносилось под сводами арены, в которой должен был пройти очередной бой любимца местной публики, непобедимого чемпиона по боям без правил, Сергея Соловьёва.

Зал остался прежним. Тем же, какой был в далёком, как уже могло показаться, две тысячи третьем году, когда Сергей провёл здесь свой первый – и, как ему тогда казалось, единственный – бой.

Но всё оказалось не так просто!

Да, его отцу была сделана операция. Такая необходимая и своевременная. Но это было только началом долгой и терпеливой борьбы близких родственников Александра Анатольевича за его здоровье. Вслед за операцией потребовался длительный курс реабилитации, в престижной столичной клинике. Затем – лечение в дорогом пансионате. Где Соловьёва – старшего пытались поставить на ноги.

В прямом смысле этого слова!

После того злополучного нападения и операции врачи поставили ужасающий диагноз. Александр Анатольевич на всю оставшуюся жизнь мог остаться прикованным к инвалидной коляске.

Но родственники не сдавались. И Сергей, не видя другого выхода, стал снова драться. Как бы противно ему не было зарабатывать деньги таким грязным способом, но он снова пришёл к Маслову.

Так началась его очередная блестящая спортивная карьера, хоть и отличавшаяся от его прежней, но зато приносящая большие деньги. Так необходимые его семье. Его отцу, пытавшемуся начать жизнь заново. Его матери, не опустившей руки после постигнутого несчастья и продолжавшей кропотливые ухаживания за своим любимым мужем. И его сестре Ане, которая, забыв о своей прежней несчастливой семейной жизни, нашла-таки себе подходящего спутника жизни, и решила порадовать родителей внуком. Или внучкой.

В ту ночь соперником Сергея был юркий жилистый кикбоксёр, с прекрасной, как успел заметить во время разминки Соловьёв, техникой ног. Сергей, в своём любимом кимоно, спокойно стоял в своём углу ринга (за эти годы гимнастические маты были заменены на настоящий боксёрский ринг, и это уже хоть немного напоминало настоящие спортивные соревнования), положив руки на канаты, и наблюдал за соперником. Тот не стоял на одном месте, постоянно передвигаясь в различных стойках и делая неимоверные махи ногами.

Анатолий Несмеянов, ставший за это время практически секундантом Сергея, наклонился через канаты, с другой стороны ринга.

– Что скажешь?

– Впечатляет, конечно, – кивнул Соловьёв. – Но уж очень много энергии он тратит. Не вижу в этом смысла.

Несмеянов усмехнулся, похлопал Сергея по плечу.

– Тогда пойди и надери ему задницу, чемпион.

– А у меня другого выхода нет. – Соловьёв посмотрел на Анатолия. – Ты же знаешь прекрасно.

Несмеянов молча кивнул и отошёл чуть в сторонку, бросив мимолётный взгляд в зал, где в первых рядах, предназначенных для особых гостей, восседал Константин Евгеньевич Маслов, его шеф и наставник, и утвердительно кивнув тому головой. Этот жест мог означать только одно: Сергей полностью готов к поединку. И деньги, как всегда, сами текут к ним рекой.

Судья, всё тот же толстячок в очках, что и первый раз, вышел в центр ринга и жестом подозвал бойцов к себе. Толпа зрителей, неистовствуя в предвкушении, загудела, когда Сергей оттолкнулся спиной от канатов и подошёл к судье, не отводя глаз от соперника, который даже в такой ситуации не мог стоять спокойно, мелкими прыжками меняя опорную ногу и сжав руки в кулаки.

– Внимание! – Судья вытянул вперёд правую руку. Сергей занял позицию, чуть отведя правую ногу назад и распределяя свой центр тяжести посередине обеих ног. Его противник, в свою очередь, так и остался прыгающим на чуть полусогнутых ногах.

– Бой! – Судья махнул рукой и отпрыгнул назад.

И сделал это очень своевременно. Потому что в следующее мгновение левая нога Сергея, как натянутая до предела тугая пружина, распрямилась и прилетела прямо в голову ничего не понявшего соперника, буквально впечатав его нос к задней части черепа.

Зал ахнул от такой быстроты, к которой они уже успели привыкнуть за эти долгие годы в исполнении их любимца, а затем разразился овациями. Очередной противник был повержен быстрым нокаутом.

Когда противник без сознания повалился на ринг, Сергей непринуждённо, как ни в чём ни бывало, поклонился зрителям, вытянув руки вдоль тела, потом – судьям, и перелез между канатами за пределы ринга.

Где, как он прекрасно знал, его уже ждали с распростёртыми объятиями Анатолий Несмеянов и Константин Евгеньевич Маслов. Люди, которых он не мог терпеть никакими фибрами своей души, но с которыми ему, по воле судьбы – злодейки, приходилось работать.

А значит – терпеть!

Сергей, с букетом розовых роз в руках, аккуратно открыл своим ключом дверь арендованной ими квартиры по улице Даниловского и бесшумно вошёл в прихожую. Но оказалось, что Женя не спала. То ли проснулась, почувствовав своего любимого, то ли до сих пор не ложилась. В спальне горел светильник на ночном столике.

Соловьёв улыбнулся, кивнув головой, поставил цветы в вазу на трюмо в прихожей и прошёл в комнату. Женя, укрытая простынёй, читала какой-то очередной любовный роман.

– Ты что опять зрение портишь? – улыбнулся Сергей, остановившись в дверном проёме.

– Привет, дорогой.

Девушка заложила страницу, на которой читала, положила книгу на столик и поднялась навстречу своему любимому, крепко его обняв. Сергей прижал её к себе и поцеловал.

– Как ты? – Женя заглянула ему в глаза, чуть отстранившись, но не отпуская свои объятия.

– Как видишь, – Сергей улыбался. – Очередная победа. Нокаутом.

– Поздравляю. Ты голоден? Я картофель потушила с мясом.

Обнявшись, они присели на краешек кровати. Сергей стал расстёгивать рубашку.

– Спасибо, маленькая моя, – сказал он. – Я думал, что ты уже спишь, и перекусил по дороге, чтобы тебя не беспокоить посреди ночи. – Он стянул джинсы и посмотрел на свою девушку. – Кстати, а почему ты до сих пор не спишь?

– Тебя ждала, – ответила Женя, забирая у Соловьёва вещи и развешивая их в стенном шкафу напротив кровати. – Не могла уснуть. Переживала.

– Прекращай переживать, малыш. – Сергей, в одних плавках, подошёл к девушке и обнял её сзади. – Со мной ничего не может случиться. – Он поцеловал её в шею.

– Да? – Женя развернулась к нему лицом и заглянула в глаза. – Почему ты такой самоуверенный?

– Не знаю. – Соловьёв пожал плечами. – Натура такая.

Они несколько мгновений смотрели друг другу в глаза, потом нежно поцеловались.

– Да уж, – наконец, смогла сказать Женя. – За это я, наверно, тебя и полюбила.

И они снова поцеловались. Теперь уже более страстно и продолжительно. Её язык проник к нему в рот, а он нежно поласкал рукой её упругую грудь, прямо сквозь розовый пеньюар.

– Ты играешь с огнём, дорогая, – сквозь поцелуи сказал Сергей. – Я ведь не Железный Дровосек.

– А я не заставляю тебя им быть, – прошептала Женя прямо ему в ухо, нежно проведя там своим язычком.

Сергей отвёл её руки в стороны, и пеньюар упал на пол. Его пальцы провели по длинной глубокой впадине вдоль её позвоночника. Женя застонала, когда его язык медленно переместился к груди, к набухшим твёрдым соскам. Длинные пальцы девушки стягивали с него плавки, пока открытые губы Соловьёва скользили по её груди.

– Прошу тебя, – прошептала она. – Прошу тебя. – Женя сбросила с него плавки, прижимаясь всё сильнее.

Они опускались всё ниже и ниже, изгибаясь и дрожа от возбуждения. Женя стала стягивать с себя тонкие шёлковые трусики, но Сергей остановил её, поднял и отнёс на кровать. Он склонился над ней, его открытые губы ласкали мягкую кожу на внутренних поверхностях её бёдер, медленно поднимаясь вверх, к покрытому шёлком бугорку. Побелевшими пальцами Женя впилась в подушку. Его язык коснулся влажной ткани, и она снова застонала, непроизвольно выгибая спину.

1