Отражение сказки. Книга вторая. Золушка в белом | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Отражение сказки

Книга вторая. Золушка в белом

Кармэль Марголис

© Кармэль Марголис, 2019

ISBN 978-5-4493-0673-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Когда начинается какое-нибудь повествование, то нужно помнить, что любая история имеет свою предысторию, не зная которою будет сложно понять те события которые в последствии будут открываться в самом рассказе. И потому мы начнем с предыстории, которую я постараюсь не затягивать, и постепенно перейдем к основным событиям.

История берет свое начало с марта 2005 года. 23-го числа на астраханский вокзал прибыл состав со средней Азии. Люди, ожидающие на перроне, ринулись к поезду, как только проводники с грохотом отворили двери вагона. Густая и шумная толпа сразу же замельтешила на платформе, напоминая огромный муравейник.

Среди едва прибывших, с вагона номер восемь, вереницей один за другим вышла небольшая семья, состоявшая из матери и трех взрослых детей. На платформе их уже ожидал мужчина невысокого роста. Будем знакомиться по порядку.

Мужчина стоявший на перроне был лет сорока, но из-за невысокого роста и густых черных голос он выглядел моложе своих лет. Его зовут Алексей. И он был первым из этой семьи, чьи ноги коснулись сырой русской земли. Он был сдержан в любых проявлениях чувств, будь то великая радость или глубокая печаль. И сейчас, спустя целых три года, в течении которых он жил в Волгорадской области один, он не проявил сильнейшей радости, хотя она переполняла его. Наконец-то прибыла его жена и дети. По правде сказать это были ему не родные дети, но все по порядку.

Женщина, которая спустилась первая, была его законная жена. Она была чуть старше Алексея, хотя внешне это никак не подмечалось. Так же как и муж, она была невысокая, с круглым лицом и глазами похожие на черные пуговки. Именно глаза придавали ее лицу некую детскую непосредственность и даже наивность. Она была широкостная и немного взбитая, что, впрочем, не мешало ее движениям быть легкими, и даже немного парящими. Ее зовут Марго. В юности она была заметно красивой, что, конечно, принесло ей славу среди сверстников, и в особенности у парней. Один из красавцев ее окружения обратил на нее внимание, и их головокружительный роман стремительно закончился браком, хоть и не долгим. В этом браке Марго родила мальчика, от которого еще в утробе отказались родственники мужа, а потом и сам муж. Красивая история первой любви закончилась для Марго сердечными ранами и скитаниями по больницам. Вначале из-за желания сделать аборт, а потом из-за слабого здоровья малыша. Через год, как только малыш оправился она встретила другого мужчину, который по ее меркам не подходил ей даже в собеседники. Но как это часто бывает первое мнение обманчиво, и некогда произнесенная ею фраза о том, что она с этим мужчиной в одном поле даже опорожняться не станет, превратилась в излюблюбленную шутку в кругу новой семьи. Она стала его женой на целых восемь лет. Нельзя сказать, что брак этот был счастливым Частые ссоры, измены мужа доводили Марго до истерик. Много раз Марго выгоняла его из дома, но он всегда возвращался с повинной, и после долгих упреков она все же прощала его. Семью эту так же скрепляли две рожденный в ней девочки. Последние два года перед, тем как семья эта окончательно распалась, Марго жила со своим вторым мужем душа в душу. Скандалы сменились долгими беседами по ночам, шутками и играми. Нередко бывало, что в три часа ночи, они могли пожарить мясо и есть его с рисом и салатом, запивая все вином. Так как муж ее часто страдал бессоницей, то ночная трапеза и беседы стали привычными в этом доме. Страдал ее муж бессоницей неспроста. Нередко он признавался Марго в своих необъяснимых страхах. Он боялся закрыть глаза в кромешной тьме, потому, что ужас того, что его глаза больше никогда не откроются, накрывал его каждую ночь, отнимая последнюю надежду на крепкий сон. Но как только густая тьма за окном начинала разбавляться утренними лучами, его тут же уносило в царство безмятежных снов. Как бы удивительно это не звучало, но наверняка в некоторых людях есть предчувствие приближающихся событий. Там где-то внутри нашего подсознания мы можем ощущать тревогу из-за непонятных нам причин. Возможно именно этот ужас перед будущим так терзал по ночам мужа Марго, потому что однажды случилось именно то чего он так боялся в глубокой ночи: глаза его закрылись и больше никогда не открывались. Он был за рулем своего нагруженного камаза, яркие фары которого прорезали глухую темень, укутавшую скоростную трассу. Эта ночь, когда он вез свой товар в другой город, стала для него последний. Удар огромного грузовика, ехавшего на встречной полосе, пришелся прямо в сторону водителя, а водителем оказался именно он. Не приходя в сознание, он умер прямо на месте, и тело его, измятое и окровавленное высвободили из-под груды металла уже бездыханным. Так что Марго стала вдовой едва ей исполнилось тридцать три года. С маленькими детишками на руках, и кучей долгов, которые остались после смерти мужа. Скитаясь с квартиры на квартиру, она перенесла не только испытание бедностью и голодом, но и множество унижений со стороны людей. Чтобы прокормить детей и себя, она сначала подрезала брюки на заказ в том маленьком городке, где она проживала одна со своими полу сиротами. Последний подарок ее мужа был оверлок и швейная машинка, которую он привез ей из заграницы. Такие дорогие машинки, Марго когда-то посчитала расточительством, и даже немного побранила мужа за неразумную трату денег. Но именно эти две машинки в последствии образовали маленькую мастерскую на кухне, где она принимала заказы. Сначала небольшие: такие, как штопка, подгон брюк, смена молнии на детской куртке. Но как известно нужда – это самый мощный стимул в продвижении. Бессонные ночи, самостоятельное изучение покроев, кропотливое исследование текстиля, терпеливые переделки испорченной детали, все это в конечном итоге привело к тому, что она стала знаменитой швеей в своем городке. Теперь детские утренники, кружевные фартучки, школьная форма, галстучки, строгие брюки, рабочие штаны и даже свадебные платья с корсетом, стали ее основным заработком. И хотя дети ее больше не голодали, но все же жилось им очень непросто. Помимо одиночества и разбитого сердца, Марго перенесла множество болезней и шесть операций, которые стали следствием ее недосыпания, недоедания и бесконечных переживаний о завтрашнем дне. Последняя операция далась ей очень тяжело. Она потом ни раз рассказывала своим детям о том, что под наркозом видела людей, которые летали над ней ударяясь об мягкие стены похожие на надувные подушки. Они звали ее по имени, а Марго всем существом хотела сказать, что не хочет к ним, но губы ее в этот момент были неподвижны. Чей-то голос прозвучал над этой парящей толпой, сказав, чтобы ее оставили в покое, потому что она не хочет. Возможно это было действие кетамина или других наркотических веществ, которые мудрый анестезиолог комбинирует индивидуально для каждого, но для Марго это было знаком свыше. После этого она стала верить в Бога. В какого именно она не знала. Она не ходила ни в какой храм и не ставила свечей, ее молитвы были в основном дома, в глубокой ночи перед испорченным заказом. Проливая слезы досады и безысходности она молилась кому-то там наверху, чтобы он помог ей в работе, помог ей исправить испорченную деталь одежды. Засыпая под утро она часто видела сон, подобно Менделееву, который во сне получил откровение о том, чего ученные всего мира не могли сделать наяву. В снах она видела как на манжету забракованного рукава, который она прожгла своим старинным утюгом, она пришивает мелкие цветочки, вырезанные из остатков ткани предыдущего заказа. Такое с ней бывало часто. Клиенты как правило были довольны ее изобретательности и фантазии. Она могла найти выход из любой ситуации и потому ее лаково называли волшебницей. В хозяйстве ей помогали ее дети, которых она воспитывала в строгости. Они, зная нужду с самого детства, были очень совестливы и экономны.

Ее старшему сыну, который на момент прибытия поезда в Астрахань стал красивым парнем, едва стукнуло двадцать один год. Он был ее первым защитником и подмогой во всем что она делала. Его звали Андрей. Когда-то он безотрадно бился в утробе матери, которая сидела в очереди на аборт. Маленькие кулачки и ножки толкали Марго изнутри и тем самым привлекли внимание старой уборщицы, которая разговорившись с ней в тот день, приложила свои убогие руки к ее животу. Малыш словно умолял мать о пощаде, заявляя о том что он тоже человек и хочет жить. Эти толчки вызвали слезы на глазах уборщицы. Она взмолилась за бедного ребенка, обещая взять его к себе после того как он родится, только бы Марго пощадила его жизнь. Марго, которая шла на этот аборт только по настоянию матери, выбежала из больницы и больше никогда не подумывала о том, чтобы избавиться от малыша.

1