О всех, забывших радость свою | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

О всех, забывших радость свою

Сергей Докучаев

Женщина необыкновенно склонна к рабству и вместе с тем склонна порабощать.

Н. А. Бердяев

Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью.

Иакова 5: 1—5

Иллюстратор Екатерина Баранова

Дизайнер обложки Екатерина Баранова

Редактор Маргарита Баранова

© Сергей Докучаев, 2019

© Екатерина Баранова, иллюстрации, 2019

© Екатерина Баранова, дизайн обложки, 2019

ISBN 978-5-4493-0313-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Неожиданно в диалоге возникла пауза. Я воспользовался ей и незаметно сосчитал пульс, положив на влажное запястье три пальца. Почти сто ударов в минуту…

Взяв пластиковую бутылку со стола, я сделал несколько больших глотков воды в надежде восполнить потерю жидкости в организме. Поры источали пот несмотря на самую холодную зиму за последние двадцать лет по утверждению синоптиков.

– Скажите, Максим, как вы поступите, если придется выбирать между новичком, которому вы ранее пообещали место в команде, и профессионалом, подавшим заявку на собеседование в самый последний момент?

Вера, моя начальница, вчера предупреждала об этом вопросе – говорила, что на нем заваливается половина всех кандидатов.

– Профессионалы на дороге не валяются, и он, скорее всего, будет приглашен кем-то из руководства, – скручивая в руках карманный платок, ответил я. – Поэтому выберу второго.

Поджилки у меня тряслись, как струны на плохо настроенной гитаре.

– Дайте развернутый ответ, – сказала одна из женщин, сделав большой глоток кофе. Я бросил взгляд на ее толстую короткую шею и заметил, как на ней вздулся аневризматический мешок. Видимо, заработал кофеин, на короткое время дав сердцу подпитку, и погнал литры густоватой крови в мозг и обратно.

– Почему именно это решение, по вашему мнению, самое верное? – спросила вторая женщина.

– Для нас важны качества сотрудника, – сказал я, промокнув платком пот со лба. – Его навыки продаж, прежде всего.

– То есть, для вас слово, данное человеку, ничего не стоит?

Я старался не смотреть им в глаза, и мой мечущийся взгляд остановился на желтых пальцах одной из них. Я взглянул на собственные пальцы. За два года курения они приобрели такой же оттенок.

– Согласно кодексу компании, мы должны четко выполнять данные нами обещания только перед клиентами высшей категории, – парировал я. – Взять на работу посредственность – значит не думать о благополучии компании.

Рита, заместитель директора по подбору персонала, переглянулась с Ириной, региональным руководителем, не скрывая удовольствия.

– Мы закончили. Можете позвать следующего.

– Скажите, пожалуйста, а когда будут известны результаты собеседования?

– Не торопитесь, Максим. Мы сообщим вам об этом, когда будут подведены первые результаты. Успехов в полях!

– Спасибо, – сказал я, вставая со стула. – До свидания.

– До свидания.

Рубашка прилипла к спине, став второй кожей. Я выдавил из себя улыбку и вышел на трясущихся, одеревеневших ногах.

За дверью уже образовалась целая очередь из претендентов на должность руководителя второго отдела продаж фармацевтической компании «Медокс».

На мягких кожаных диванах под солнечными лозунгами компании, напечатанными на стене, сидел весь цвет сотрудников: подхалимы и подхалимки, стукачи, завистники и завистницы, карьеристы, готовые, если потребуется, разорвать друг друга в клочья, словно бойцовые псы.

– Следующий…

Первым с дивана вскочил молодой парень в сером твидовом пиджаке, черных брюках и с дорогим коричневым портфелем в руках. Он подбежал ко мне и, брызжа слюной, начал расспрашивать о собеседовании. Потом и другие сорвались ко мне со своих мест, побросав листы и ноутбуки. На секунду мне показалось, что все это неуправляемое стадо в деловых костюмах растопчет меня.

Кое-как я отцепил от своего пиджака чьи-то костлявые холодные руки и, смерив лица равнодушным взглядом, сказал:

– Думаю, что вы все подойдете, господа.

Мгновенно началась ругань и толкотня из-за споров, кто пойдет следующим. Сам же я, не поднимая глаз, как можно быстрее направился к выходу, испугавшись подступающей к горлу тошноты.

Мне не хотелось подставлять уборщицу Гулю. Ее труд я ценил больше, чем наш.

После двух сигарет мне стало немного легче, но даже в теплом пальто дрожь нещадно продолжала бить тело – то ли от перенесенного стресса, то ли от высокого давления в сосудах.

«Еще один такой вопрос, и меня точно вырвало бы прямо на пол, – подумал я, массируя висок с сигаретой в руке. – Теперь же все. От меня больше ничего не зависит. Нужно поехать домой и хорошенько чем-нибудь накидаться, чтобы поскорее забыть весь этот ужас».

Не сразу справившись с замерзшей дверью, я кинул на заднее сидение рабочий портфель, оставшийся еще со времен конструкторского бюро, и, не счищая снега с машины, направился в сторону дома.

Конец рабочей недели. Пятница. Все спешат домой. Одни – на метро, в забитых под завязку теплых вагонах, отгородившись от реальности наушниками. Другие – в машинах, пробираясь сквозь бесконечные пробки, перемешивая грязный от соли снег колесами.

Все спешили, и я, по привычке, тоже толкался по Садовому кольцу, забыв, что сейчас дома меня никто не ждет. Недалеко от Сухаревской площади поток двинулся живее, и я случайно окатил грязным снегом какую-то женщину на тротуаре, двигаясь в крайнем ряду. Раньше бы вышел из машины и извинился, а теперь мне было все равно. Даже не стал смотреть в зеркало, чтобы случайно не разбудить совесть.

Дома, приняв теплую ванну с расслабляющей солью, я опустошил две крохотные бутылки с виски, привезенные летом из Египта. По телевизору показывали кучу безвкусных реалити-шоу вперемежку с рекламой нижнего белья, колготок, помады и духов.

Оторвавшись от экрана, я бросил взгляд на пыльный комод и вспомнил разговор с женой месяц назад:

– Почему котенок хмурится?

– С чего ты взяла? – равнодушно спросил я.

– Да я знаю тебя, как облупленного, – подкрашивая бровь, сказала она. – Давай выкладывай.

– На работе собеседования скоро начнутся на руководителя второго отдела продаж. Заявки от сотрудников принимают. Я вот подумал, что рано мне еще. Два года даже не работаю. Нужно опыта поднабраться. Другие дольше этого ждали шанса.

Она оторвалась от зеркала и медленно повернулась ко мне.

– Ты дурак или как вообще? Что тебе до других-то? Ты о себе думай. О нас. Завтра же подай заявку. Такой шанс нельзя упускать.

Она повернулась обратно к зеркалу, но так, чтобы видеть меня краем глаза.

– Нужно все взвесить. Ведь если не пройду, то второго шанса не будет. Придется искать новую работу. А кто меня еще в фармацевтическую компанию возьмет с дипломом инженера? Спасибо, что сюда хоть взяли.

– Ага, мне спасибо, – сказала жена немного надменно. – Если бы не мой однокурсник Паша, то сидел бы ты сейчас в своем бюро и за копейки пыль глотал.

Я поднял глаза и посмотрел на ее волосы, водопадом струящиеся по спине и касающиеся нового шелкового белья. Поймал на себе ее хмурый взгляд через зеркало.

– Да-да. Только попробуй отказаться.

Я встал с дивана и поплелся на кухню, закурил сигарету и глубоко вздохнул.

– И нечего так театрально вздыхать. У тебя все получится. Верь мне.

– Верю, – сказал я, закашлявшись.

Я вздохнул и попытался отогнать от себя воспоминания.

«К Андрею с Ленкой, что ли, съездить», – разглядывая содержимое бара, подумал я. Кроме полупустой бутылки мартини, оставшейся после какой-то вечеринки, брать с собой было нечего.

Катька улетела на корпоративный тренинг в Турцию. Что делать с этой неожиданной свободой, я не знал. Спасала только работа.

Утром, ни свет ни заря, встаешь, чистишь зубы, выпиваешь чашку кофе с сигаретой натощак и спешишь на работу. К вечеру приезжаешь домой как выжатый лимон. Проглатываешь десяток наспех сваренных пельменей и садишься за стол делать план развития округа.

От постоянного стресса и перекусов на ходу, от большого количества растворимого кофе и сигарет я в последнее время ощущал себя скверно. Ко всему прочему добавились частые простуды.

1