Kiss the rain | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Глава 1

Майские теплые лучики солнца освещают огромную учебную аудиторию, вселяя в сердца студентов радость и весеннее настроение. Под монотонное бурчание профессора философии, семидесятилетнего старичка, добрая половина «слушателей», пригревшись на солнышке, сладко спит, устало облокотившись головами о сложенные руки. Вторая же то и дело в нетерпении поглядывает на часы. Оторвав глаза от тетради, не могу сдержать улыбки от представленной картины. Удивительно быстро все меняется. Меньше года назад, будучи бывшими абитуриентами, а ныне – только поступившими студентами первого курса, практически все ребята вели себя, как прилежные ученики. Сидели на лекциях, вытянув спинки, внимая каждому слову преподавателя. А теперь думают лишь о бесконечных гулянках и вечеринках.

Опускаю голову и старательно вырисовываю на последнем листке учебной тетради весенний городской пейзаж, который открывается из окна аудитории. Делаю последние штрихи карандашом, и вижу мигающий экран рядом лежащего телефона. Открываю новое сообщение:

– Тори, сегодня собираемся на даче Серого с ночевкой. Вы с Машкой с нами?

Кривлюсь, будто бы съела ломтик лимона. Вот уж настырный тип, этот Дима. Решил себе там что-то, и слово «нет» понимать не желает. Сто раз уже пожалела о том, что когда-то имела неосторожность дать ему надежду на отношения. Теперь расплачиваюсь. Хмурюсь, глядя на телефон, и вместо ответа отбрасываю аппарат в сторону, возвращаясь к рисунку.

– До сих пор не могу понять, какого черта ты делаешь на филологическом, с таким-то талантом. – Поворачиваю голову на звучащий над ухом шепот, и увидев, с каким интересом на рисунок смотрит мой друг, невольно расползаюсь в улыбке.

– Элвис, такой же вопрос? – возмущенно изгибаю бровь и, щурясь от солнца, смотрю в его ясные голубые глаза.

Элвис – мой единственный друг и единственный парень, к которому я тепло отношусь и доверяю на сто процентов. Мы познакомились и сдружились во второй день нашей учебы, когда после занятий заводила нашей группы Сергей решил организовать вечеринку-знакомство на своей даче и пригласил туда всех ребят. Помню, как устав от пустого трепа наших парней-выпендрежников и глупого хихиканья желающих им понравиться девчонок, я вышла подышать свежим воздухом во двор дачи и охнула от увиденной картины. Два здоровенных детины, держа за ноги худенького мальчишку, склонив его вниз головой над бассейном, что-то выкрикивали, смеясь во всю глотку. Недолго думая, я схватила первое, что попалось под руку, а к моей удаче это оказались увесистые грабли, стоящие у стены сарая, и бросилась на выручку бедолаге. Обидчики, видимо испугавшись моего напора, тут же оставили в покое пацаненка и смылись с места преступления. Помню, протянула ему руку, помогая встать с холодной каменной поверхности и, заглянув в его глаза, ужаснулась тому, сколько страха и мольбы было в них. Крепко сжимая его ладонь, я решила, что нам пора смываться с этого праздника жизни. Так как ни у меня, ни у него машины не оказалось, и автобусы в такой час уже не ходили, нам пришлось возвращаться пешком. По дороге домой я и узнала, что этот худенький высокий парнишка с прической, точно такой, как у Элвиса Пресли – барабанщик, играющий в местной группе. С того вечера мы начали общаться, и на всех парах сидели вместе. Поначалу он вел себя со мной очень скованно, смущался и заикался в разговоре. Но спустя пару месяцев все наладилось. Мне нравилось в нем, что, в отличие от других парней, он видел меня настоящую, меня – личность, а не просто красивую внешность, дальше которой никто не желал заглядывать.

– Слышал, Сергей собирает сегодня вечеринку… Ты пойдешь? – от напоминания о сегодняшней тусовке моя улыбка тут же сходит на нет.

– Ты знаешь мое мнение, Элвис… тем более, у меня на сегодня куча дел. Я надеюсь, что мой очередной отказ наконец-таки даст понять Диме, что пора бы уже отстать от меня?!

– Да, Тори, пора тебе бросать эту вредную привычку, – воткнув карандаш за ухо, делая вид, что увлечен лекцией, шепчет мне на ухо Элвис.

– Какую?

– Надеяться, – вздыхает он, и я вижу, как подрагивают его плечи от беззвучного смеха.

– Это говорит мне тот, кто практически год сохнет по моей подруге, и не делает абсолютно ничего для того, чтобы обратить на себя ее внимание, – шепчу ему и, услышав звонок, подскакиваю с места, как ошпаренная.

– Ой, умница великая, не забудь про завтра! – делая обиженный вид, Элвис забирает тетрадь в свой рюкзак.

– Да, да, твой концерт, конечно, помню. В Старом замке, – целую друга в щеку и спешу ретироваться из аудитории. Но практически у выхода останавливаюсь, чувствуя чье-то прикосновение на своем плече.

– Тори, ты куда втопила?! – обернувшись, вижу перед собой возмущенное лицо подруги. Прежде, чем я успеваю что-то ей ответить, Маша хватает меня за руку и тянет к выходу.

– Ты уже слышала? – спрашивает она, а я, судя по ее возбужденному виду, понимаю, что Маша говорит о сегодняшней вечеринке.

– Слышала, Мань, я за сеструхой спешу, мне через полчаса нужно ее на тренировку доставить. Так что, говори быстро, к чему клонишь?

– Викуль, ты же понимаешь, что это реально мой шанс! Сергей наконец-то расстался с Янкой, и поэтому я просто обязана быть там! Димка ведь наверняка пригласил тебя, – заговорщическим тоном шепчет мне подруга, воровато озираясь по сторонам, как бы кто не услышал ее хитрого замысла.

– Маня, ты же знаешь, что Димке от меня надо! – хмурюсь, глядя на подругу, и скрещиваю перед собой руки. Мне совсем не улыбается идея провести еще один вечер в его компании.

– Тори, ну, пожа-а-алуйста, ну, поехали!!! А послать ты его в любой день успеешь! – Машка складывает перед собой руки в молитвенном жесте и принимает выражение лица, вобравшее в себя всю скорбь мира.

– Маш, ты предлагаешь мне весь вечер терпеть его приставания и сдерживать позывы тошноты от их напыщенных разговорчиков?

– Вик, ну, пожаааалуйстаааа, – хнычет Машка, и я злюсь не на шутку, потому что понимаю, что соглашусь.

– Ладно, черт с тобой, но ты мне должна будешь! – возмущенно изгибаю бровь и щурюсь, принимая суровое выражение лица.

– Все, что угодно! – прыгает счастливая подружка и кидается мне в объятия.

– Все, я побежала, в пять – у меня! – поцеловав ее в щеку, спешу ретироваться, как бы не встретить в коридоре еще кое-кого.

Пулей выбегаю из здания института и буквально влетаю в объятия Димы, словно в расставленные сети. Ну, вот, не получилось убежать… Несколько секунд стою, не двигаясь. Беру себя в руки и поднимаю наигранно счастливый взгляд на него. Дима стоит в окружении своих друзей, так сказать, золотой молодежи нашего ВУЗа. Сыновья местных чиновников, бизнесменов и директоров. Холеные, одетые в брендовые вещички, с прогрессирующей манией величия и полнейшим отсутствием каких-либо моральных принципов.

– Солнышко, ты куда так несешься? – Дима смотрит на меня холодными серыми глазами, а я судорожно думаю, как бы поскорей отделаться от него.

– Эм… я опаздываю, Дим, – делаю виноватое выражение лица и манерно пожимаю плечиками.

– Ты не ответила на сообщение, – он выпускает меня из объятий и, достав из кармана пачку сигарет, вытягивая одну, вставляет ее в зубы.

– Ах, это… – переминаюсь с ноги на ногу и невинно улыбаюсь, – я поеду с Машкой.

– Отлично, тогда в половине шестого я за вами заеду! – явно повеселевший от моего согласия, Дима подкуривает сигарету и, слегка прищуриваясь, выпускает дым в сторону.

– До встречи, – пытаюсь убежать, но он хватает меня за руку и с силой притягивает к себе, оставляя быстрый поцелуй на губах, от которого, кроме раздражения, я ничего не испытываю.

– Холодная леди расщедрилась на поцелуй, – поворачиваюсь на звук недружелюбного голоса и встречаю на себе отталкивающий взгляд Сергея. Лучшего друга Димы. У нас с Серым вообще – давняя взаимная «любовь».

– И тебе не хворать! – демонстрирую ему средний палец и, отвернувшись, спешу к остановке, на которой в эту секунду останавливается нужная мне маршрутка. Запрыгиваю внутрь и, усевшись возле окна, достаю из сумочки зеркальце. Как там было: свет мой, зеркальце, скажи… Да, что тут кривить душой, красотка… несмотря на две бессонные ночи и кучу потраченных нервов на одного назойливого парня.

Не знаю, как насчет счастья и финансового благополучия, но с внешностью мне подфартило. С ранних лет иначе, чем кукла, меня не называли. Поначалу меня это очень раздражало. Я ненавидела это слово. Кукла – пустая, глупая… совсем не про меня. Но впоследствии, хорошенько подумав, и взвесив все «за», я решила не обижаться на это сравнение, и стала пользоваться своим типажом по полной. Как оказалось, очень удобно быть красивой и глупой. В школе на занятиях, где преподавателями были мужчины, мне достаточно было улыбнутся или невинно похлопать ресницами, для того чтобы напротив моей фамилии стояла отличная отметка. Домашнюю работу я вообще никогда не делала. Зачем? Если на это есть куча отличников, считающих за счастье помочь мне.

1