Перелететь океан | Страница 8 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Начинай с чего хочешь, только поскорее. Я устала и хочу отдохнуть, – Бетти думала, что Люси будет опять плести какую-нибудь ерунду относительно себя и Перси или еще что-нибудь в этом роде. Люси же, немного поразмыслив, вдруг выпалила:

– Это касается тебя и Марка.

Бетти вздрогнула и посмотрела на сестру.

– Это шутка? – хотела она спросить, но, видя серьезное выражение лица Люси, которое ей доводилось видеть довольно редко, промолчала.

– Я не знаю точно, что произошло между Марком и матерью, – заверещала Люси. – Но в доме запрещено даже произносить его имя. Я, конечно, не вправе вмешиваться в ваши отношения, но я же не слепая. Я же вижу, как он страдает. Бетти, вам обязательно нужно поговорить друг с другом. Тебе и Марку. Вам нужно разобраться между собой.

– Поговорить, разобраться, – нерадостно произнесла Бетти. – Как это все пошло, грубо. Как в плохом бульварном романе.

– Я понимаю, что о Марке наговорили всяких гадостей. Я не знаю, правда это или нет, но ты должна дать ему шанс. Ты должна дать ему возможность высказаться.

– Я ничего не должна! – Бетти резко поднялась с ящика. – Так что твои старания напрасны.

– Но, Бетти…

– Я ценю, Люси, твою заботу, – Бетти нежно погладила сестру по голове, видя, что та чуть ли не плачет. – Скажи мне, это он тебя просил о встрече?

– Да, – Люси виновато опустила глаза.

– Ясно! – Бетти стала выбираться из зарослей на дорожку. – Извини, сестренка, но я не могу ему больше верить. Я устала. Я устала от бесконечных ожиданий, от тайных встреч, от обещаний. Я устала от себя.

Бетти направилась к дому.

– Значит, ты его больше не любишь? – тихо спросила Люси.

Бетти остановилась и, повернувшись к сестре, резко произнесла:

– Что ты знаешь о любви? Ты, которая никогда никого не любила. То, что ты называешь любовью – это просто выдумка, миф, блеф. Между тобой и твоим милым Перси нет никакой любви. Он для тебя лишь забава, игрушка для маленькой девочки. Поиграешь и бросишь, когда она тебе надоест. Вот и вся твоя любовь.

– Зачем ты так? – Люси залилась слезами. – Я же тебя не обижала. Ты злая, ты очень злая. Ты бессердечная.

– Да! Я злая! – Бетти захлестывали эмоции. Слезы катились по ее щекам. Ей хотелось выкричаться, выреветься. Но она всегда сдерживала себя, боясь показать свои чувства. А теперь здесь в густых зарослях акации, когда никто не видит, она выплеснула на сестру всю горечь обид, скопившихся за всю ее жизнь.

– Да! Я злая! Я бессердечная! Мне надоело быть доброй! Зачем мне доброта, если некому ее дарить? Зачем мне сердце, когда оно не может любить того, без кого я не могу жить? Я люблю его. Я схожу с ума, если его нет рядом. Я не сплю ночами, ожидая встречи с ним. Для меня не существует на свете ни один человек. Лишь только он. Он один. С его именем я просыпаюсь, с его именем я ложусь спать. Марк, Марк! Но разве это любовь, когда мы вынуждены встречаться тайком? Это не любовь! Это мука! Но я все отдала бы в этой жизни ради этой муки!

– Как я тебя понимаю, – всхлипывала Люси.

– Глупая, – Бетти улыбнулась.

Выговорившись, на душе стало немного легче. Но надолго ли? Сестры обнялись.

– Какие же мы с тобой глупые, – утирая слезы, произнесла Бетти. – Влюбились, как две идиотки, и теперь сами же и страдаем. Прости меня, Люси. Я наговорила лишнего о тебе и Перси.

– Ничего, – соглашалась Люси. – Ты меня тоже извини. Я тоже не хотела тебя обидеть.

Сестры еще раз обнялись.

– Ты что-то хотела мне сказать? – спросила Бетти, когда вдоволь наплакавшись сестры направились к дому.

– Да, – глаза Люси заблестели. – Марк будет ждать тебя у Перси сегодня в шесть часов вечера.

– А мать? – опасаясь скандала переспросила Бетти. – Разве она разрешит?

– Не волнуйся, заверила е Люси. – Эту проблему я уже решила. Я сказала, что мы пойдем смотреть новые модные журналы к Смиттам.

– А она? – недоверчиво спросила Бетти.

– Разрешила, конечно, – у Люси был победоносный вид.

– А вдруг все раскроется?

– Не волнуйся. Смитты и Перси в курсе. Они будут говорить то, что нужно.

– Что же мне надеть? – улыбнулась Бетти. Высохшие слезы были уже забыты. Прошлые обиды канули в Лету. – Мне совершенно нечего надеть.

Сестры направились в дом, весело обсуждая свои наряды и ссылку Бетти к тетке. Остаток дня они провели за сборами на таинственную встречу. Едва дождавшись назначенного часа, они торопливо уселись в экипаж.

Провожая дочерей, мать сухо произнесла:

– Только не задерживайтесь допоздна.

– Ну, что вы, маменька, – невинно пролепетала Люси и, чмокнув мать в щеку, вскочила в экипаж вслед за сестрой. Экипаж тронулся, и медленно потащился по направлению дома Смиттов.

Миссис МакБрайен, глядя в окно на отъезжающий экипаж, выговаривала мужу:

– Не нравятся мне эти Смитты. И дочери их не нравятся. Пустые, бестолковые девицы.

Мистер МакБрайен только покачал головой в ответ.

Отъехав от дома на приличное расстояние, Люси скомандовала кучеру, чтобы тот направился вместо Смиттов к Холтам. Кучер, ничего не на это не ответив, повернул лошадей. Спустя некоторое время экипаж остановился возле дома Холтов. Перси уже стоял на пороге в ожидании Люси. Завидев экипаж, он быстро сбежал со ступенек и, галантно распахнув дверцу, помог сестрам сойти на землю.

– Добрый вечер, мисс МакБрайен, – учтиво поздоровался он с Бетти, та так же учтиво ответила ему поклоном. Люси только подмигнула ему и, подхватив своего кавалера под руку, затараторила:

– Ну, Перси, все готово? Родители твои были не против?

– Родителей нет, – успокоил ее Перси. – Они уехали в Лондон и вернутся не скоро. Так что дом полностью в вашем распоряжении.

– А Марк? – робко спросила Бетти, опасаясь, что он не придет.

– Марк уже ждет вас в гостиной, – ответил Перси, помогая сестрам подняться по высоким ступеням крыльца в дом. – Проходите.

В конце длинной, довольно уютной прихожей, виднелась приоткрытая дверь, через которую виднелся угол дивана и сгорбленная фигура Марка, в нетерпении теребившего свои руки.

– Я думаю вам лучше побыть наедине. Мы с Перси не будем вам мешать. Правда, Перси? – и, не дождавшись ответа, Люси подтолкнула своего спутника к лестнице, ведущей на второй этаж. Люси чувствовала себя здесь, как дома.

– Нам с Перси тоже нужно поговорить. Не так ли, милый?

– Да, да, конечно – смущенно проговорил Перси и, подталкиваемый Люси, добавил. – Если что нужно, обращайтесь.

– Спасибо, Перси, – Бетти не отрывала взгляда от фигуры Марка. Длинный коридор не доносил их голосов до Марка, и он нетерпеливо ждал обещанной встречи. В свете лампы он показался Бетти каким-то неуклюжим, мешковатым, немного смешным. Дождавшись пока Перси и Люси поднимутся наверх, Бетти направилась в гостиную.

– Здравствуй, Марк, – тихо произнесла она, остановившись у двери.

– Би? Бетти? Ты пришла? – Марк вскочил с дивана. – Ты все-таки пришла! Боже мой! Я уже думал, что никогда тебя больше не увижу.

– Я была у тетки, – пояснила Бетти.

– Я знаю, – Марк рассеяно рахзмахивал руками. – Как все глупо получилось.

– Да, конечно, – Бетти прошла в комнату.

В глубине своей души она давно уже простила Марка, но будучи женщиной, она ждала, что Марк первым сделает шаг к примирению. Марк медлил. Он чувствовал себя скованно, неловко в шикарном, богато обставленном доме Холтов. Он все время неуклюже махал руками, не зная, куда их девать. Он боялся сделать шаг. Опасаясь как бы ненароком что-нибудь не задеть и не разбить. Во всех углах, на всех столиках, полках и этажерках стояло множество статуэток и безделушек, назначения которых Марк не понимал.

– Ты не предложишь мне сесть? – нарушила молчание Бетти.

– Да-да, конечно! – Марк окинул взглядом комнату, отыскивая место, куда бы он смог усадить Бетти.

Взгляд его остановился на огромном кресле. Он подскочил к нему и пододвинул его Бетти. Случайно он задел одну из безделушек, стоявших рядом на невысоком столике. Безделушка шлепнулась на ковер и раскололась на мелкие кусочки. Марк кинулся их собирать. Бетти бросилась к нему на помощь. Склонившись над кусочками фарфора, Марк стал оправдываться:

– Какой же я неуклюжий. Ты думаешь, их можно еще склеить? – спросил он, подбирая осколки.

8