Перелететь океан | Страница 6 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Бетти умоляюще смотрела на Хьюго, пытаясь найти у него защиту от беспочвенных нападок на Марка.

– Прости меня Бетти, – равнодушно ответил Хьюго, разглядывая свои холеные руки. – Но я не могу ни подтвердить их слова, ни опровергнуть,

– Как? – удивленно воскликнула Бетти.

– Дело в том, что у Марка действительно живет женщина. Она его давняя приятельница. Подруга, если вам угодно. Я знаю, что у нее какие-то проблемы с деньгами и Марк вызвался ей помочь. Ты ведь знаешь Марка, он готов помочь всем, – Хьюго одарил Бетти холодным взглядом. – Я тоже решил помочь этой несчастной женщине. Ведь Марк мне друг. Я даже выписал для него чек на некоторую сумму. Это правда. А что касается связи, – Хьюго помедлил, подбирая нужные слова. – Это их дело. Я не вмешиваюсь в чужие отношения.

Миссис МакБрайен одобряюще посмотрела на Хью. Первый удар по репутации Марка был сделан. Первая трещина прошла между Марком и Бетти. Хьюго ликовал, хотя всем своим видом пытался высказать сочувствие.

– Это неправда, – прошептала Бетти.

– Твое дело верить или нет. Но факты говорят сами за себя.

Хьюго поднялся со своего места. Свое дальнейшее пребывание он находил ненужным. Учтиво раскланявшись, он удалился. Тетки поспешили вслед за ним, оставив мать и дочь наедине.

– Вот видишь, твой Марк не так уж идеален, как ты думал, – миссис МакБрайен была довольна собой, была довольна Хьюго.

– Это все ложь! – Бетти не верила в то, что услышала. – Я сейчас пойду к Марку и все выясню.

– Ты хочешь убедиться сама?

– Да, то есть нет. Боже, что же мне делать?

– Прежде всего взять себя в руки и все хорошенько обдумать, – миссис МакБрайен решила проявить материнскую заботу.– Люди зря говорить не станут.

– Люди станут говорить о чем угодно.

– Ты несправедлива к ним. Сплетни на пустом месте не рождаются.

– Но от этого они не перестают быть сплетнями.

– Доченька, – миссис МакБрайен была на редкость любезна и учтива. – Я прекрасно тебя понимаю. Ты запуталась в своих чувствах. Пойми, Марк – это лишь детские шалости, детские мечты. Пройдет день, два и все развеется. А тебе пора бы уже подумать и о будущем. Что ждет тебя с ним? Ни денег, ни положения. Возьми, к примеру, Хьюго. Чем не муж?

– Не надо о Хьюго.

– Почему не надо? – в сладком голосе миссис МакБрайен появились гневные нотки. – Именно о нем и нужно думать. Где ты еще найдешь человека достойнее? Любовь – это сказка, вымысел для глупых дурочек. Ее нет, и никогда не было. Поверь моему опыту.

– Я не хочу пользоваться вашим опытом.

– Хочешь набивать шишки сама? Изволь. Но пойми меня правильно, я ведь тебе добра желаю. Паркс – самая лучшая партия для тебя.

– Я никогда не выйду замуж за Паркса.

– Напрасные слова. Все еще сто раз может измениться. Ты веришь в невинность Марка, в его честность, искренность? Вот она его невинность, – миссис МакБрайен протянула дочери измятый листок бумаги. – Читай. Надеюсь, подчерк тебе знаком?

Бетти глянула в листок, на котором было нацарапано несколько строк. Это был без всяких сомнений подчерк Марка.

– Здравствуй Вивиан, – говорилось в письме. – Что-то давно не было от тебя известий. Честно говоря, я даже стал забывать, как ты выглядишь. Хотелось бы снова увидеть тебя. Надеюсь, что ты все также хороша, как и раньше. Хотелось бы снова услышать твой голос, услышать твой задорный смех. Я уже начал скучать по тебе…

На этом письмо обрывалось.

Глаза Бетти наполнились слезами.

– И теперь ты тоже не веришь? – ехидно спросила миссис МакБрайен.

– Нет, – отнекивалась Бетти. – Это бред. Марк не мог этого написать. Это ошибка.

– Ошибки нужно уметь признавать. Где он твой Марк? Обычно он целыми днями околачивается вокруг дома. А сегодня? Сегодня его нет. Вот что, Бетти, я не буду пока вмешиваться в ваши отношения. Тебе нужно время подумать, разобраться во всем этом. И сделать выводы. Соответствующие выводы. Ты меня, надеюсь, понимаешь?

– Да, – прошептала Бетти.

– И еще, – миссис МакБрайен поднялась со своего места. – Тетушка Мелани приболела. Ей нужен уход. Вот ты и отправишься к ней. Навестишь старушку. Заодно и поразмыслишь обо всем.

– Хорошо, маменька, – отрешенно произнесла Бетти. – Как скажете. Когда ехать? Завтра?

– Сейчас, – твердо сказала миссис МакБрайен. – Экипаж и твои вещи уже готовы. Так что можешь попрощаться с отцом и Люси и выезжать.

– Можно хотя бы повидаться с Марком до отъезда?

– Нет! – оборвала ее мать. – Это не имеет смысла. Ты едешь немедленно!

Бетти послушно, даже не попрощавшись с родными, вышла из дома. У крыльца уже стоял экипаж. Бетти молча села. Кучер щелкнул хлыстом и лошади, гулко стуча подковами по булыжной мостовой, понесли Бетти прочь из города.

***

Марк прождал Бетти в условленном месте до самого вечера. Как только начало смеркаться, он понял, что дальше ждать бессмысленно. Бетти не пришла на очередную встречу по неизвестной для Марка причине. Он никак не понимал почему? Что могло произойти, что Бетти не пришла на свидание. Забыла? Вряд ли. Скорее что-нибудь произошло дома. Но что? Марку не терпелось поскорее узнать. Он поправил шляпу и отправился к дому МакБрайенов. Пройдя немного, он вдруг сообразил, что явиться сейчас, ближе к полуночи было бы не совсем удобно. И он решил отложить свой визит до утра.

Всю ночь Марк не спал. Ворочался с боку на бок и только под утро провалился в дрему. Проснулся он ближе к полудню. В окне высоко светило солнце, уличные прохожие уже разбредались по своим домам после бесконечных визитов по магазинам, лавкам и кабачкам. Приближалось время визитов, обедов и сплетен. Вивиан дома не было. Она куда-то убежала по своим делам. Хотя какие могут быть у нее дела на третий день после приезда? Марк быстро вскочил с постели. Наспех умылся, оделся, сунул в карман галстук и, схватив шляпу, выскочил на улицу. Притормозив первый попавшийся экипаж, он не дожидаясь пока кучер остановится, запрыгнул в него и, крикнув адрес, шлепнулся на сиденье. Кучер оказался расторопным малым. Пока Марк повязывал галстук и приглаживал вихры на голове, в считанные минуты домчал до дома МакБрайенов. Марк сунул ему пару монет и полетел по дорожке к дому. У крыльца стоял экипаж, готовый к выезду. Марк взлетел по ступенькам, дернул шнур колокольчика и, нетерпеливо теребя поля шляпы, стал ждать когда старый дворецкий Берни доковыляет до двери. На его удивление дверь отворилась почти сразу после звонка.

– Привет, Берни, – бросил Марк. – Бетти дома?

Берни обходительно поклонился.

– Доброе утро, мистер Эверхардт.

– Доброе утро. Можно я пройду? – спросил Марк, пытаясь проскользнуть внутрь. Но Берни загородил собой вход.

– Не велено, – вздохнул дворецкий.

– Берни, это же я Марк! Разве ты меня не узнал? – удивленно произнес Марк, думая, что старый дворецкий со сна не узнал его.

– Я вас узнал, мистер Эверхардт. Но впустить вас не могу. Не велено.

– Как не велено? Кем? – недоумевал Марк.

– Мной, – на пороге дома появилась миссис МакБрайен в сопровождении мужа.

Берни почтительно распахнул пошире дверь, пропуская супругов выйти на улицу и почти моментально захлопнул ее перед носом Марка.

Миссис МакБрайен, не обращая на Марка никакого внимания, проследовала к экипажу, подталкивая мужа впереди себя.

Марк поплелся за ними следом.

– Позвольте мне узнать, на каком основании меня не пускают в дом?

Миссис МакБрайен уже готова была сесть в экипаж, но, немного задержавшись, обернулась и резко произнесла.

– Я прошу вас больше никогда не появляться в моем доме. Надеюсь, вы меня хорошо поняли, мистер Эверхардт? Никогда, – последнее слово миссис МакБрайен произнесла, выделяя каждый слог, каждую букву. Затем она вытолкнула мужа в экипаж, следом села сама и, крикнув кучеру «трогай», хлопнула дверцой.

Кучер лениво щелкнул кнутом и экипаж, тяжело скрипя, пополз по булыжной мостовой. Марк смутно понимал произошедшее. Он поднял глаза вверх. Там, на втором этаже окно Бетти. Обычно открытое настежь, сейчас оно было задернуто шторами и закрыто, как и закрыта была дверь дома, в котором его всегда ждали и любили.

Осознавая, что повторно стучаться в закрытую дверь нет смысла, Марк повернул назад в свою убогую квартирку под самой крышей. Подойдя к воротам, Марк еще раз обернулся и ему показалось, что из окна Бетти кто-то наблюдает за ним. Он присмотрелся, но окно по прежнему было плотно зашторено. Марк нахлобучил шляпу и, не оглядываясь, зашагал прочь от дома, который его не принял.

6