Вечная боль и гордость. Кратко о Великой войне | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Вечная боль и гордость

Кратко о Великой войне

Александр Брыксенков

Андрей Брыксенков

© Александр Брыксенков, 2018

© Андрей Брыксенков, 2018

ISBN 978-5-4493-8691-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1 9 4 1

Тяжёлый танк Т-35. Вооружение: одна 76,2 мм пушка, две 45 мм пушки, 6 пулемётов. Двигатель дизельный. Всего выпущено 99 единиц.

Кроме Т-35 перед войной военные округа имели на вооружении 357 тяжёлых танков КВ-1 с 76 мм пушкой и 152 тяжелых танка КВ-2 с 152 мм пушкой. Двигатель дизельный.

У Вермахта тяжелых танков не бвло.

1. АЙ ДА РЕЗУН!

Маршал Победы написал о войне толстенную книгу. Он мог бы и две книги написать и три. Ему было, что сказать. В военных вопросах времен Великой Отечественной войны он был самым информированным человеком: начальник Генерального штаба, командующий фронтами, Первый заместитель Верховного Главнокомандующего.

Но несмотря на свою широкую осведомленность, Георгий Константинович Жуков в своей книге опустил важнейший вопрос. Он практически ничего не сказал о степени вооруженности Красной Армии пред началом войны, т.е. не привел соотношение сил нашей армии и Вермахта. И другие военачальники в своих мемуарах обходили этот вопрос стороной. И в многотомной истории ВОВ об этом очень вскользь.

А этот вопрос очень важен. Может быть именно от незнания расклада сил воюющих сторон ученые-историки длительное время не имели четкого представления о причинах, приведших к гибели трехмиллионной кадровой армии в начальном периоде войны.

Беспримерный разгром Красной Армии в приграничном сражении 1941 года объяснялся при Сталине и позже внезапностью немецкого нападения. Ходячей была формула: «вероломно, без объявления войны…»

Хрущев не принял такое объяснение. Действительно, какая внезапность когда все видят, что у границ с СССР сосредоточилась почти вся немецкая армия, что над расположениями наших войск регулярно вьются немецкие свмолеты-разведчики.

Он, хуля Сталина, стал утверждать, что причина трагедии первых дней войны заключалась в неготовности Красной Армии к войне (мало военной техники, слабая обученность бойцов и командиров). Это утверждение на долгие годы стало официальным.

Либералы хихикали (они всегда, когда Родине худо, хихикают), мол как воевать-то раз глупый Сталин не догадался как следует вооружить свою Красную Армию: техники мало, одна винтовка на двоих, на танки прут с саблями…

Имя Сталина полоскали лет двадцать. Но вот наконец военные решились и в 1996 году выпустили книжечку с точными цифрами, показывающими степень вооруженности нашей армии накануне войны. И хотя книжечка была издана супер мизерным тиражом, всего напечатали 25 экземпляров, содержание её стало известно публике. И публика была ошеломлена.

Оказалось, что по вооруженности Красная Армия в среднем в два раза превосходила Вермахт, а по танкам – почти в четыре раза (15 687: 4 365)

Так почему же об этом не писали в своих мемуарах наши полководцы.? Наверное потому не писали, что им было очень стыдно сознаться в своей растяпистости, приведшей к потере в первые же дни войны громадного числа танков, пушек. самолётов, ну и людей, конечно. Летом 41-го немцы взяли в плен около 3 000 000 человек.

Когда выяснилось, что Красная Армия была обеспечена техникой по полной и даже более того, антисталинисты завели новую песню: «Что толку от этих тысяч танков, самолетов, пушек, когда все они были устаревшие и хуже немецких. Что самолеты, что танки – горели как спички».

Но тут, при сравнительном анализе выяснилось, что, например, советские танки были очень современными и по тактико-техническим показателям превосходили немецкие, что у немцев не было тяжелых танков, а у нас были КВ и КВ-2, что немцы не имели плавающих танков, а мы имели Т-37. А горели немецкие танки ещё ярче, чем советские, поскольку работали на бензине, треть же советских танков использовала дизельное топливо.

И танки, и другие виды техники были настолько хороши, что немцы до конца войны использовали советскую технику, захваченную ими в боях.

Итак, получается, что наша армия проиграла приграничные сражения не из-за внезапности нападения, не из-за малого количества техники, не из-за низкого качества вооружения. С этим делом в Красной Армии все было в порядке.

А, из-за чего же?

И тут выплыл «Ледокол», выплыл и взломал всё историческое поле. На автора «Ледокола» набросились и противники Сталина и его защитники. Набросились из-за его необычной концепци начала ВОВ. По Суворову следовало, что летом 1941 года Красная Армия, выйдя к западным границам, изготовилась по сигналу «Гроза» нанести разгромный удар по немецким войскам, сконцентрированным в приграничье.

Поэтому, фронты к обороне не готовились. Действительно, зачем копать окопы, возводить заграждения, рассредоточивать технику если 6 июля 1941 года начнется «Гроза» и армады советских танков рвануться на Варшаву и Берлин.

На Суворова обрушился вал критики. Но ни выступления, ни статьи, ни книги противников «Ледокола» не смогли опровергнуть суворовскую концепцию, не могли объяснить зачем Сталин загнал свои армии в две гигантские ловушки, в Белостокский и Львовский выступы, зачем в мирное время приграничные военные округа были преобразованы в военные фронты, зачем к самой границе подвезли 75% всех изготовленных в стране боеприпасов, зачем к границе доставили до 1000 километров железнодорожных рельсов, горы продовольствия, груды стрелкового вооружения, прорву горючего. Почему все учения, все военные игры в приграничных округах были наступательными, почему не возводились оборонительные сооружения (окопы, дзоты, проволочные заграждения, противотанковые рвы и надолбы, минные поля и т.п.), почему к границе подтянули госпитали и другие тыловые подразделения.?. И ещё много «почему».

Обычно всё это списывалось на глупость Сталина. Суворов же показал, что это ни какая не глупость, а типичное горе от ума. Вполне резонно: не мог Сталин и в мыслях допустить, что немцы начнут войну. Они к длительной войне (а война с СССР может быть только длительной) были совершенно не готовы. У них не было даже зимнего обмундирования, не было заготовлено зимней смазки для техники. Такого же мнения был и главный разведчик страны, который за день до начала войны докладывал Сталину о том, что немцы если и начнут войну, то не раньше 1942 года.

А немцы, несмотря ни на что, возьми и напади в 1941-ом. И здесь возникает еще один щекотливый вопрос. Как мог Гитлер напасть на СССР, который защищала армия, имевшая двукратный перевес по вооружению, на СССР, обладавший громадной территорией и большим людским потенциалом? Немецкие стратеги были почему-то абсолютно уверены в победе, причем не просто в победе, а в молниеносной победе.

Безусловно, эта уверенность на чем-то базировалась. Может быть немцы рассчитывали на предательство высших красных командиров. А что, все может быть.

Вон сколько советских генералов и полковников добровольно перешли на немецкую сторону. А оглушительный, неправдоподобный крах Западного фронта, которым командовал Павлов? А преступное игнорирование Директивы от 16 июня о немедленном приведении фронтов в полную боевую готовность?

Неясных вопросов, связанных с началом войны довольно много. Одно только ясно, что 22 июня 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз.

Ha рассвета 22 июня 1941 года армады немецких бомбардировщиков нанесли прицельные удары по спящим советским аэродромам, В первый же день войны Красная Армия потеряла более 1200 самолетов.

Немецкая авиация обрела господство в воздухе и стала практически безнаказанно бомбить и расстреливать отступающие советские войска.

Одновременно е ударами авиации открыли огонь тысячи немецких орудий.

Снаряды накрыли войсковые штабы, узлы связи, сосредоточения живой силы и техники. Сразу же было нарушено управление войсками.

После артподготовки танки и пехота Вермахта решительно атаковали передовые позиции советских армий на всем протяжении советско-германской границы.

1