Выброшенный за борт: по этим причинам. Экономический джихад | Страница 8 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

«Я за добро для бедных, но я иначе отношусь к понятию, что такое добро. Я считаю, что лучший способ сделать добро бедным не облегчать их нищету, а вывести их из нее».

– Бенджамин Франклин

Ной был хорошим человеком, но он виноват в том, что он испортил единственный способ избежать насилия дома, который был в моем детстве. После драматического инцидента с соседним ребенком на заднем дворе нашего дома, я испугался играть в Рэмбо, выйдя один на один. Я давно подозревал, что Ной имел какое-то отношение к моему тактическому фиаско. То, как он действовал, и было неопровержимым доказательством его вины. Я читал разные версии истории Ноева ковчега, и все сводилось к одному и тому же: Ной спас себя, свою семью и остатки всех животных мира, когда Бог решил затопить мир и уничтожить его из-за злых человеческих дел. В детстве я считал это сильно предосудительным, что Ной сам решил взять на борт стервятников, крыс, крокодилов и, в частности, библейский источник кончины Адама и Евы и того, что я как-то долго просидел летом дома – я говорю о змеях.

Так же, как и Ной, Мандела был хорошим человеком. Он тоже сломал мне кое-то дорогое. Я мечтал потратить свой золотой век на самую богатую и вдохновляющую африканскую страну, Южную Африку или «ЮАР», приятный способ наслаждаться моим выходом на пенсию среди преуспевающих чернокожих африканцев. За последние пару лет я не мог полностью понять ответственность Манделы за угасание мечты. В конечном счете, когда я отбросил тот факт, что он провел 27 лет в трудовом лагере за свою роль в борьбе против апартеида, а затем критически оценил его срок как президента Южной Африки, я имел о нем кристально чистое представление. Я считаю себя членом крошечной смелой группы, идущей по неизведанным территориям, и чьи голоса должны быть гораздо громче, чем смерть «Мадибы». Разве мы осмеливаемся осуждать, что «скомпрометированные переговоры увековечили социальную, коммерческую, торговую деятельность Южной Африки и ее политические проблемы?» В моем сознании нет сомнений, что Мандела сделал много для себя, и Ко, и маленького богатого белого общества, когда Ф. В. де Клерк, который, на мой взгляд, имеет некоторое сходство с Богом, потому что он белый старик и верный расист, был преисполнен решимости положить конец апартеиду белого южноафриканского среднего класса и крупного буржуазного ненасытного бизнеса в 1990-х годах.

Я поддался мантре моих бабушки и дедушки, что людей нужно оценивать исключительно по поступкам: два реальных факта ставят под вопрос силу характера Манделы. Несгибаемый «Мадиба» зашел слишком далеко, чтобы закончить апартеид, заключая сделку с судьями-расистами, некоторыми из худших нарушителей прав человека, африканскими отрядами похитителей и убийц и исключительно теми, кто спонсировал всю жестокую систему апартеида и стал новой гарантией радужной элиты. Я говорю про горнодобывающие и финансовые корпорации. И что можно сказать о человеке, который в интервью австралийскому репортеру Джону Пилгеру выразил полное пренебрежение к трем десятилетиям жестокости диктатуры Индонезии и других людей, которые так же старались оправдать награду в 1997 году мяснику из Джакарты, Генералу Сухарто – ему дали Орден Доброй Надежды, которая является самой высокой честью в Южной Африке, которой можно одарить иностранца?

Я не могу примириться с фактом, что Африканский национальный конгресс, национально-освободительное движение Южной Африки и их союзники выиграли все президентские выборы в Южной Африке с момента окончания апартеида. Фактически экономический апартеид остается нетронутым. Южноафриканские чернокожие остаются ужасно бедными в абсолютном и относительном выражении. На мой взгляд, АНК злоупотреблял доверием чернокожих людей, которые все еще теснятся в трущобах, таких как Димбаза и Александрия, и эти жестокие поселки начинают испытывать основную массу широко распространенных разочарований. Напротив, есть много доказательств того, что АНК был хорош для белых. В обмен на включение нескольких черных сотрудников АНК в их гламурный замкнутый круг (схема, используемая для возврата денег обратно в карманы богатых членов партии), белым в ЮАР было разрешено незаметно наблюдать за массивными баррикадами богатства, полученными и накопленными с помощью бесчеловечной эксплуатации чернокожих в ЮАР во время апартеида. Когда южноафриканский апартеид задохнулся, его руководители поняли, что все, что им нужно было сделать, – привлечь черных лидеров к распределению богатства и благосостояния, а взрывная жадность умалила способность негров и индийцев объединяться в кварталы и гетто.

Однажды я спросил себя, как Мандела и Ко планируют вывести черных южноафриканцев из бедности? АНК создал отличный план, безошибочно заявив в сегменте Устава партии «Свобода»:

«Национальное богатство нашей страны, наследие южноафриканцев, должно быть возвращено людям, минеральные богатства под землей, банки и монополистическая промышленность передаются в собственность народа в целом, все остальные отрасли и торговля должны контролироваться, чтобы способствовать благополучию людей…»

Этот раздел Хартии свободы АНК не согласуется с концессиями, которые они сделали, например, в конце 1992 года, так называемые «положения о закате». Он подготовил почву для правительства национального единства (любимый метод диктаторов, чтобы смешать волков и ягнят и распространить популярный спрос на перемены) за нелепые гарантии работы, которые защищают гражданских служащих эпохи апартеида.

Знает ли кто-то в эпоху пост-апартеида, что происходит, когда бедные чернокожие требуют долю богатства страны? Ужасная истина заключается в том, что ответ был таким же, как и при апартеиде: их пристреливают, как бешеных собак. Кадры, которые распространялись после резни шахтеров в Марикане в 2013 году, ничем не отличались от резни в Шарпевиле в 1960 году. Только на этот раз изображения были в цвете, это цветные полицейские делали бесчеловечную работу. Еще унизительнее, мир был ошеломлен, узнав, что двести семьдесят шахтеров были арестованы и обвинялись за нарушение доктрины об «общей цели», той же самой доктрины, использовавшейся и злоупотребляемой во время апартеида. Из-за протеста групп наблюдения за соблюдением прав человека и международного давления было отменено причудливое обвинение, и все заключенные в тюрьму шахтеры были освобождены.

Жизнь Манделы и образование АНК должны быть поучительной сказкой для начинающих борцов за свободу и людей, рукодвоствующихся верой в равенство по всему миру; власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно, как точно сказал лорд Актон. Мне больно видеть, что в ЮАР, со временем разрыв между белыми и «не имеющими ничего» чернокожими достиг самого высокого уровня. Действительно, в 2009 году ЮАР обошла Бразилию как самое расслоенное общество в мире. Тем не менее я с большим удовольствием наблюдал за тем, как президент ЮАР, Джейкоб Зума, стал унижаться перед иностранными чиновниками из-за мемориала Манделы. Народное выражение недовольства АНК! Это было так трогательно.

В 2013 году мы с женой переехали из солнечной южной части Соединенных Штатов, куда-то ближе к холодной Канаде. Лучшее этническое описание этого очаровательного маленького городка: черный город-призрак. Мы всегда чувствовали себя обязанными радоваться присутствию другого черного человека, кивая головой друг другу. Будучи привыкшим к югу, где негры населяют значительный кусок иерархического дна общества, я наивно думал, что здесь не может быть какого-то сильного запаха разлагающейся нищеты. Затем наступил День Благодарения 2013 года, мы были на пути в Нью-Йорк, когда вдруг посреди дороги появилась тень. Там, сражаясь с ужасной температурой и легко одетый, шел бездомный белый человек, на нем был большой знак. Боже, тупые водители почти переехали его. Когда мы подъехали ближе, я опустил окно, чтобы дать ему доллар. Что-то изменилось во мне, потому что я увидел лицо человека, униженного и разбитого. С того момента, я продолжал видеть одно и то же выражение у детей, женщин или мужчин в разных местах.

Города поняли, что переназвать – это умный способ выразить презрение к определенной группе. Циничное закручивание гаек позволило городам наказывать бедных. Повсюду на этой красивой планете запрещено «агрессивно» попрошайничать. Некоторые города даже зашли так далеко, что активно проводили образовательные программы для жителей, советуя им не подавать попрошайкам (извините, название, заимствованное у кандидата Республиканской партии 2012 года на пост президента Соединенных Штатов Митта Ромни) и полицейские подразделения были проинструктированы, чтобы запугивать попрошаек, особенно вокруг центральных зон. Развивающиеся страны более творческие, они добавили сверхъестественный элемент или вуду. Путешествуя по нескольким странам третьего мира, параноидальные гиды и друзья всегда предупреждали меня не давать деньги уличным нищим, и, если я когда-нибудь осмелюсь, то, деньги будут таинственно исчезать из моих карманов, и я возьму на себя проклятие джуджу. Я посмеялся и нарушил это нелепое правило. Я могу засвидетельствовать, что я не превратился в козу и не был поражен молнией, и все исчезновения моих денег объяснялись моими поисками мирового счастья.

8