Выброшенный за борт: по этим причинам. Экономический джихад | Страница 6 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Прошло довольно много времени с тех пор, как я оказался в дилемме, похожей на дилемму Коула. Несомненно, крестовый поход, который я предпринял, заставил меня пережить такой опыт, который я и представить не мог. Могу заверить вас, что жизнь монаха-отшельника еще не казалась мне такой привлекательной. Я должен также сказать, что эта эмоциональная экспедиция разбила мои близорукие линзы жизни, что заставило меня наблюдать за моим окружением, опираясь на все мои чувства и высокое чувство сознательности. После установления новых приоритетов я стал плохо спать. Мой ум улетает во время скучных семинаров и разговоров. Когда голоса в голове указывают вам то направо, то налево, жизнь становится катанием на американских горках. Я удивился, когда дьявол одолел меня? Я не могу позволить себе нанять психолога, тем более Брюса Уиллиса (я пытался). Я надеюсь, что воспоминания критических событий моей жизни помогут мне проследить первоначальный триггер, который привел к одержимости заботой о менее удачливых, и это изгонит моих демонов. Я не могу перестать видеть бедных людей!

Родители Тары, иммигранты из Гаити, убежали от тяжелой жизни в Нью-Йорке, чтобы воспитывать новорожденного, и вышли на пенсию в Южной Флориде. С того времени, как мы с Тарой встретились, она сердилась за то, что ее увезли из Нью-Йорка и все уши мне прожужжала о «Большом яблоке». Если вы послушаете мою жену, как она говорит про Нью-Йорк, вы начинаете воображать что это город с молочными реками и медовыми берегами, нирвана, где на каждом углу ждут возможности и прекрасные впечатления. Это стало огромным разочарованием для моей жены, что мы не переехали в ее город мечты, а приехали в причудливый городок в Массачусетсе. Как ни странно, я регулярно ездил в Нью-Йорк на учебу. Факультет, на который я поступил, был расположен на Манхэттене, прямо посреди исторических небоскребов, недалеко от круглосуточно и хронически зараженного туристами Таймс-сквер. Учитывая мой опыт, я должен предупредить людей, до смерти желающих откусить от «Большого яблока», прежде чем ехать дальше на север, чтобы слиться с очень достойно стареющими и богатыми людьми, сбежавшими раньше, что в Нью-Йорке проживают самые смелые финансовые преступники в мире: Нью-Йоркская фондовая биржа, NASDAQ и самая безалаберная международная штаб-квартира Организации Объединенных Наций. И капитал этих преступников выше, чем в Саудовской Аравии, и почти в два раза больше, чем в Швейцарии, больше, чем доход миллиардера мэра Майкла Блумберга и больше, чем жизнь неофициального мультимиллионера лидера черных в городе, Шона Джона Комбса известного как Пафф Дэдди. Все гламурные журналы писали о Бродвейском театре и показном дорогостоящем универмаге Бергдорфа Гудмана, чтобы не обращать внимание на проблему грызунов города и кровопролития в Браунсвилле, в Бруклине. Почему город не в состоянии заботиться о бедных? Когда я шел через толпу, которая, казалось, слишком занята, чтобы остановиться, я постоянно натыкался взглядом на каждый угол, облепленный бедными. Это терзает меня, как город ярких сверхбогатых людей, таких как Дональд Трамп, не может найти человеческое решение для своих менее удачливых людей, как предполагает теория просачивающегося богатства.

Это мучительно, я иду с центральной станции в Нью-Йорке, уклоняясь от запущенных психически больных и избегая зрительного контакта с теми, кто лежит на полу. Это угрюмое зрелище превратило меня в хорошего священника, раздающего Евхаристию или в моем случае, деньги на обед. Когда наступила зима, я понял, что вокруг моего обычного пути распятий становится меньше и меньше нищих. Наконец, я мог позволить себе пообедать без соуса из жгучего чувства вины. Я не мог долго подавлять подозрения и стал спрашивать, куда делась лава бездомных, к которой я привык. На самом деле никакого чуда не произошло – просто погода. Поскольку старая добрая зима показывает свое мрачное лицо, бездомные пытаются найти теплые приюты и, неизбежно, скрываются с глаз.

В 2013 году появилось тревожное сообщение о том, что число бездомных, прибывающих в приюты, выросло, и из-за ограниченных возможностей жилья, как взрослых, так и детей пришлось выгонять. Что можно сказать о множестве ветеранов Соединенных Штатов, которые остались без крова? Если Соединенные Штаты, которые в настоящее время считаются самой богатой страной на Земле, не готовы сдвинуть Небо и Землю, чтобы заботиться о тех, кто ответил на призыв с честью служить стране и отворачиваются от благородных существ, которые подвергли свою жизнь риску, чтобы защитить нацию, то я, в отличие от США, не могу думать ни о ком другом, и переживаю за них.

По мнению Всемирного банка, в то время как я сочувствую, более половины жителей Мумбаи живут в трущобах. «Миллионер из трущоб» – это то, как большинство людей западного мира считают, живут в Мумбаи, и там были сняты несколько сцен из фильма. Мумбаи – город контрастов, в котором проживают самые богатые бизнесмены страны и звезды Болливуда. Я не могу не задаться вопросом, не стали ли архаическая кастовая система и глубоко укоренившаяся религиозная вера склоняться к тому, чтобы свалить расслоение в своем обществе на волю божественной силы: судьбу. Я не мог найти никакого общественного протеста против бюджета индийской космической программы (I.S.R.O), который постепенно увеличивался до 1,3 млрд долларов в 2013 году. Бюджетные показатели I.S.R.O. привели к тому, что такие страны, как бывшая колониальная держава Индии, Соединенное Королевство, и один из лучших приятелей этой державы, США, сократили фонд помощи Индии. Эта сумма, очевидно, мала по сравнению с бюджетом I.S.R.O, но это было спасением, программы предоставляли необходимые услуги примерно 421 миллиону бедных индийцев. Это число выше, чем население в двадцати шести беднейших африканских странах. Какова была реакция Индии на сокращение помощи? «Нам не нужна помощь», – сказал в то время министр финансов Индии П. Чидамбарам.

В ноябре 2013 года мои индийско-американские друзья праздновали, когда космическая программа Индии подтвердила, что зонд Марса запущен для запланированного десятимесячного путешествия. Индийский зонд на Марсе вызвал у меня глубокие подозрения. Он некоторое время вращался вокруг Земли. Я полагаю, что индийские ученые впали в депрессию, глядя на индийские трущобы, и решили выключить свои телескопы. Цель миссии не в том ли, чтобы найти новое укрытие для индийской элиты или свалку/окончательное решение для бедных населенных мест, таких как трущобы Мумбаи? Если последнее, то несколько статей о ратифицированном соглашении между Федеративной Республикой Нигерия и Индией о космических программах, при кучах трущоб, разбросанных вокруг Абуджи, должны быть очень к месту!

Теперь попробуйте погулить самый дорогой дом в истории мира. Удивительно, но он не расположен в Манхэттене или где-нибудь в Париже, он находится в Мумбаи, в Индии, и его стоимость составляет более одного миллиарда долларов! Двадцатиэтажный небоскреб имеет шесть подземных парков, этаж занимает медицинский центр, и для его обслуживания требуется около шестисот сотрудников. Эта гигантская резиденция является домом для индийского миллиардера, Мукеша Амбани, его жены, двух его сыновей и одной дочери. Не это мучает меня, а то, что в стране, где многие дети голодают и живут в трущобах, он решил потратить миллиард долларов на строительство своей резиденции на земле, ранее принадлежавшей приюту для сирот. Земля была выделена для обучения малоимущих детей. Я предполагаю, что он хотел иметь прекрасный вид на город и его трущобы.

А вот давайте обратим внимание на прекрасный залив во Флориде, где находятся самые красивые пляжи планеты. Любой, кто желает городской жизни и быстрого доступа к великолепным пляжам, должен обратить внимание на город Тампа – это подходящее место для жизни из-за его близости к прибрежному городу Санкт-Петербург. Теперь у любого туриста будет чудесная возможность бродить под ласковым солнцем, пробовать аутентичную американскую гурманскую кухню в центре города и покупать на пляже мороженое. Но когда солнце сядет, желательно, чтобы люди постарались не появляться в центре города. Я поздно ночью оказался в центре города, ожидая, пока автобус Грейхаунд отвезет меня обратно в Тампу. Клянусь, преступность – это не то, о чем люди должны беспокоиться. Стая бездомных, укладывающих свои ящики, пытаясь найти убежище вокруг внушительного здания местной католической церкви и центрального парка, рвет душу. Вдобавок к этому унижению, бездомные постоянно подвергаются преследованиям со стороны полиции в ходе патрулирования, обеспечивая то, что я называю декретом нулевой терпимости к бедным, принятым местным советом. В качестве тактики, чтобы избавиться от бедных, после ареста и освобождения, они получают билет на Грейхаунд из Санкт-Петербурга в любое место по своему выбору, которое обычно является Тампой. Я считаю, что это одна из самых творческих и дьявольских мер, предпринятых с целью сохранения донкихотского образа города.

6