Выброшенный за борт: по этим причинам. Экономический джихад | Страница 3 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

В детстве я был уверен, что социальное, коммерческое, торговое и политическое неравенство диктуется законом природы, кто-то должен был быть бедным, чтобы быть слугой богатых! В середине 90-х богатые конголезцы искали на западе убежища от гражданской войны. Я стал свидетелем того, как в мгновение ока большинство из этих семей потеряли привычный образ жизни. После двадцати лет в изгнании, даже самые могущественные генералы и близкий круг бывшего президента постепенно поддались калечащей нищете. Неудивительно, что некоторые бароны и крестоносцы прежнего режима поползли обратно домой и сейчас активно участвуют в новой системе паразитов. Мой мудрый южноафриканский друг ссылался на закон природы, чтобы объяснить этот цикл: «Змея всегда остается змеей!»

Я лично заявляю, и это проклятая универсальная истина, что люди, как и народы, больше заботятся о себе, пока удача от них не отвернется. Как например с движением «Захватим Уолл-стрит» после того, как американцы были потрясены крушением своей мечты о доме с белым забором, а обычные трудяги увидели, что их пенсии полностью уничтожены несколькими жадными проходимцами. Другим показательным примером является небольшая группа российских олигархов, которые выпали из милости Владимира Путина и теперь не могут удержаться и не проповедовать справедливость и равенство из своей золотой ссылки в Лондоне. Что можно сказать о европейских странах, жонглирующих внешним долгом, который выше, чем стоимость самой страны (валовой внутренний продукт)? Добавьте к этой картине Бразилию, Россию, Индию и Китай – страны БРИК, которые парят на своем экономическом росте за счет страданий Матери-природы. Добавьте к этому арабское поколение Facebook, которое больше не довольствуется крошечным кусочком своего национального богатства, хотя меньшинство в это время дерется за остатки, пытаясь добраться до кормушки.

Эти недавние пузырящиеся вулканы должны пробудить наше чувство, сподвигнуть переступить рамки, разрушить статус-кво. В двадцать первом веке унылые речи экономистов «все будет хорошо, пока мы останемся на текущем курсе и немного подмажем старые колеса капитализма», давно потеряли свою силу и актуальность. Более, чем когда-либо необходимо инициировать культурную революцию и разработать реальную альтернативу господствующей жестокой и примитивной социальной, коммерческой, торговой и политической системе, которой является капитализм.

Гремучая смесь в моем сознании вскипела из обычной задачи, стоящей перед каждой нацией на этой умирающей планете: социальная, коммерческая, торговая, и политическая несправедливость (с этим согласен любой). Это результат болезненного крестового похода, с целью обнаружить прагматичный способ сделать эту пропасть меньше. Не судите, заранее, я не настолько безумен, чтобы призывать вернуться в седло любой из мертвых лошадей. Социализм и коммунизм потерпели неудачу, но теперь капитализм заставляет потерпеть неудачу нас.

Есть много сложных темных лабиринтов, через которые проведет вас эта книга. Я твердо верю, что экономисты должны перестать ставить религию и медицину главными целями раскрытия тайн неестественного и естественного, одновременно утешая нас или злоупотребляя нами. Ответственность за экономику заключается в том, чтобы найти средства для выравнивания, насыщения и накопления, а не объяснять происходящее пространными рассуждениями. Вместо этого модно просто прославлять социально-экономическую асимметрию.

Я отметил скептицизм в отношении того, будут ли когда-либо работать какие-либо социальные, коммерческие, торговые и политические формы, кроме капитализма. В настоящее время люди не понимают, что капитализм является частью парадигмы, основанной на варварских социальных нормах и практиках. Понятно, что когда некое социальное устройство доминирует в какой-то области столько, сколько доминирует капитализм, легко забыть, что существуют или могут быть построены другие модели, которые руководствуются иными целями и задачами. И мы начинаем верить, что есть только один способ сделать что-то, мы попадаем в опасную ловушку.

Где та волшебная книга, чтобы узнать, как снять заклятье? Как бык в ярости, из-за неверия друзей и коллег, я резко прервал свою перспективную карьеру в области интеллектуальной проституции и занялся тем, что казалось академическим бродяжничеством. Моя первоначальная задача состояла в том, чтобы проследить всю систему торговли начиная с бухгалтерского учета, переходя к управлению финансами и, в конечном итоге, перейти к экономике. Когда я размышлял о запланированном последнем этапе моего путешествия, меня тошнило от экономических «гуру», которые тратили все время, на заявления о случайной корреляции, чтобы произвести впечатление на публику, а не на то, чтобы ясно и кратко объяснить социальные, коммерческие, торговые и политические механизмы и средства защиты от глобальных экономических проблем. К сожалению, ленность этих ораторов формировала точку зрения аудитории. Тот опыт, которым я могу поделиться с теми из вас, ребята, кто будет исследовать сегодняшнюю доминирующую форму коммерции и торговли, при капитализме, не вызовет у вас приятной реакции, и вам придется быть готовыми выдержать нападки бредовых маккартистов, как приходится обычно мне.

Я оставил класс неряшливых умников ленивцев-интеллектуалов и политиков, которые ходили на цыпочках вокруг да около насущных вопросов. Вместо этого ты, читатель, и я поплывем против течения. Главы с первой по шестую – это примеры против нынешней социальной, коммерческой, торговой и политической системы, а также политического статус-кво – капитализма. Если вы дочитаете до седьмой главы, то крепко держите меня за руку, читая дальше, главы с восьмой по десятую, где меня погребают подсознательные согласия с основами капитализма. Вдумчиво изучите одиннадцатую главу и приготовьтесь к сильному удару в лицо. На заключительном аргументе главы двенадцатой следуйте рекомендации Джеймса Тобина: «Хорошие труды по экономике содержат сюрпризы и стимулируют дальнейшую работу».

Что дальше? Я сделал эту книгу более легкой для чтения, чем сжигание жира. Каждая глава начинается с цитаты, давая вам понять, чего ожидать, я добавил «интерлюдии» между разделами, чтобы привлечь молодых читателей с дефицитом внимания и сделать чтение интереснее для литературных энтузиастов. Я признаюсь людям, которые ожидают красочных карт и цифр, и экономистам, пристрастившимся к кетамину (эти их математические модели), я искренне сожалею, что подвел вас. Одно можно сказать наверняка, я никогда не опускал рук. И да, я не тратил впустую свою энергию на споры экономистов двадцатого века. Вам не нужно пробовать навоз, чтобы понять, что это навоз, зловония лжи достаточно, чтобы опознать ее.

Написать книгу, это как оказаться голым перед большой аудиторией. Я всегда был к этому готов. Но моя постоянная внутренняя борьба, пока я проходил через этот опыт, заключалась в том, чтобы синхронизировать ум и сердце. Мне пришлось преодолеть соблазн писать только про страсть или про разум. И образная яркость, и точность необходимы в моем деле создания новой концепции. Помните, что в жизни страсть без разума – это пустая трата энергии, а разум без страсти – тупик.

Одна выдающаяся душа, Свами Вивекананда, часто говорил прекрасную вещь: «Возьмите идею. Сделайте эту идею своей жизнью – думайте об этом, мечтайте об этом, живите ею. Пусть мозг, мышцы, нервы, каждая часть вашего тела, наполнятся этой идеей, отбросьте все остальное. Это и есть путь к успеху».

В один прекрасный день мир может узнать о том, скольким я пожертвовал, чтобы развить эту идею, о которой я искренне забочусь, о решении серьезной мировой социальной, коммерческой, торговой и политической несправедливости. Эта книга была бы напрасной, если бы не предоставила полноценную альтернативу капитализму, средство, которое могло бы справедливо исправить ошибки социально сознательных экономистов. Пришло время вернуть диалектический анализ, не вызывая старых экономических демонов. Прежде всего, я надеюсь, что эта книга стимулирует ряд людей к обсуждению и дальнейшему развитию решения, предложенному в этой книге, или даст жизнь пути отличному от капитализма. И пусть Уильям Годвин упокоится, наконец, в мире.

3