Как довести прекрасного принца | Страница 9 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Госпожа ведьма, не губите! – Я и проморгаться не успела, а Миллисандра уже бухнулась на колени.

– Во-первых, я – Элли.

– Госпожа ведьма Элли, – охотно исправилась страдалица.

– Во-вторых, для того чтобы сгубить, мне было бы достаточно бросить тебя на том пляже…

Миллисандра подумала и кивнула, признавая мою правоту.

– А в-третьих, мне плевать, что с тобой будет дальше.

Не дожидаясь ответа, я выпрыгнула в окно. Ступа была наготове и подхватила меня на лету.

Да чтобы я еще хоть раз связалась с принцессой! Разовая помощь – одно, а в вечные няньки или телохранители я не набивалась. И потом, какой от нее толк? Даже родового проклятия нету! При мысли о дипломной работе, для которой у меня до сих пор не было практического материала, мне стало совсем грустно. А печалиться лучше всего в правильной компании!

Приземлившись, я достала из сумки клубочек.

– Миленький, покажи мне дорогу к избушке Листика.

* * *

Домовые – народец хозяйственный, но прижимистый и некомпанейский. Годами могут носа из облюбованного жилища не высовывать. В Златолесье домовые не водились, в академии не прижились, так что мне приходилось довольствоваться теоретическими знаниями. Они-то в настоящий момент и подвергались серьезным сомнениям.

На полянке перед избушкой Листика шла коллективная засолка огурцов. Зелененькие, пупырчатые, упругие, точно прямо с грядки, они аккуратными горками лежали в кадках. Рядом стояли огромные бочки. В одной готовился рассол, из другой по пояс высунулась знакомая мне русалка и руководила процессом:

– Чеснока не жалей. И хрена. Хрена побольше. Асмодей Бультыхович остренькое обожает.

– Да будут мне тут всякие чешуйчатые указывать, как огурчики засаливать! – Листик бухнул в кадку пригоршню чеснока, а затем от души сыпанул перца.

– Апчхи! Р-р-ры на вас! – Лежащий возле бочки Захарий недовольно тряхнул мордой. – Путевое бы что приготовили. Расстегаи, там, или кулебяку.

– Сам ты бяка лохматая. Ничего в разносолах не понимаешь, – возмущенно дернула плечиком русалка.

– Будешь обзываться – к озеру на собственном хвосте поскачешь, – обиделся волкодлак.

– Не помешала? – громко поинтересовалась я.

Увидев меня, русалка чуть ли не выпрыгнула из бочки.

– Элли, пообещай, что это навсегда!

– Ты же сейчас не место своего пребывания имеешь в виду?

– Да при чем тут я! Речь об Асмо-оде-е-е… – певуче пояснила она.

Какой еще Асмодей? Я покосилась на Листика в ожидании пояснений.

– Ох, Эллюшка. Как ты? Не икается? Ушки не горят? – ехидно вопросил тот.

С ушами у меня был полный порядок, но слова Листика заставили насторожиться.

– Да р-раслабься, – раскатистый рык заменял волкодлаку смех. – Хор-рошо ты над нашим водяным поколдовала. Р-русалки тебя на р-руках носить готовы.

– Правда? Да я же вроде только прежний облик вернула.

Резкий порыв ветра подхватил невесть откуда взявшийся кусок тонкого пергамента и швырнул мне в лицо.

– Прошу прощения, не рассчитал. – Материализовавшийся Иов аккуратно отлепил пергамент от моего носа.

Я сделала пару шагов назад и увидела изображение широкоплечего мускулистого красавца-русала. Он восседал на плавающей коряге, с гордостью демонстрируя кубики пресса, и только залысина на голове да нос картошкой подсказывали, что на рисунке изображен известный мне Водолей Бультыхович.

– Ежки-поварешки… – еле слышно выдохнула я.

– Хоро-ош, – томно выдохнула русалка. – Осчастливила ты наше озеро, ведьма. Асмодеюшка – кладезь тестостерона в нашем подводном царстве.

– Так его же Водолеем звать, – неуверенно напомнила я.

– Разве такой эталон мужской силы может зваться Водолеем? Он Асмодей, владыка пресных вод и водоемов.

– Миленько.

Сначала я сочла, что рыбохвостая переигрывает, а потом поняла: втрескалась она, как треска на нересте. Как там Захарий сказал? Русалки на руках носить готовы? Лишь бы через недельку-другую, после завершения огурцово-икорного периода, не возжелали меня утопить. Пожалуй, от озера мне теперь лучше держаться подальше.

– А я принцессу утащила, – словно между прочим обронила я.

– Симпатичную? – ревниво спросила русалка.

– Сама не пострадала? – Домовой прервал процесс сортировки огурцов.

– Кор-рмить ее пр-ридется, – со знанием дела заметил Захарий.

– А я думала, что хоть кто-то спросит, зачем я это сделала, и заодно подскажет варианты ответов.

– Украла – значит, для дела, – уверенно произнес Иов.

– Логично. Осталось придумать для какого.

– Связала ты ее хотя бы надежно? А то заплутает в лесу – замучаешься искать, – рассудительно заметил Листик.

Мне и в голову не пришло, что Миллисандра может попытаться выбраться из башни. Нет, глупости это. Не станет такая изнеженная девица рисковать собственной шеей. И потом, комната ей понравилась. Сама заявила, что хочет в ней пожить. Еще бы я знала, кому принадлежит Черная башня и как быстро в ней объявится владелец.

– Листик, а Черная башня чья?

Услышав вопрос, домовой заметно вздрогнул.

– Не стоит ею интересоваться. Вот зачем тебе какая-то башня? Избушка намного лучше. И компания здесь приятненькая, и пожевать всегда что-нибудь найдется.

Я перевела взгляд на Захария. Волкодлак сначала сделал вид, что спит, а потом приоткрыл один глаз и проворчал:

– Любопытство сгубило кошку.

Иов оказался самым догадливым. Призрак печально покачал головой и тут же сдал меня:

– Наша Элли уже побывала в башне.

– Это ж когда успела?! – Листик от изумления подпрыгнул на месте. – Нам почто не сообщила?

– Вот считайте, что сообщаю.

– И принцессу ты в ней поселила? – ужаснулся Иов.

– Она сама напросилась.

Молчавшая до сих пор русалка едва не вывалилась из бочки.

– Что, так и сказала?

– Ну да. Хочет немного там пожить. А что не так? Башня уже занята?

– Пустая она, – просиял Листик. – Пусть твоя принцесса живет, сколько ей надобно.

– А если р-рискнет чудить – мы ее съедим! – оптимистично подгавкнул волкодлак и поклацал зубами для пущего эффекта.

Выглядело жутковато, однако все прекрасно знали, что Захарий мяса не ест, что, впрочем, не мешало ему мечтать о настоящей волчьей охоте.

– Надо же… Принцесса… – Листик пощелкал языком. – Принцесс в нашем лесу еще не было.

– И что ей дома не сиделось? – Русалка недобро зыркнула в мою сторону. Не иначе как опасалась, что прибывшая положит глаз на водяного.

– Вот об этом я и хочу с вами поговорить. Я эту принцессу вроде как спасла.

– Ты ее укр-рала, – напомнил Захарий.

– Со стороны все выглядело именно так. Однако произошло это в процессе покушения.

– А вот с этого момента поподр-робней! Скольких ты уложила? Кр-ровищи много было? – В ожидании ответа волкодлак замер с открытой пастью, даже язык наружу вывалил.

– Много, – не стала разочаровывать его я. – Одному наемнику я вспорола брюхо, второму выколола глаза, третьему…

Придумать, какая кара постигла третьего нападавшего, я не успела. Захарий жалобно заскулил и упал в обморок. И в кого он такой чувствительный? Свирепый волкодлачий облик никак не отразился на его характере. Кто бы ни превратил Захария в черного волка-переростка, он знатно повеселился.

– Выходит, девчушку дома обижали? – задумчиво изрек Листик.

– Отравить регулярно пытались, убийц с кинжалами подсылали.

– Как страшно жить принцессам! – В голосе русалки не было ни капли сочувствия.

– Защитник ей нужен. – Листик задумчиво почесал в затылке. Я с сомнением покосилась на валяющегося на земле волкодлака. – Да не этот блохастый, а рыцарь. В идеале – принц.

– Ты кого блохастым назвал? – Очнувшийся Захарий клацнул зубами у ноги домового, но тот и бровью не повел.

– Делать мне нечего, принцев для нее искать. Я ведьма, а не сваха.

– А если совместить? – хитро улыбнулся домовой. Выражение лица Листика намекало, что у того созрел коварнейший план.

* * *

Кто бы мог подумать, что домовой, обитающий в глухом лесу, может мыслить настолько масштабно! Листик счел украденную мною принцессу подарком небес для заскучавшей нечисти. А раз уж Миллисандра сама возжелала погостить в Черной башне, то мне осталось лишь сделать так, чтобы к временному пристанищу ее высочества потянулись герои, жаждущие освободить принцессу из заточения.

9