Как довести прекрасного принца | Страница 15 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– А вы его вежливо попросите, – предложила я. – Животные ласку уважают.

Люциус посмотрел на меня как на полоумную, но хамить не рискнул. Видимо, вспомнил, что имеет дело с ведьмой, умеющей превращать вино в обмылки. Не далее как полчаса назад он так ругался в трактире Ивовска, что я не выдержала и нарушила собственное правило: «Не навреди клиенту, пока он не добрался до пункта назначения».

Место икс начиналось всего в паре шагов. Дремучий, населенный самой разнообразной нечистью и заповедными тварями Темный лес являлся загадочной и до сей поры не изученной аномалией. Доподлинно было лишь известно, что с нехорошими мыслями в него соваться не стоило, а уж если ступил на свой страх и риск, то рассчитывай на собственные силы. Люциус Эмброуз был свято убежден, что нанятая за звонкую монету ведьма решит все проблемы. Я могла бы завести рыцаря в чащу и предоставить лесу самому решить его судьбу, но мучить коня зря не хотелось. Вон как отощал, грива свалялась, на спине рубцы от хлыста. Придется к эльфам на выпас отогнать, а то за такого доходягу мне много не выручить. Еще и Миллисандра рассмотрела своего героя как следует. Любовь прошла моментально, а призрак Иов передал мне в Ивовске послание. Ее высочество требовала, чтобы я не смела приводить этого заносчивого крысенка к ее башне. Тут наши мысли совпадали, я и сама не горела желанием терпеть сэра Эмброуза дольше, чем это было необходимо.

– Едем или как? – поинтересовалась я по большей части все-таки у коня. – Учтите, томящаяся в башне принцесса моложе не становится.

Вторая часть предупреждения предназначалась уже рыцарю.

– Да кого интересует ее внешность?! Я бы женился на принцессе Миллисандре, даже будь она старой каргой.

Раскатисто рассмеявшись, сэр Эмброуз стегнул коня хлыстом. Тот понял, что от судьбы не уйдешь, и смиренно потрусил по дорожке. Я запрыгнула в ступу и полетела следом.

Мы углубились в лес. Несмотря на вполне дружественный пейзаж и отличную погоду, Люциус был недоволен. Он вновь завел любимую шарманку и принялся рассуждать, где бы он сейчас был, если бы остался в Турине.

Вот и что в нем девушки находят? Даже самой распрекрасной внешности не под силу компенсировать отвратительный характер. Ничего! Недолго осталось терпеть.

Пока я мысленно уже отмечала успешное доведение первого претендента на руку принцессы, герой добрался до места засады.

Разглядев, в каком виде нас поджидал Диво, я едва не вывалилась из ступы. Актер дремучего театра раздобыл где-то настоящие яблоки и привязал их на ниточках к своим кривым, покрытым мхом ветвям. Его напарника Ольха пока не было видно, но я не сомневалась, что древень бдит и жаждет появиться на импровизированной сцене.

Стоило рыцарю подъехать поближе, как одна из ветвей фальшивой яблоньки опустилась пониже и сцапала коня вместе со всадником. Я подобное отклонение от сценария не одобрила и тихо выругалась. Конь мне нужен был целый, невредимый и во вменяемом состоянии. Мне же его еще продать надо!

Конь истерично заржал и забил в воздухе копытами. Его горе-хозяин внезапно решил, что он птичка, и сиганул с двухметровой высоты. Я едва успела замедлить его падение, иначе, вместо того чтобы помахать платочком улепетывающему со страху рыцарю, мне бы пришлось вправлять ему кости. Конь продолжал ржать. Чтобы пресечь данное безобразие, я магией сорвала с лжеяблоньки фрукт и сунула коню в зубы. Ржание сменилось довольным хрумканьем. Рыцарь задрал голову, пытаясь рассмотреть среди ветвей утерянное имущество, и тут второй участник засады выбросил на дорожку еще один реквизит. Вид полуобглоданного лошадиного черепа, щедро политого томатной пастой, заставил меня согнуться пополам от смеха. Из ветвей отчетливо раздавалось громкое чавканье – заморенный голодом конь не терял времени даром и уничтожал реквизит.

– Колдуй, ведьма! Иначе и нас сожрут! – заверещал сэр Эмброуз.

Я выбралась из ступы; плечи все еще подрагивали от сдерживаемого смеха. На рыцаря без слез уже было не взглянуть. Клиент «дозрел», и его пора было «срывать». Для этого было бы достаточно развеять иллюзию приветливого леса. Я уже приготовилась отменить колдовство, как земля перед нами зашевелилась и из-под нее выбралась когтистая лапа.

– Волкодлак! – заголосил рыцарь.

– И не один, а с компанией! – грамотно поддержала панику я.

– Жрите ведьму, я невкусный! – Выдав указание, герой бросился по дорожке прочь от светлого семейного будущего. Теперь наверняка до самого Ивовска будет без оглядки драпать.

Идиллию нарушало лишь деловитое чавканье – волкодлак добрался до приправленного томатной пастой лошадиного черепа, – как вдруг позади раздались тихие аплодисменты.

Представление прошло на ура, но явившийся зритель не был желанным. И как только нашел? Выследил, зараза остроухая. А ведь я предупреждала, чтобы не смел ко мне приближаться!

Я украдкой сунула руку в напоясный кошель и зачерпнула щепотку сонного порошка. Средство было забористое, причем природного происхождения, мне грибовичи целый пакет подарили. Резко обернувшись, распылила порошок прямо в лицо незадачливому полуэльфу. Тот закашлялся, воздух зазвенел от защитных чар. Размечтался! От сонных шляпок грибовичей магия бессильна.

– Ведьма… – еле слышно прошептал маг и повалился на землю.

– Сама знаю, – самодовольно хмыкнула я.

Вот же упрямый тип! Я-то считала, что мы раз и навсегда все выяснили.

– Это он? – уныло вопросил волкодлак.

– Он, – вздохнув, подтвердила я.

– Настырный, – недовольно проскрипел Ольх.

– И тяжелый. – Диво подцепил спящего мужчину веткой и понес прочь из леса.

Правильно! Лес у нас заповедный, чай не ночлежка. И нечего всяким полуэльфам в нем дрыхнуть.

* * *

Мало спланировать и провести операцию – надо еще грамотно подбить итоги. Я восседала на покрытом мхом валуне и важно таращилась на членов передвижной труппы «Ведьма и компания». Актеры старательно выдерживали драматическую паузу, но я-то видела, как их распирало от желания высказать все, что накипело. В центре полянки гордо торчал позабытый рыцарский меч, к нему были привязаны поводья добытого четвероногого. Конь с завидным пофигизмом пощипывал травку. Ему было откровенно плевать, что на его шкуру имеет виды настолько разношерстная нечисть.

Захарий уже предлагал не маяться с продажей, а употребить конину по прямому назначению. На что Ольх сложил сучковатую ветку в подобие кукиша и сунул волкодлаку под нос. Иов тут же изобразил сию феноменальную комбинацию на пергаменте углем. Дух несправедливо обиженного художника никак не мог угомониться и креативил при каждом удобном случае, и только домовой Листик успешно прикидывался ветошью и дрых, растянувшись на траве.

– Итак, поздравляю нас всех с первым успешно доведенным клиентом.

– Опять мы за всех раскачивались, – ворчливо проскрипел Ольх.

– Вы деревья, вам по статусу полагается, – сонно протянул Листик.

До него мы с сэром Эмброузом так и не добрались, из-за чего древни ворчали и считали Листика халявщиком.

– Я тоже пр-ринес пользу – скромно рыкнул Захарий, довольно обмахиваясь хвостом.

– Еще и слопал реквизит в процессе. Мало нам было одного дармоеда, – прошелестел Диво, потрясая ветками с болтающимися на них огрызками. Конь времени не терял и успел подкрепиться во время похищения.

– Зато наша Элли не тратила драгоценную магическую энергию, – миролюбиво заметил Иов, не отрывая взгляда от пергамента. Помимо Ольха, стоящего в эффектной позе, на наброске уже засветились моя ступа и краденый конь.

– Еще бы туточки «Его разыскивает королевская гвардия» нацарапал, – ехидно фыркнул домовой. – Премиленькая комбинация: улики, главный подозреваемый и сама пропажа.

– Которую необходимо переправить к эльфам, – напомнила я.

Диверсанты резко притихли и обратили внимание на коня.

– Я всенепременнейше готов! – бодро отчитался Листик и вскочил на ноги, гордо выставив пухлый живот.

– Опять ему достается самое интересное, – завистливо скрипнул Ольх.

– Кто ж виноват, что некоторых в земли остроухих не пущают. – Домовой стянул лапоть, выбил из него несуществующую соринку и важно протопал к ступе.

– Не спеши. Верхом поедем, – предупредила я.

После моих слов Листика аж перекосило.

– А вот и нетушки! Не дам издеваться над животинушкой. Ты на него посмотри, того и гляди замертво упадет. И что тогда? Один Захарий в наваре останется.

15