Как довести прекрасного принца | Страница 10 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– На хорошее дело я тебя подбиваю, – голосом ярмарочного пройдохи резюмировал он.

– Хорошие дела противоречат ведьмовской натуре.

– Зато к добрым ведьмам народ в очередь выстраивается, – заметил Иов, критически рассматривая лежащий в лохани огурец. В кои-то веки призрак решил нарисовать натюрморт.

– Ты забыл уточнить, что это будет очередь из претендентов на руку принцессы: скучающие великовозрастные разгильдяи, охотники за приданым, тщеславные глупцы…

– Которые получат у нас по заслугам! – Фиалка радостно потерла ладошки.

Мьятта и Яблонька сидели притихшие и грезили наяву. Мысленно они уже представляли, как к Дереву фей шагают вереницы молодых красавцев.

Как-то незаметно засолка огурцов переросла в массовый сбор. На полянку к избушке прилетели не только феи – пришелестели древни, даже грибовичи пожаловали. Русалки тоже рвались, но на всех бочек не напасешься. Водились в Темном лесу и такие создания, которых никто бы в здравом рассудке звать на совет не стал, однако я не сомневалась: и они пронюхают о женихах, после чего постараются, чтобы у тех остались самые неизгладимые впечатления о посещении Темного леса. Развлекаться будут все, кто во что горазд.

– Давно у нас никого не было, – скрипуче заметил древень Диво.

– А что к нам ходить, если репертуар неизменный, – продребезжал его брат Ольх.

– Репертуар – дело тонкое. Без благодарной публики талант чахнет и угасает.

– Так расширьте, – посоветовал Листик.

– Я могу портреты принцессы написать, – встрял Иов. – Приложим к письмам с просьбами о помощи.

– А отправим через колодец! – встрепенулась русалка. – Асмодеюшка через него связь со всеми водоемами поддерживает. Так что о нашей принцессе узнают и князья Солмара, и вельможи из Турина, и сыновья вождей из Великой степи, а там и детки королей и императоров подтянутся…

В этом я ни капли не сомневалась. Однако я слабо представляла, каким образом намечающаяся авантюра поможет мне написать дипломную работу. Все-таки принцесса Миллисандра не была проклята.

Пришлось поделиться сомнениями с нечистью.

– Тебе проклятые нужны? – Дед Белогриб важно надул щеки. Прибывший позже остальных, он вступать в разговор не спешил, предпочитая сперва вникнуть в суть. – Так ты кикимору попроси, она каждого второго женишка так оприходует, мало не покажется.

Сидящие за спиной Белогриба мухоморы и поганочки синхронно закивали. Дисциплина в семействе грибовичей была суровая, военная, в присутствии деда никто рта открыть не смел.

– Нет уж! Вредить женихам я не стану!

Нечисти хорошо, она в лесу на постоянной основе проживает, а мне еще как-то надо в люди выходить. Не хотелось бы потом на каждом столбе наблюдать свою физиономию в профиль и анфас с затейливой надписью: «Разыскивается живой или мертвой».

– А тебе и не нужно будет им вредить, – сладко улыбнулась Фиалка. – Наоборот, ты станешь всячески их оберегать. Да с такой ведьмой, как ты, у претендентов вообще проблем не возникнет. Ни ма-лей-ших!

Яблонька и Мьятта переглянулись и покраснели. Надо же, оказывается, у некоторых фей совесть имеется. Быть плохишом за компанию не так-то и просто, тот же волкодлак Захарий так и не смог изжить добрый нрав и превратиться в безжалостного монстра. Внезапно я обнаружила, что больше не наблюдаю косматой зверюги на полянке.

– Народ, а куда делся Захарий?

– Побежал короткой дорожкой к домику прекрасной принцессы, – словно невзначай обронила русалка. – Может, даже съест.

Феи тут же загалдели и потребовали, чтобы на Захарчика не возводили напраслины. Дед Белогриб принялся картинно размахивать посохом и призывать всех к порядку, ибо на военном совете негоже галдеть подобно гусыням. Русалка заявила, что мы ей надоели и вообще мешаем огурчики засаливать. Иов забросил свой натюрморт и начал делать наброски присутствующих. Древни тихонечко обсуждали тонкости импровизации в диком лесу. Еще одни непризнанные таланты на мою голову!

Удивительно, но в поднявшемся шуме я расслышала голос Листика:

– Иди уже. Только учти, что к Черной башне обычными тропками долго добираться.

– А как же Захарий?

Домовой немного помялся, а потом буркнул невпопад:

– Он волкодлак.

Как будто это хоть что-нибудь объясняло!

Я призвала ступу и направила ее вверх. Где-то в тумане должны были находиться так необходимые мне ворота. Если повезет, я доберусь к убежищу принцессы раньше страшного черного волка.

* * *

Психика ее высочества оказалась такой же крепкой, как и руки. К моему прибытию она успела выбросить из окна башни стул, тумбочку и не пойми какое количество стеклянной посуды. Вряд ли хоть один из снарядов достиг цели, однако настроение несчастному Захарию испортил. Волкодлак метался у подножия башни, пытаясь угомонить разбушевавшуюся деву.

– Ваше высочество, успокойтесь, я с вами только поговорить хочу!

– Убирайся, монстрятина блохастая!

В волкодлака полетела ваза. Ударившись об обломки тумбочки, она разлетелась мелкими осколками.

– Ваше высочество, прекратите хулиганить! Эти вещи немалых денег стоят!

– А мне плевать! Я в гостях! – В руке Миллисандры блеснула связка ложек и вилок. Причем, скорее всего, серебряных. Конечно, вероятность, что она ранит ими Захария, была ничтожна, но я не собиралась проверять.

– Миллисандра, мусор будешь убирать сама! – прокричала я.

Принцесса задрала голову и увидела меня.

– Элли, где тебя носило? Меня тут съесть пытаются!

– Да я и не допр-рыгнул бы! – обиженно оскалился волкодлак.

– А вдруг ты по стенам лазить умеешь?

Захарий задумчиво приподнял лапу, посмотрел на нее так, словно видел впервые, затем перевел недоуменный взгляд на принцессу.

– Ага! Так и знала! Он сомневается! – торжествующе воскликнула Миллисандра.

– Да, сомневаюсь! В том, что нам стоит с нею связываться… – Захарий хмуро уставился на меня.

– Что, если бы я спала, а он забрался ко мне в комнату?

– Тогда бы тумбочка из красного дерева и резной стул остались бы целы. – Волкодлак потыкал лапой в мягкое сиденье. Со стороны казалось, что ему и впрямь жалко испорченную мебель.

– Да что вы прицепились к этому старью! Подумаешь, немного подправила интерьер башни. Зато места больше стало, – добавила Миллисандра уже не так уверенно. До нее наконец дошло, что за выходку могут и счет выставить.

– Я отказываюсь устраивать этой невоспитанной нахалке личную жизнь. – Захарий демонстративно повернулся к окну спиной.

– Элли, а поподробнее можно? – тут же заинтересовалась принцесса.

Проще всего было бы сказать, что никакого плана и в помине нет, запихнуть ее высочество в ступу и отвезти обратно на пляж, – но так не вовремя вспомнились рассуждения рыночных торговок о том, сколько осталось жить их бедной принцессе. Помрет еще. А меня потом совесть замучает. Идея сбагрить бедняжку на руки какому-нибудь герою стала казаться весьма привлекательной.

– Обитатели этого леса предложили выдать тебя замуж.

– А когда? – Миллисандра высунулась из окна по пояс и деловито осмотрелась: не притаился ли в ближайших кустах какой-нибудь принц?

– Вообще-то пр-ринято спрашивать за кого, – возмутился Захарий.

– Готова рассмотреть ваши варианты, – принцесса милостиво улыбнулась.

И без того страшную морду волкодлака совсем перекосило от возмущения.

– Милли, кончай дурить. Я серьезно. Мы готовы помочь тебе поймать принца, но для этого ты должна подсказать, куда нам забрасывать сети.

Миллисандра потупила взгляд и покраснела.

– Есть у меня на примете кандидат, сэр Люциус Эмброуз. Сын одного из министров. Правда, он всего лишь пятый в роду и титула не унаследует, но юноша очень перспективный, способный и весьма хорош собой.

– Миллисандра, очнись, я не вхожу в регентский совет Турина.

– Он самый замечательный, и я хочу за него замуж! – тут же исправилась принцесса.

– Тогда бери листок и пиши, где мне этого замечательного искать.

– А письмо с мольбами о спасении можно? – Принцесса мечтательно улыбнулась. – Могу даже воды на пергамент накапать, чернила размоет, и тогда мой Люциус подумает, что я плакала.

– Палец еще пор-режь и добавь несколько капель кр-рови. Тогда все решат, что тебя в лесу мучают, и захотят спасти еще быстр-рее, – ехидно предложил Захарий.

10