Случайные мысли о том, как научиться думать | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

А. Шевцов

Случайные мысли о том, как научиться думать

Литература предназначена к прочтению лицам, старше 12 лет.

© Шевцов А.

© ООО «Издательство «Роща»

* * *

Предисловие

Мне не нравится эта моя книга. Думаю, она – худшее, что я написал. Мне самому это странно, потому что я писал ее с наслаждением, и она даже была полезна тем, кто читал ее в черновиках…

Видимо, она слишком долго писалась, и когда я приступил к окончательной вычитке, почти все написанное было для меня чужим и невкусным… Я немного не уничтожил ее и остановил себя только под разумными доводами моего редактора. За время работы над этим исследованием произошло слишком много событий, которые перенесли меня словно бы в иной мир.

Я гляжу на книгу оттуда, где нахожусь сейчас, и она – не более чем личные записи в дневнике исследователя. Но еще два-три месяца тому назад она была для меня путем и жизнью. Значит, для кого-то она все еще может содержать какие-то подсказки и намеки…

В общем, я отдаю ее в издательство, но как записки и на правах рукописи, потому что мне проще бросить ее в камин, чем доводить до должного уровня. Тем не менее, в этой книге есть одна находка, которая может быть полезной. Это вывод, к которому непроизвольно приходишь, пережевав всю предшествующую муть: чтобы действительно улучшить работу своего разума, его надо обуздать.

Автор

Часть первая

Начала

Введение

Я потратил достаточно сил и времени, чтобы исследовать, что такое разум, из каких частей он состоит и на каких основаниях работает. Теперь, мне кажется, пришло время попробовать понять, как я думаю и как можно думать лучше.

Весь мой опыт показывает, что это не просто вопрос поиска приемов или даже иных принципов. Разум – не память, которую можно улучшить, проделав какие-то упражнения. И не искусство поиска неординарных подходов. Он и так постоянно достраивает себя, создавая новые орудия как свои собственные части. Все виды научной организации труда, рационализации и изобретательства дают новые плоды работы разума, но не меняют его самого.

Весь мой опыт говорит: улучшить работу разума можно, лишь поменявшись настолько, что это либо превращение в иное существо, либо смена мира. Разум работает на основе образа мира, поэтому переход в лучший мир улучшает и человека, и его разум.

Возможно ли такое?

Многие понятия, используемые мною в этой работе, взяты у так называемых мазыков – это обособленное сообщество, существовавшее на Верхневолжье со средневековья до двадцатого века, известно также как офени. Мне довелось вести этнографические сборы с 1985 по 1991 годы.

Глава 1. Успешность думания

Разум работает, решая задачи. Но у одних он работает лучше, а у других хуже. Почему?

Безусловно, причин много, и первая – это наличие соответствующих орудий. Условно говоря, если два человека решают задачу, в которой имеется математика, то тот, который обучен математике, решит задачу лучше или быстрее. Он явно успешнее думал в этом случае, но лучше ли его разум? Ответ не однозначен, потому что просто иметь те или иные умения, то есть орудия решения задач, – это всего лишь приобретенное качество. В таком случае сравнение производилось не в равных условиях.

Совсем другое дело, когда два человека с одинаковой подготовкой решают одну и ту же задачу. Вот тут их можно сравнивать, а точнее, можно сравнивать их разумы. Но обнаружим мы разницу не в разумах, а в истории их созидания, в сущности, разницу в личностях двух разных людей.

Разум – это некая исходная способность, заключающаяся в том, что мы можем создавать образы мира и вещей, а потом из этих образов творить в представлении и рассуждении способы достижения желаемого. Все части того, что мы называем разумом, на деле есть плоды неких уже сделанных усилий, то есть истории. Кроме самой исходной способности думать. А сам разум, как мы застаем его, когда впервые о нем задумываемся, – уже сложившийся большой образ, использующий другие образы.

Вполне естественно, что и сам Разум как образ и все те образы, которые нужны ему для работы, не просто складывались исторически, а еще и по-разному у каждого человека. И кто-то достроил свой Разум образами решения математических задач, а кто-то образами торговли или остроумием. Но при этом разум работает на основе Образа мира, и мир отразился в каждом из нас по-разному. К тому же нас по-разному воспитывали и научили видеть других людей. Не говоря уж о том, что мы приносили с собой в воплощение разные ценности и цели.

Поэтому мы по-разному решаем совершенно одинаковые задачи. И это еще не признаки плохого думания или неуспешности. Это лишь признаки разных путей и смыслов жизни. Поэтому народ говорит: цыплят по осени считают. Что значит, что успешность человека оценивается по итогу всей жизни, а не по тому, как он решает какую-то задачу.

Собственно говоря, людей нельзя сравнивать по способности решать одинаковые задачи, вот такой парадокс. Только кажется, что это объективное сравнение. В действительности, как раз такое сравнение самое неточное.

Решение одной и той же задачи в жизни есть просто подбор тех, кто научился решать такие задачи, у кого близкие цели по жизни. Но успешность и способность думать надо проверять по тому, как люди решают задачи, которые им подходят. Или одинаково не подходят. Последнее – лучше всего, потому что в отношении подходящих задач все разумы могут быть на очень разном уровне развития. Иначе говоря, тот, у кого больше опыт, может достроить свой разум гораздо большим числом орудий, чем другой. Поэтому лучше всего сравнивать по тому, как люди решают задачи, для которых у них нет опыта. То есть совсем новые задачи, созданные искусственно.

Однако и в этом случае пришлось бы соблюсти множество условий. К примеру, создать такой мир, который никак не отражен в образе мира подопытных. Но в таком случае победил бы не тот, кто умеет лучше думать, а тот, кто умеет быстрее познавать мир. В других случаях победа была бы за тем, у кого воспитано понятие, что надо действовать, а не пребывать в растерянности. И он был бы успешнее, но как личность, а мы пытались сравнивать разумы.

Так или иначе, но условий, которые мешают сравнивать разумы в чистом виде, так много, что эксперимент представляется невозможным в силу своей необъятности. И все же он идет. Просто мы его не распознаем как эксперимент по причине все той же необъятности, потому что этим экспериментом является сама наша жизнь. Причем, не одна, а во множестве воплощений, поскольку за одно воплощение мы и надеяться не можем выполнить все исходные условия полноценной работы разума.

Именно то, что за одну жизнь с очевидностью не удается создать в совершенстве все орудия разума, является признаком множественности воплощений души. Локк глубоко заблуждался, отрицая «врожденные идеи» Декарта. Точнее, он был прав только в том, что это не идеи. Это врожденные способности души, ставшие ее качествами. А идеи, то есть образы, легко осваиваются и нарабатываются теми, у кого есть соответствующие качества. Поэтому их и нет необходимости тащить с собой из воплощения в воплощение.

Человек, точнее, душа, освоившая способность познавать мир, легко и точно создает образы мира и вещей. Душа, научившаяся понимать людей, хорошо создает образы людей, а душа, познавшая себя, создает образ себя с такой точностью, которая обеспечит легкость решения задач разума. И так во всем. Чем совершенней душа, тем легче она творит необходимые для работы разума образы или отодвигает прочь имеющиеся в сознании помехи.

Если принять это, то станет очевидно, что главное, что нужно для повышения успешности разума, – это прицельное совершенствование души. То есть развитие способностей познавать, понимать, создавать образы мира и себя, строить представления и рассуждения. А во-вторых, действенным будет только воображаемый эксперимент, допускающий полное развитие тех орудий, что составляют разум. С него и начну.

Глава 2. Воображаемый эксперимент

Чтобы действительно понять, хорош ли мой разум, его нужно сравнить либо с другими разумами в совершенно равных условиях, либо вообще перестать сравнивать себя с другими. Его надо соотнести с теми задачами, которые вы перед собой ставите. Последнее кажется более уместным. Вглядимся.

1