Убийство в Трансильвании | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Обложка выполнена Петром Павловым по собственному рисунку.

Елена Ипсиланти кончиками суховатых пальцев, унизанных перстнями с крупными рубинами, отодвинула край тяжелой портьеры и, стараясь оставаться незамеченной, разглядывала вновь прибывших на площади перед замком. В надвигавшихся сумерках еще довольно отчетливо была видна легкая городская карета, два офицера в форме королевских жандармов беседовали с управляющим. Что им здесь понадобилось? И что вообще сегодня происходит?

Муж Елены был очень богатым человеком, ученым и промышленником. Он восхищался ее красотой и принадлежностью к знатному роду Ипсиланти, именно он в свое время купил для нее этот старинный замок в окружении Карпатских гор, сменивший много владельцев за свою бурную историю, уходящую корнями во времена Султаната. От ближайшего города замок отделяли около пятидесяти километров, не слишком далеко, но горная дорога делала его труднодоступным. После смерти мужа деньги довольно быстро стали утекать сквозь пальцы. Елене пришлось разрешить управляющему сдать северное крыло замка с высокой башней арендаторам. Сама же она вместе с дочерью поселилась в центральной части. Обслуживала замок цыганская пара Баро и Ружа, предки которых издавна служили его владельцам. После выхода в свет романа Брема Стокера «Дракула» появился большой интерес читающей публики к Трансильвании, но Елена на дух не выносила поклонников графа-вампира. Хуже них были только искатели кладов, которых притягивала в замок старинная легенда о хранящихся здесь сокровищах. Она согласилась лишь на присутствие группы кинематографистов, снимающих серию фильмов про прославленного монстра. Режиссер фильма, жизнерадостный и любезный француз Жорж Солье, подозрений в принадлежности к почитателям жуткого Дракулы вне съемок фильма не вызывал, он увлекался только кино. К тому же он сам и члены съемочной группы скрашивали скучноватую жизнь в «родовом» замке.

Однако сегодня весь день в замке творится что-то невообразимое. С утра приехал немецкий барон фор Канингер со своим секретарем. Барон был большим любителем истории и планировал организовать этнографическую экспедицию с целью выявления следов Римской Дакии в языковых наречиях сельской местности. Барон прекрасно говорил по-румынски. Он жаждал набраться живых впечатлений перед тем, как приступить к работе. С разрешения хозяйки Шандор поселил их в свободных помещениях башни, рядом с киногруппой. Там же жили приехавшие на каникулы друзья детства Виорики, дочери Елены, студенты будапештского университета Антон и Богдэн. А теперь откуда-то появились эти жандармы.

Черный ворон Карл, любимец хозяйки, запрыгнул на толстый дубовый подоконник и тоже уставился на приехавших. Елене пришлось отойти от окна. Тогда ворон важным тоном мажордома сказал: « Р-р-рика, Р-р-рика». Так Карл представил входящую Виорику. Увы, дочь Елены пошла в отца. Если девица постоянно торчит в библиотеке замка и взахлеб читает мудреные книги, если светским выездам она предпочитает конные прогулки в горах, если среди ее друзей сплошь шалопаи студенты, разве можно назвать ее благоразумной. Елена была прогрессивной женщиной и считала, что немного экстравагантности дамам не повредит, но внешний вид дочери ей решительно не нравился. Любимым нарядом этой сумасбродки были разнообразные брюки! Вот и сейчас она в широких кожаных штанах вернулась с прогулки. К тому же эта ее короткая супермодная стрижка, при которой один глаз всегда наполовину закрыт! Ружа, которая укладывала волосы им обеим, всегда говорила, отрезанные волосы – дурной знак, даже подкладывала из-за этого в комнату Виорики разные цыганские обереги. Сушеный чертополох и гвозди из подковы девушка мужественно терпела, но когда в дело пошли кожа змеи и кроличьи лапки, решительно потребовала больше к ней с оберегами не соваться.

Виорика радостно подошла к матери и, не обращая внимания на ее недовольный вид, чмокнула в щеку. Это тоже из новых манер. Елена закатила глазки.

– Там внизу жандармы, – как ни в чем не бывало, сказала дочь:

– Шандор говорит, они приезжали в деревню, но задержались, и просят разрешения остаться на ночь в замке.

Так просто все разъяснилось.

– Хорошо, скажи Шандору, что я не возражаю. И пусть пригласит их на ужин.

Вечером в рыцарском зале за ужином собралась на редкость пестрая компания. Помимо хозяек и студентов за широким столом сидели барон фон Канингер, его секретарь, режиссер Жорж Солье, кинооператор, исполнитель роли Дракулы англичанин Генри Скотт, двое жандармов, представившихся полковником Прутяну и ротмистром Нану. Ну, и конечно, управляющий замком Шандор, недавно сменивший на этом посту старика Стефана, вынужденного уехать на лечение по настоянию сына.

Разговор шел о политике, обсуждали, будет ли война, и, если будет, на чьей стороне окажется Трансильвания. Студенты и Жорж Солье сходились на том, что война непременно будет и начнется буквально в скором времени. Остальные собравшиеся были настроены скептически, в Европе война невозможна. Однако никто не сомневался, что, случись и вправду война, глупо было бы воевать за Австро-Венгрию, если, конечно, наследник Франц Фердинанд не даст Трансильвании автономию.

В присутствии кинематографистов нельзя было избежать разговора о кино. Первые два фильма о Дракуле уже демонстрировались в центральном ресторане города, специально для этого оборудованном, и, несмотря за бессовестную цену билетов, пользовались феерическим успехом. Генри Скотт стал самым популярным человеком в городе, а мистический вампир-зомби во втором фильме навел на жителей такого ледяного ужаса, что стали даже раздаваться голоса протеста против показа фильма, что, естественно, только способствовало его популярности.

Елена фильма не видела и сохраняла высокомерное молчание. Видимо, стараясь задобрить ее, полковник стал уверять, что своим успехом фильм обязан в большей мере неповторимой средневековой красоте ее замка. Разговор поддержал управляющий Шандор, посвятивший много времени изучению замка.

– О! Это интереснейший замок! Оплот противодействия Османскому вторжению, настоящая крепость. Может выдержать любую осаду. Здесь есть и подземные казематы, и тайные ходы, даже подземный проход до деревни. На нижнем выступе башни есть уникальный дождевой колодец, во время дождя туда по желобам стекает вода с верхнего выступа. В колодце всегда есть вода. Так что, даже если перекрыть доступ по подземному ходу к реке, взять замок измором будет почти невозможно.

Студенты и киношники принялись обсуждать подмеченные особенности и детали замка, его прекрасную укрепленность на случай военных действий. Но барону, единственному хранящему молчание во время разговора о предполагаемой войне, хотелось поговорить о фильме.

– Я видел ваш фильм, – довольно сухо произнес чопорный барон, обращаясь к Солье:

– Не дурно. Но больше всего меня поразил человек, сыгравший роль зомби – мертвеца, укушенного Дракулой. Он поразительно напомнил мне одного авантюриста и охотника за сокровищами Георга Кришана, ныне, как я надеялся, пребывающего в константинопольской тюрьме. Должен заметить, что попал он туда не без участия вашего покорного слуги. Лицо у него очень приметное, будто сдавленное с двух сторон. Мне дали его фотографию для сравнения. Не расскажите, как он попал в ваш фильм?

При этом взгляд барона, холодный и внимательный, приобрел выражение угрозы и опасности. Секретарь Канингера достал из походного планшета небольшую фотографию и продемонстрировал обществу. Жорж Солье и оператор выглядели неприятно удивленными, Шандор как будто даже испугался. Барон ждал ответа.

Но по счастью тема зловещих проходимцев совершенно не интересовала хозяйку дома, Елена даже находила бестактным обсуждать подобное при жандармах, которые к тому же заметно насторожились. Она жестом подозвала Баро, разливавшего темно-красное вино по бокалам, и попросила его сыграть для гостей на своей старинной скрипке. Игра Баро была великолепна, и никому больше не захотелось возвращаться к неприятной теме. Затем режиссер напомнил Генри Скотту о ранних съемках, намеченных на завтра, поблагодарил Елену, и они попрощались. Все-таки режиссер – приятный гость. Офицеры напросились посмотреть киностудию, и ушли вместе с оператором. Молодежь осталась поиграть в лото, к ним примкнул Шандор. Вечер удался.

1