Как справиться с самой собой | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Все началось с того, что я заметила скуку в глазах мужа. Сначала не придала этому значения. Может быть, из-за того, что смотрел он в тот момент не на меня, а на мою подругу. Надо признать, что к Анюте он всегда относился «не очень». Это у него наблюдала с того времени, когда мы и женаты еще не были. Сколько же той истории было лет? Так! Мы в браке шесть лет. Если быть точной, то шесть с лишним. До того были знакомы сколько? Три месяца точно. Это что же получалось? Мы вместе с Игорем уже семь лет? Даже больше. Срок приличный. И еще, говорят, что каверзный. Почему так, не знала. Говорят, и все. Ну, про эту годовщину мне уже много позже пришло в голову. Но она раздумий прибавила. Может быть, оттого, что супруг мой праздники любил, и это отметила в нем еще до замужества, еще на стадии его за мной ухаживаний. В смысле, всегда их умел выискивать, а потом выставлять как повод для того, чтобы отметить. Правда, по-своему. Только это уже очень личное. А в этот раз, пропустил, и это настораживало.

Или, ладно, расскажу. Если уж взялась откровенничать, то обычно у нас с ним бывало так: подойдет, взглянет таинственно, задаст наводящий вопрос, изобразит возмущение моим незнанием темы, движением фокусника достанет из-за спины цветы, чмокнет в щеку, дальше все его действия будут направлены на то, чтобы скорее оказаться со мной в постели. Понятно, что я сейчас упростила и сократила изложение привычек супруга. Но то, что он у меня фантазер, выдумщик и весельчак, было фактом. Например, мы, таким образом, отмечали первый мой взгляд на него, наш первый танец, его первое провожание меня до дома и наш первый поцелуй. Все эти четыре события, должна сознаться, произошли в один день. А отмечали мы их четыре дня подряд, так как этот Змей Искуситель сказал, что каждое из них очень значимое и их празднование нельзя мешать в одну кучу. А потом вспоминал о них на протяжении трех месяцев. После того, как к ним прибавил еще множество значимых, с его точки зрения, событий, требующих отмечания, то у него получалось, что чуть ли не каждый день праздник. Я призадумалась и решила, что такие отношения стоило узаконить, тем более что, начиная с третьего месяца знакомства, он и сам мне это предложил.

Когда мы с ним расписались, подозревала, что у моих родителей с души свалился огромный камень. Как было иначе? Я у них единственная дочь, надо мной дрожали, за меня волновались. До поступления в институт меня ни на шаг не отпускали без присмотра. Собственно, и то, что стала студенткой, не многое изменило. Опека и строгое воспитание продолжались. А на пятом курсе, нате вам, девочка вышла из-под контроля и стала где-то и с кем-то пропадать. Не приходила после занятий вовремя домой, не звонила и не предупреждала, что задержится, а являлась чуть не ночью, иногда даже после одиннадцати. Больше всех переживала мама, от нее мне и приходилось чаще получать нагоняй.

После того, как подали в ЗАГС документы, привела Игоря домой знакомить с родителями. Приняли они его настороженно. Долго присматривались, задавали разные вопросы, потом повздыхали немного, но согласие на нашу свадьбу дали. По первой их встрече не было понятно, как он им показался, уже позже поняла, что в целом жениха моего они одобрили. А как узнали поближе, то успокоились совершенно, решив, что он мне подходил. Так и сказали, что выбором моим остались довольны. И действительно, мужчина он положительный: собой видный, старше меня на семь лет, а значит, намного опытнее, без вредных привычек, по жизни шел твердо, успел достичь результатов. Это, разумеется, было видением родителей.

У меня получилось заиметь собственное мнение. И из всего, что в женихе подметила, больше всего нравилось его внимание ко мне, это конечно, но еще легкий характер и общительный нрав. Почему они? Наверное, сама была на людях, как бы сказать, несколько скованна, что ли. А с ним мне было хорошо и свободно. После недели знакомства казалось, что знала его всю сознательную жизнь. Могла ему доверять и общалась, чуть ли не как с братом. Ой! О чем это я? Нет, это не про него! Ну, да хватит, а то, что-то увлеклась.

Познакомились мы с ним в кафе. В центре Москвы. С девчонками пошли отметить окончание сессии. Как раз, Анюта и потащила нас в это заведение, чтобы отметить завершение зимних экзаменов. Договорились отправиться туда чисто девчоночьей компанией и с уговором, никого больше за наш стол не пускать, ребят, то есть, и танцевать, не соглашаться ни с кем. Почему так? Теперь уже и не помнила. Но уговор был точно.

Мы, вчетвером, сели за стол и заказали себе коктейли. Настроение было прекрасным. Больше часа что-то обсуждали, как вспоминается, с увлечением. Точно уже не могу сказать, но над чем-то постоянно хихикали. А потом к нам начали приставать, с приглашениями потанцевать. К Анне подошли к первой. Она, как и договаривались, отказалась. Ее отказ нас, почему-то позабавил и развеселил еще больше. А там, как игра, какая у нас получилась. Вернее, у моих подруг. Их приглашали на танец, а они всем отказывали. Отчего это казалось таким веселым, сейчас уже не представляла. Но и тогда мне скоро стало не так смешно. Это потому, что ко мне с такими предложениями никто не обращался.

Было, отчего призадуматься. Я не была хуже или лучше их, старше или моложе. Вроде, все в равных условиях, а их приглашали, меня нет. На губах моих еще продолжала играть улыбка, а в мыслях начало зарождаться напряжение. В чем было дело? Беспокойство поселилось внутри меня и стало, мало и помалу, разворачиваться и разрастаться. Я принялась осматриваться. Быстро сообразила, что к подругам проявила живой интерес компания мужчин за столом наискосок и справа. Их там было человек восемь-девять. Что-то тоже отмечали.

Именно та публика атаковала наш стол, но только не меня. На вид тем мужчинам было за двадцать пять точно, а некоторые выглядели и старше, где-то к тридцати пяти. Они сидели здесь давно. Когда мы пришли, компания уже веселилась. Но внимание мы на них обратили после того, как те стали, по очереди, наведываться к нашему столу, с предложениями станцевать. Я отметила, что кроме одного, все успели попробовать счастья и не по разу. Могла еще предположить, что отказы девчонок их раззадорили, от этого стали к нам присматриваться и заподозрили какую-то игру. Иначе, откуда взялось повышенное возбуждение в их рядах и откровенное нас рассматривание? Так или нет, но долго голову над этим ломать не пришлось. Нам надо было собираться по домам. Наш лимит времени подходил к концу. Мы все были дочками строгих родителей, и домой надо было явиться вовремя. Поэтому расплатились и собрались покинуть зал.

Я почувствовала касание чужой руки к моему локтю, когда уже придвигала стул, чтобы не мешал обойти стол и догнать подруг. Они, кстати, заметили мое отставание и притормозили рядом с винтовой лестницей на первый этаж. Но дальнейшее мое поведение вызвало у них недовольство, отчего Анна фыркнула, так понимала, выразив общее мнение, и увела всех за собой в гардероб.

– Не спешите, девушка. Разрешите вас пригласить на танец. Пожалуйста.

Наверное, я о чем-то задумалась, а он отвлек меня от мыслей, так как на мужчину взглянула удивленно и отстраненно. Почему дальше все произошло так, а не иначе, затруднялась сказать. Только, как будто, не я, а другая, кивнула утвердительно и пошла с ним, чтобы танцевать. Уже когда почувствовала тепло его рук у себя на спине, стала припоминать, что это был тот мужчина из-за соседнего стола, который сидел все это время на своем месте, много курил и имел отрешенный взгляд, куда-то поверх моей головы.

Только я его совсем не рассмотрела. Ни когда сидел, ни когда танцевали. Почти сразу начала себя корить, что нарушила уговор, согласившись пойти с ним танцевать. Перед подругами сделалось неудобно. И неловко теперь было прервать танец. Не чаяла, когда он кончится. Даже не дождавшись, пока смолкнут последние звуки мелодии, буркнула ему что-то неразборчивое и заспешила на выход. Краем глаза заметила, что, вроде бы, шокирован, на месте на какие-то секунды оставался стоять, это было точно.

Но мысли о нем меня тогда не занимали долго. Уже очутившись на каменных ступенях и спустившись к гардеробной, забыла о его существовании совершенно. Вытянула шею в направлении вешалок, чтобы рассмотреть ожидающих меня подруг, и приготовилась отбиваться от их нападок за то, что была злостной нарушительницей договора. Только никаких едких высказываний не случилось, обыкновенного недовольства моим поведением тоже. Девчонок вообще не оказалось около раздевалки. Покрутила головой, раскрутилась сама на месте вокруг собственной оси, никого не увидела.

1