Зачем только я в это ввязалась | Страница 1 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

Мне двадцать пять и я уже всего достигла. Не верите? Сейчас все докажу. Вот скажите, о чем мечтают девушки. Затрудняетесь так сразу ответить? Не стесняйтесь, расслабьтесь и помните, что говорим сейчас без свидетелей, и наши откровения никому не станут известны. О замужестве мечтают? Обязательно! И некоторые чуть ни с детского сада. И поначалу пределом мечтаний был Ванечка или Стасик, те мальчики, которых в группу за руку приводили их нарядные мамы. А особо одаренные от природы девочки успевали еще до школы стребовать с некоторых юных представителей мужского пола клятвы в любви и обещание жениться. У вас такое было? Так да или нет?! Вот, было, и я об этом!

И уж конечно замуж надо выходить, не абы как, а удачно. Что это значит? Вот здесь мнения могут разойтись. Потому что кому-то нужна большая любовь, кто-то от успешного брака требует резкое увеличение собственного материального состояния, кому-то вынь и положи красавца, а иначе никак. И перечислять можно долго, практически, до бесконечности. Но есть такие мечтательницы, которым для счастья надо сразу все. Это, конечно, круто. Кто же спорит?! Но вот такая неуемная фантазия частенько приводит прямиком к одиночеству. Так могли десятилетия тикать, шуршать страницами многочисленных календарей, а подходящая кандидатура в мужья не отыскаться.

И представьте себе, лично я оказалась из таких. Из неуемных мечтательниц я. А на самом-то деле родилась в простой семье рабочего и крестьянки. Не в столице родители жили и даже не в ее области, а в далеком лесном крае, где люди рассвет встречали на несколько часов раньше москвичей. Казалось бы, откуда было взяться буйной фантазии? Меня же мама чуть свет поднимала и за несколько километров топать в школу заставляла, а после еще приходилось в огороде спину гнуть. Но факт оставался фактом, что к моменту, когда подружки начали встречаться с парнями, уже знала, что моя судьба обреталась где-то не в здешних просторах. А потому с легкостью покинула отчий дом и отправилась на ее поиски.

Сначала искала нареченного в областном университете. Не нашла. И стала собираться на запад. Взяла с собой красный диплом и все прочие документы, необходимые для трудоустройства. Приехала в аэропорт с чемоданом и только там задумалась, куда лететь. Нет, легкомыслие во мне имелось, но в допустимом объеме. Просто решила положиться на случай, а так-то мне адреса надавали и московские и питерские, и омские и томские. Земляки наши, знаете ли, по всей России матушке расселились к тому времени, и имелись даже в Канаде, причем именно там жил один мой дальний родственник. Но свободное место оказалось в самолете, летящем до Москвы. Судьба!

Когда прибыла в столицу, сразу отправилась к троюродной сестре маминой племянницы. Встретили меня там радушно. Но у москвичей очень жестко стоял квартирный вопрос. Не хотелось никого стеснять, поэтому подыскали мне маленькую квартирку на окраине, заранее познакомив с девушкой, с которой предстояло жилплощадь делить. Людмила была одного со мной возраста и тоже приехала в Москву счастье искать или просто заработать деньжат. Меня, кстати, Ольгой зовут. А то говорю и не представилась…

Так вот, мое счастье отыскалось ровно через месяц, как устроилась на работу. С документами меня послали в другой наш офис, а на выходе из здания оно и подвернулось. Вернее, он. Учредитель фирмы… О чем это я, не важно же, какая фирма, тем более, что у Вадима их несколько. Он меня нечаянно задел. Слегка. А его охранник взялся коршуном нападать, мол, смотри, куда идешь, раззява. Мне стало обидно, вот и поднесла платок к глазам. Без всякого там рисования и работы на публику. А бизнесмен меня заметил, остановился рассмотреть и потом извинился. Не верите? Чистую правду говорю. С того и началось наше знакомство. Потом был месяц ухаживаний, и мы поженились. Снова не верите? Напрасно! Наша земля знаете, каких красавиц родит? Ого! У многих сибирячек и рост, и грудь, и талия, и глаза, и румянец, что надо. А меня родители наградили всем этим одновременно. Прибавьте сюда легкий характер, и получите, как есть, Ольгу Викторовну Наумову.

Вот так исполнилась моя мечта. Я встретила красивого, умного, обаятельного, очень богатого мужчину средних лет, который на третий день знакомства заявил, что всю жизнь мечтал о такой женщине, как я. Не замечательно ли?! Он нашел меня, а я – его. И как еще после этого принялся ухаживать!.. Мне казалось, что быль закончилась, и наступила сплошная сказка. Ну, кто бы отказался от такого подарка судьбы? Я не из тех. Мертвой хваткой за Вадима не цеплялась, конечно, но и из поля зрения не выпускала. А то, знаете, охотниц до чужого счастья, их ведь всегда хватало…

И теперь мы стали мужем и женой. Наш брак длится около трех лет. По словам подруг, такого счастья, как наша семья с Вадимом, просто не может существовать в реальности. Ан, нет, существует. Вот же она. И между нами любовь и согласие. Дом наш – полная чаша. И это, заметьте, скромно сказано. Муж мой, конечно, много трудится, и это понятно, такие деньжищи наживает. А я отвечаю теперь за домашний уют, так сказать. То есть, сижу дома и его жду. Нет, у меня все есть, включая возможность пойти в любой театр, слетать, хоть на пару часов или долее, в любой город мира. Захочу искупаться, к примеру, то могу выбирать не бассейн в городе, а любое море на земном шаре. А приспичит окунуться в Северном Ледовитом океане, так мне и там, наверное, это устроят, в смысле, водичку подогреют. Но в основном, да, сижу дома. Вот такой домоседкой меня мама воспитала. А без особого дела, знаете ли, скучно. Вот если бы дети были… Но Вадим сказал, что еще не время, и что за меня очень волнуется. Беременность, нагрузки, перегрузки… Мало ли что?! А я ему очень дорога. Он клялся мне в этом, если не каждый день, то раз в месяц точно.

* * *

Людмила позвонила мне часов в двенадцать. Конечно же, днем. Хотя ей не возбранялось набирать мой номер в любое время суток. Вот такими близкими подругами стали, хоть и прожили в одной квартире всего месяц. Да, это была та самая девушка, с которой снимала жилье по приезду в Москву. Мировая девчонка. И собой очень даже привлекательная. Не знала только, отчего ей не везло в личной жизни. И сама была хороша, и характер спокойный, преданный, а в любви у нее что-то не клеилось. А уж как Люде замуж хотелось… И при том, уверена, из нее получилась бы отличная жена и хозяйка. Поэтому, когда она мне намекнула пару месяцев назад, что начала встречаться с необыкновенным, единственным в своем роде мужчиной, была за нее очень рада.

– Оль, ты сейчас где? – поинтересовалась она у меня каким-то скучным голосом.

Я поспешила ее успокоить, что не заграницей, а в России и даже в Москве. А еще подумала, что вот ни одна скукой маялась в выходной день, муж-то мой в последние полгода совсем в работе увяз, даже по воскресеньям начал совещания устраивать.

– И что делаешь? – совсем уж грустно спросила она меня.

Что на это было сказать? Ничего не делала. От этого меланхолия напала и грозила в совсем упадническое настроение вогнать. А чтобы попытаться развеяться и уйти от унылой, хоть и сказочно богатой, действительности, взяла в руки книгу и принялась читать. Но взгляд скользил, скользил по обложке, по строчкам, а настроение не улучшалось. Пока, во всяком случае. Хоть и обложка была такая веселенькая, и эльф шустрый необыкновенно все норовил нашу попаданку разными затейливыми способами соблазнить, а меня что-то роман не зацепил.

– Почитать тут устроилась. А ты? Что-то у тебя голос…мне не нравится. Ничего не случилось, Людочка?

– Ну, как?.. – мне все больше и больше этот разговор не нравился. Вот ведь уже и еле сдерживаемые слезы у подруги расслышала.

– Люда! Не тяни. Отвечай четко. Что случилось?

– Видишь ли…я в больницу загремела, – и на том конце связи отчетливо расслышала всхлип, а дальше подруга начала с надрывом сморкать нос.

– Ух! В какой ты клинике? Сейчас приеду.

– Не надо, – невнятно проплакала Люда. – Ни в коем случае. И мне уже нормально.

– То есть?! У тебя инфекционное отделение, что ли? Почему не надо приезжать? Могут не пустить? Эй! Хватит носом хлюпать. Толком сказать можешь, что с тобой?

– Видишь ли…я ногу сломала. Сложный перелом, смещение и прочее.

– Так почему же мне нельзя приехать? А звонишь тогда зачем? Чтобы расстроить и не дать возможности руку помощи протянуть? И что ни говори, а голос у тебя странный. Что-то ты еще от меня скрываешь, Людмила.

1