Зачем только я в это ввязалась | Страница 6 | Онлайн-библиотека


Выбрать главу

– Ого! Ничего себе мелочи!

А я не поняла, он, про что, это говорил…

– За дорогой смотри!

– Да чего там?! Я про костюмчик же! Интересно, такой на сколько баксов тянет?

– Не отвлекаемся, Ольга Викторовна! – прокашлялся Григорий. – Вы утверждаете, что, зная про прослушку, от кошелька избавиться нисколько не желали и, вообще, наш договор исполнили в точности. Так?

– Конечно!

– О, женщины! – присвистнул Гарик.

– За дорогой смотри! – набросились на него мы оба.

А потом Григорий отдышался и начал мне перечислять.

– Я вам поверил. В здание одну отпустил. Вы сказали, что там охрана на каждом шагу. А она там только при входе и состоит из одного пенсионера.

– Как же, как же?.. Он такой габаритный же мужчина! Там еще и этот, турникет, кажется, был.

– Был! И я его легко перепрыгнул. И меня даже не попытались остановить. Охраннички!

– Да кто же тебя смог бы остановить?!! – это снова Гарик объявился.

– Друг, дай поговорить, а? Замолкни уже? – возмутился Григорий, а водитель обиженно засопел и стал смотреть исключительно на дорогу.

– И вот бегу я на сигнал…

– Что?! Эта штука еще и мое местоположение показывает?!

– А как же! – засверкал глазами Григорий уже на меня. – И эта штука, и… Вот я болван! – ударил он себя вдруг ладонью по лбу. – Надо же было с сигналом телефона свериться!..

– Это все паника, наверное… – решила оправдать я свою охрану и, так сказать, мосты навести для урегулирования конфликта.

– Да! – кивнул он мне сгоряча, но тут же напрягся. – Нет! Я не паниковал! Действовал я. Стремительно очень действовал.

– Понятно! Конечно!

– Преследую объект, а он давай по зданию метаться. Туда – сюда, туда – сюда! А попробуй, разберись, какой коридор проходной, а какой тупиком заканчивается… Вот если бы с самого начала рядом находился, то…

– Да понятно! Чашку с тем кофе налету бы подхватил!

А что, я серьезно это сказала. Но Гарик, давай хохотать. Григорий же, только что смотрел уже добрее, и вот вам…

– Что бы я еще повелся! Никогда! Так и буду ходить рядом. Отныне и во веки вечные!

– Аминь!

– Гарик!

– А вечером во всем Вадиму Андреевичу повинюсь. Вот так!

– А надо ли? Гриш? – подхалимски заглянула ему в глаза. – Чего виниться-то?! В чем проблема? Ничего же не случилось! Фифа та дура, и мы про нее все дружно забудем. Правда, Гарик?

– Я за дорогой слежу!

– Как же ее забыть? Я же к ней подбежал…вернее к объекту, испускающему сигнал, а портмоне в ее руках. Ну, рявкнул, возможно: «Где?!» И на кошелек указал. А она в него двумя руками вцепилась и нахально соврала: «Ничего не знаю, это мое!» Ну, я и…

– Забудь! Неприятная эта Вера во всех отношениях. Но ведь, из всего-то, какая моя провинность? Что вышла к машине на десять минут позже?! Так я костюм замывала…

– Вот так вот, да?.. – с сомнением посмотрел в мою сторону Григорий, а я пожала только плечами. Перевел он взгляд на Гарика, но тот тоже не отреагировал, а продолжил спокойно рулить.

– Нет, если желаешь доложить мужу, где мы были, так это, пожалуйста. Тайны в этом никакой нет. Это работа Людмилы. Помнишь, вчера в больнице ее навещали? Вот! Я ее просьбу исполняла. И со мной ничего в этом офисе не случилось. Нет же? А костюм испачкала, так муж не в курсе, сколько у меня их. Выброшу, и все. А ты как хочешь, можешь и сказать, что завел меня за турникет и сам у выхода ждал. Можешь и просто сказать, где были. Решать тебе. Но, на мой взгляд, история пустячная.

– Да, – подал тут голос Гарик. – В смысле, приехали, господа.

И вечером выяснилось, что у меня появился рычаг давления на Григория. А может даже, и на Гарика. Потому что один вообще не доложил супругу о том пустячном случае, не обмолвился о поездке и второй.

* * *

Когда уже приехала домой, вдруг подумала, что это Людмила в подполье ушла. Неужели, у нее процедуры так долго длились? Потом не выдержала и сама набрала ее номер. И удостоверилась, что телефон подруги отключен. Чудненько! У меня голова под завязку забита ее проблемами, а она…хотя конечно, в больнице мог быть режим. Что там в это время, тихий час больным положен?

– Наверное. А мне не мешало бы пообедать.

В столовой, как обычно, для меня одной уже накрыли стол. Он был рассчитан, как минимум, на двенадцать персон. Но день изо дня за ним восседала я одна. Скромненько так присаживалась на одном его конце. А почти вся его поверхность так и оставалась полированной, лаковой. И изредка компанию мне составлял Вадим. В основном по вечерам, за ужином. Но в последнее время что-то совсем заработался, уже, наверное, от домашней пищи отвык, несчастный мой трудоголик.

– Эх! Хоть бы ребенка родить, что ли?..

На такой грустной ноте я пошла из столовой в кабинет мужа. Почему туда? Решила, что его обстановка, самое то, что нужно для серьезных размышлений. А подумать мне было, над чем. В первую очередь мучило ощущение, что сегодня со мной все творилось не то и не так. У вас бывает такое? Вот и у меня раньше не было. А сегодня… в общем, было над чем подумать.

– Что же это получается? Они же серьезно мне работу предложили. Чудеса!

Подняла я глаза к потолку, сидя в глубоком кожаном какого-то там века антикварном кресле супруга. И в памяти отчетливо всплыл разговор с Алей, а потом и с этим, Сергеем… Павловичем или Петровичем?

– Что-то я отчества его не припомню. Нет, посмотрите-ка! Сначала эта Аля все путала, а теперь у меня в голове что-то все стираться начинает. Не заразное ли у них там поветрие?..

Далее начала обдумывать, чтобы значила фраза, что Людмила дала мне рекомендацию.

– Да. Аля так и сказала. Что дала, и ее слово дорогого стоило, и настолько, что мне вовсю светил зеленый свет и даже с оригиналами документов могла не торопиться. Погодите-ка! А откуда у Людки копии моих диплома и трудовой? Хороший вопрос!

От подобных мыслей делалось тревожно. Вот прямо сидела так, крутила в пальцах карандаш, и некие не очень-то хорошие предчувствия начинали заползать в душу.

– И вообще, что за должность у нее там с некоторых пор нарисовалась, что к ней стали так прислушиваться? Что-то не стыкуется. Тем более что сама поняла, будто именно на ее это золотое место меня и сватали. А это же…да нет, они же меня секретарем этого Сергея, как там отчество-то, черт, не хочет запоминаться. Он еще мне сказал, чтобы не геройствовала, а… Точно! Меня брали его личным секретарем. Людка и секретарь?! Не вяжется! Ох! Какой-то кабинет у Вадима!.. Что-то мне здесь не думается!.. Вопросов стало еще больше.

И тут зазвонил мой телефон. Глянула на экран. Людмила! Отлично. Попалась, голубушка!

– Привет. Как здоровье? Почему так долго не звонила? Обход, процедуры, обед, тихий час… А, я так и думала! Слушай, как отчество у твоего Сергея? Как, как, Петрович?.. Вроде сходится…А, нет, это я так, о своем тут подумала. И еще я хотела тебя спросить. Ты трудишься там кем? Почему это спрашиваю? Да, я… Что? Алла? Кстати! И про нее хотела у тебя узнать… Дело в том, что та девушка назвалась… Ах, вот оно что, у нее ребенок заболел, значит. Ну что же, тогда все сходится. Почти. Но остались еще вопросы. Так вот, ответь мне, Людмила… Да что же ты меня все перебиваешь? Нет, я понимаю, что тебе не терпится узнать про… Ну, вот, опять! Что там у тебя случилось? Кто пришел? Ах, Сергей! Так вот я и хотела тебе сказать, что твой Сергей… Стой, стой, стой!!! Не отключай, это важно! Ну, надо же!..

И что, спрашивается, я у нее выяснила? Да почти ничего! Видите ли, возлюбленный в палату вошел! И она сразу трубку бросила. Вот так. И даже добытая мной информация перестала ее интересовать. Разве это правильно? Сама же на задание послала!

– Раз так, то и быть по сему!

Если ее перестали интересовать вопросы про фифу Веру, то мне оно уж точно не надо было. Я решила из головы все выбросить и пошла читать дальше фэнтези. Очень удобно устроилась с книгой в гостиной и провела так несколько часов. А к ужину приехал Вадим. То-то у меня радости было. В холл выпорхнула – встречать мужа.

– Кисонька, как день провела? – ритуальный вопрос, однако.

– Нормально, но по тебе очень скучала.

И поймала себя на мысли, что и мои ответы стали, однако, смахивать на заезженную пластинку. Но потом окинула Вадима любящим взглядом, встряхнула своей ухоженной золотисто-блондинистой гривой и тепло ему улыбнулась. Красавец! Ох, красавец. И такой мужчина мне достался! И сразу как-то захотелось к нему прижаться, о волевой подбородок макушкой нежно потереться. Он же за эту привычку и прозвал меня «кисонькой». И вот я уже была рядом и к груди супруга прилипла.

6